18+
  1. Чайка прервал молчание

Чайка прервал молчание

Чайка прервал молчание
После обвинения генпрокурора на парламентских слушаниях следователей СКР в укрывательстве преступлений, межведомственный конфликт двух соперничающих ведомств вышел на новый уровень.

Если ранее глава надзорного ведомства сетовал лишь на игнорирование следователями прокуроров, то теперь он говорит о том, что представители СКР занимаются «новой формой укрывательства преступлений». По словам эксперта, после критики генпрокурора межведомственный конфликт выйдет на новый виток.

Генпрокурор Юрий Чайка в понедельник прервал молчание и начал новый раунд взаимных претензий следователей и прокуроров. «Прокуроры должны быть наделены правом возбуждения уголовного преследования — по этому пути идут все ведущие страны: США, Франция, ФРГ, Великобритания и другие», — безапелляционно заявил генпрокурор на парламентских слушаниях в Совете Федерации.

В России, по его словам, по целому ряду направлений уголовную политику формируют следователи, имеющие часто меньший опыт, чем прокуроры. «Как ни парадоксально, но по делам следователей у прокурора нет возможности вмешаться в защиту права на свободу и личную неприкосновенность. Мы ежегодно располагаем сотнями примеров, когда мера пресечения избиралась по ходатайству следствия без учета позиции прокурора. С 2008 года таких случаев было более тысячи», — заметил Чайка.

В результате за 2012 год и первую половину 2013-го, по статистике Ген­прокуратуры, 2400 ранее задержанных и арестованных получили право на реабилитацию за незаконное уголовное преследование. А произошло так, по версии Чайки, из-за того что прокурор сегодня не вправе прекратить уголовное дело, даже если совокупность собранных доказательств свидетельствует о невиновности человека.

Чайка прервал молчание

Юрий Чайка. Фото с сайта vff-s.narod.ru

По словам главы надзорного ведомства, законодатель наделил прокурора правом требовать от следователя устранить нарушение закона, но ничем не подкрепил это право. В частности, следователи могут совсем игнорировать требования о предоставлении уголовного дела или материалов доследственной проверки прокурором, в результате решения о возбуждении уголовного дела не принимаются следователями годами.

«По сути, речь идет о новой форме укрывательства преступлений и ухода виновных от ответственности», — заявил Юрий Чайка, напомнив, что за это время утрачиваются доказательства или истекает срок давности. По словам генпрокурора, законодатель недостаточно прописал полномочия прокурора на досудебной стадии уголовного судопроизводства, в результате закон не обязывает следователя направлять прокурору копии решений о продлении сроков следствия.

Генпрокурор подверг критике и подготовленный СКР законопроект, позволяющий следователю обжаловать в суде решение прокурора об отказе в направлении дела в суд. «Нонсенс, когда два лица одной стороны уголовного процесса соперничают между собой», — заметил г‑н Чайка.

Источник РБК daily в ведомстве назвал критику генпрокурора необоснованной. «Руководство страны не раз давало высокую оценку работе Следственного комитета. Что же касается предложения наделить прокуроров правом возбуждения дел, то это вообще глупость несусветная. Главная цель проведенной реформы следствия — в разделении полномочий на следственные и надзорные, генпрокурор же предлагает, по сути, все отменить и вернуть, как было», — прокомментировал источник в СКР.

«После резких высказываний Юрия Чайке становится понятно, что межведомственный конфликт не разрешился, он всего лишь на какое-то время ушел из публичной плоскости, — считает доктор юридических наук Андрей Скоробогатов. — Сейчас следует ожидать ответа Александра Бастрыкина, он явно найдет что сказать коллегам из надзирающего ведомства».