18+
  1. Что пошло не так в бизнесе фаворита «Газпрома» Зияда Манасира

Что пошло не так в бизнесе фаворита «Газпрома» Зияда Манасира

Что пошло не так в бизнесе фаворита «Газпрома» Зияда Манасира
«Эта компания наращивает мощь не по дням, а по часам», — с восхищением говорили еще пять лет назад начальники «Газпрома» в регионах о «Стройгазконсалтинге». Почти 30 000 сотрудников компании вели одновременно 10 крупных строек концерна, включая обустройство гигантского Бованенковского месторождения на Ямале.

ЦитатаНастоящая история громкой сделки между миллиардером Зиядом Манасиром и чеченским бизнесменом Русланом БайсаровымКонец цитаты Под светом прожекторов работа шла круглые сутки. В 2009 году у компании Манасира было 7000 единиц тяжелой техники, а у старых подрядчиков «Газпрома» вроде «Стройтрансгаза», принадлежавшего бывшим соратникам Рема Вяхирева, — почти втрое меньше.

Заказы на строительство от сырьевых компаний, в первую очередь «Газпрома», уже тогда приносили компании этнического иорданца Зияда Манасира (№41 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes, состояние — $2,5 млрд) более $2 млрд в год. Статус одного из крупнейших подрядчиков газовой монополии позволял ему удерживать первые позиции в рейтинге Forbes «Короли госзаказа». Но теперь все изменилось: новых контрактов почти нет, а по старым счетам «Газпром» расплачивается с давним партнером неохотно. Что произошло с бизнесом Манасира?

Взлет и падение

Зияд Манасир родился в Иордании, учился в Баку, а бизнесом начинал заниматься в Сибири: в середине 1990-х у него был домостроительный комбинат в Тюмени. Он строил жилье в Оренбургской области и общежития для «Тюменбургаза». Пропуск на стройки «Газпрома» Манасиру мог обеспечить его хороший знакомый — бывший первый секретарь Оренбургского обкома Виктор Поляничко. Там же, в Оренбурге, начиналась карьера товарища Поляничко по партии Виктора Черномырдина — будущего главы «Газпрома», позже премьера российского правительства.

Сын Поляничко Петр в 1995 году стал владельцем 20% созданного Манасиром «Стройгазконсалтинга». В 2001 году власть в «Газпроме» сменилась — место Вяхирева занял Алексей Миллер. А у «Стройгазконсалтинга» появился новый акционер — дочь друга юности Владимира Путина генерала Александра Григорьева, бывшего замдиректора ФСБ и главы питерского УФСБ. Ольга Григорьева вышла из бизнеса Манасира только в 2009 году. К тому времени «Стройгазконсалтинг», по собственным оценкам, осваивал 12% строительных бюджетов «Газпрома».

До прошлого года Манасир занимал вторую строчку в ежегодном рейтинге Forbes «Короли госзаказа». Выше — и тоже благодаря «Газпрому» — был только основной владелец «Стройгазмонтажа» Аркадий Ротенберг, еще один близкий друг Путина. За четыре года президентства Дмитрия Медведева «Стройгазконсалтинг», по расчетам Forbes, выиграл подряды госкомпаний почти на 730 млрд рублей. 2012 год принес компании заказы еще на 80 млрд рублей. Но дальше отработанная годами система дала сбой.

Контракты «Газпрома» тают на глазах — за 2013 год, по подсчетам Forbes, Манасиру удалось выиграть их только на 35 млрд рублей — это почти вдвое меньше, чем годом ранее. «Стройгазконсалтинг» форсирует диверсификацию бизнеса — бьется за стройки «Транснефти» и подряды на дорожное строительство. Но общая сумма крупных госконтрактов, полученных компанией Манасира за прошлый год, все равно сильно снизилась — с 80 млрд рублей до 64 млрд рублей.

«Никогда, ни при каких обстоятельствах твой бизнес не должен зависеть от одного заказчика, особенно если это государство» — так объясняет главную ошибку Манасира один из его соседей по списку Forbes.

Зависть человеческая

С осени 2013 года форумы в интернете, на которых общаются сотрудники строительных компаний, работающие вахтовым методом, заполнили тревожные сообщения. Жаловались сотрудники «Стройгазконсалтинга»: «…зарплата держится на одном уровне, объектов новых нет, обстановка накалена, людей со стройки отправляют в отпуска», «зарплату за август выдали только в начале октября, отпускные тоже приходят с опозданием, даже переезд сотрудника с одного участка на другой — за свой счет».

Под конец года на финансовые трудности пожаловался сам Манасир. Всегда осторожный, аккуратно подбирающий слова, он неожиданно пошел на открытый конфликт с газовой монополией. В октябре Манасир написал письмо на имя главы президентской комиссии по ТЭКу Игоря Сечина (эту должность Сечин совмещает с обязанностями президента «Роснефти»). В письме, существование которого Forbes подтвердил источник в «Стройгазконсалтинге», говорилось, что «Газпром» недофинансирует стройки и подрядчику приходится продолжать строительство за счет собственных оборотных средств и займов — общая сумма этих затрат оценивалась в 150 млрд рублей. Почему «Газпром» перестал платить?

«Зависть человеческая — вот корень всех бед», — делится своими соображениями в разговоре с Forbes источник, близкий к «Стройгазконсалтингу».

По одной из версий, за неприятностями Манасира может стоять компания «Стройтрансгаз» еще одного давнего знакомого Путина Геннадия Тимченко — подрядчик всеми силами пытается проторить дорогу к стройкам «Газпрома».

«Стройтрансгаз», строительная компания, известная когда-то на весь Советский Союз, досталась Тимченко шесть лет назад в тяжелом состоянии — с долгами и испорченными отношениями с крупными заказчиками, «Газпромом» и «Транснефтью». Тимченко несколько раз менял руководство «Стройтрансгаза», но подрядчик оставался на периферии большого строительства. В итоге «Стройтрансгаз» тоже занялся диверсификацией бизнеса, но отказываться от нефтегазового направления не собирался. Компания долго вела переговоры и осенью 2013 года наконец закрыла сделку по покупке половины бизнеса подрядчика «Газпрома» «Аргус пайплайн сервис» (с 2012 года эта компания называется ЗАО «Стройтрансгаз», в прошлом году она получила подряды «Газпрома» на сумму около 6,6 млрд рублей).

Раньше самые дорогостоящие проекты «Газпрома» фактически делили пополам компании Манасира и Ротенбергов, говорит один из знакомых совладельца «Стройгазконсалтинга». Когда добавился третий игрок, новых подрядов у Манасира значительно поубавилось — ресурс Тимченко оказался сильнее. Вторая проблема заключается в том, что монополия может подолгу задерживать платежи по текущим контрактам. «Если исчезают и эти деньги, твой бизнес умирает очень быстро — платить субподрядчикам и вообще всем вокруг становится нечем, и тебя начинают душить», — заключает собеседник Forbes.

Манасир на вопросы Forbes не ответил. Представитель Тимченко заявил лишь, что тот «не имеет никого отношения к деятельности «Стройгазконсалтинга», а любые спекуляции о попытках Тимченко или связанных с ним структур повлиять на состояние бизнеса этой компании являются некорректными».

Инвестиции и риски

«Стройгазконсалтинг» разросся в целую империю при «Газпроме», — ворчит топ-менеджер одной из «дочек» газового концерна. — При таком количестве многомиллиардных строек, авансов, оборудования, взятого в лизинг, любые подвижки в нашей инвестпрограмме могут привести к тому, что вся эта пирамида завалится и погребет под собой все — все проекты встанут».

«Газпром» действительно отодвигает Манасира от новых подрядов, подтверждает владелец компании, также плотно работающей с концерном. Монополия задумалась о диверсификации рисков: два подрядчика — слишком мало, безопаснее, если их будет хотя бы три-четыре. Представитель «Газпрома» от комментариев отказался.

Но может быть и еще одно объяснение. В 2011 году «Газпром» покинул зампред правления Александр Ананенков, с его протекцией также связывали успехи Манасира. Впрочем, сам бизнесмен эти предположения в одном из интервью Forbes называл «бредом».

Что пошло не так в бизнесе фаворита «Газпрома» Зияда Манасира

Конкуренция вокруг заказов «Газпрома» действительно нарастает. Как минимум один крупный подряд монополии Тимченко и его партнеры у Манасира уже выиграли. Когда в начале 2012 года «Стройгазконсалтинг» активно строил компрессорную станцию «Портовая» (сумма контракта — около 20 млрд рублей), в компании уже готовились к другому тендеру: по компрессорной станции «Казачья», которая должна была гнать газ по «Южному потоку». Объем был сопоставим, инженеры готовили конкурсную документацию, но совершенно неожиданно подряд достался ЗАО «Стройтрансгаз» (год спустя структуры Тимченко выкупили в нем долю 50%).

Друзья и ресурсы

Неизвестно, отреагировал ли Игорь Сечин на письмо Зияда Манасира, но ровно через месяц после отчаянного обращения бизнесмена в президентскую комиссию стало известно, что у «Стройгазконсалтинга» появился новый акционер. О покупке 30% акций компании объявила «Тувинская энергетическая промышленная корпорация» (ТЭПК) Руслана Байсарова.

Как правило, в России суммы в сделках с непубличными компаниями никогда не разглашаются. Но ТЭПК не стала скрывать эту информацию, заявив журналистам, что за долю в «Стройгазконсалтинге» Байсаров заплатил $4,8 млрд. Сумма выглядела огромной. Она была определена на основании оценки одной из аудиторских компаний первой пятерки, говорит Байсаров. Но источники финансирования сделки он не раскрывает. Неофициальный опрос крупнейших российских госбанков ничего не дал: все заявили Forbes, что денег на эту сделку владельцу ТЭПК не давали.

Раньше Байсаров не был замечен в сделках подобного масштаба. В 2010 году он вместе с Шалвой Чигиринским продал пакет акций компании Sibir Energy «Газпром нефти» за $525 млн. В начале 2011 года Байсаров объявил, что примерно за ту же сумму купил 20% «Русской медной компании» (РМК) Игоря Алтушкина. Вместе они хотели развивать гигантское Элегестское угольное месторождение в Туве, лицензия на которое принадлежала владельцу обанкротившегося Межпромбанка Сергею Пугачеву.

Но уже через два года партнеры рассорились. Байсаров, по официальному заявлению РМК, «передал» принадлежавшие ему акции медной компании офшору Tempest PE Fund 1 (Каймановы острова), контролируемому неким «швейцарским инвестиционным фондом», а «Элегест» Байсаров решил развивать без Алтушкина. Весной 2013 года он выкупил вновь выставленную на конкурс лицензию на месторождение за 548 млн рублей. Для разработки месторождения нужны огромные инвестиции: общая стоимость проекта — около 240 млрд рублей, которые нужно вложить не только в добычу, но и в строительство новой 410-километровой железной дороги, которая соединит «Элегест» с Транссибом. А еще Байсаров планирует построить порт на Дальнем Востоке, через который тувинский уголь пойдет на азиатские рынки. К этим работам Байсаров, по его словам, и надеется привлечь «Стройгазконсалтинг».

Что пошло не так в бизнесе фаворита «Газпрома» Зияда Манасира

Так были ли на самом деле заплачены $4,8 млрд? Двое знакомых Манасира полагают, что никакой миллиардной сделки не было. Узнав о трудностях «Стройгазконсалтинга», Байсаров предложил помочь, а «в благодарность» за это получил долю в самой компании. Откуда у него такие возможности? Байсаров — близкий друг главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, а это серьезный ресурс в любых переговорах, даже с Тимченко. Тувинский проект можно представить как полезный для развития национальной экономики, заметив, что для его реализации нужна серьезная строительная компания, рассуждает собеседник Forbes. Нужно было лишь донести эту мысль до руководства страны, остальное — дело техники. Дальше, предполагает он, купленный пакет можно заложить в банке под обеспечение кредита хотя бы на часть от объявленной суммы сделки. По версии другого знакомого Манасира, Байсаров лишь перекупил долги, которые были у владельца «Стройгазконсалтинга», и так стал совладельцем компании.

Сам Байсаров утверждает, что приобрел компанию в хорошем финансовом состоянии, а сумма сделки отражает реальную стоимость бизнеса Манасира. Он говорит, что ничего не знает о каких-либо серьезных проблемах в отношениях «Стройгазконсалтинга» и «Газпрома»: это все «стандартные процедуры, связанные со сдачей и приемкой объектов, которые являются частью любого строительного процесса». Чем закончатся эти «процедуры», можно будет судить уже в следующем году. Посмотрим, какое место займет Манасир в очередном рейтинге господрядов Forbes и не появится ли в его бизнесе новых партнеров.