18+
  1. Дело Резника: оппозиция выторговывает индульгенцию

Дело Резника: оппозиция выторговывает индульгенцию

Активистам оппозиционных партий и движений всё же удалось реализовать тезис о том, чтобы у них всё было и им за это ничего не было. Отныне пьяные вакханалии в партийных офисах и нападения на сотрудников правоохранительных органов считаются актом гражданского сопротивления.

А справедливое наказание за совершённые правонарушения расцениваются, как проявление в отношении оппозиционеров политического террора.

В ночь со 2 на 3 марта органами правопорядка был задержан председатель петербургской организации партии "Яблоко" Максим Резник, которому предъявлено обвинение в "оскорблении представителей власти" и "применении насилия в отношении представителей власти" – нападении на трех милиционеров. 4 марта 2008 года судья Дзержинского федерального суда Санкт-Петербурга Ольга Андреева вынесла постановление о помещении Резника под стражу в следственный изолятор "Кресты", где тому предстоит провести два месяца.

Однако типичное уголовное происшествие вызвало совершенно неадекватную реакцию у "правозащитного" сообщества. "Фабрикуя это уголовное дело, власти Санкт-Петербурга запускают новый виток политических репрессий, бросают очередной вызов гражданскому обществу, всем россиянам, осознающим себя гражданами", - говорится в письме к Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке и Уполномоченному по правам человека в РФ В.П. Лукину, подписанному правозащитниками и политическими деятелями, в том числе входящих в коалицию "Другая Россия".

Логика правозащитников удивительна. Получается, что человек, совершивший уголовно-наказуемое деяние не может быть признан виновным, если он является участником оппозиционного движения. Однако именно этой самой логикой они и руководствуются в своей деятельности.

Практически любая акция оппозиции проходит с нарушением действующего законодательства. Вспомнить хотя бы многочисленные перформансы активистов запрещённой Национал-большевистской партии, устраивающих погромы в офисных зданиях. Тактика "уличного террора" птенцов гнезда Лимонова оказалась востребованной и их коллегами из, казалось бы, интеллигентных партий. Вот лидер молодёжного "Яблока" Илья Яшин скачет по крыше чужого автомобиля во время "Марща несогласных". А вот его старший товарищ, заместитель председателя партии Сергей Митрохин остервенело кусает за палец милиционера. Переворачивая столы врываются в "Макдональдс" нацболы, пугая посетителей кафе своим диким видом и не менее дикими криками. Обвиняет власти в терроре тверской оппозиционер Роман Николайчик, несколько лет назад признанный виновным в убийстве своего друга-школьника, но избежавший тюремного заключения в силу своей психической невменямости. Кричит о репрессиях пациентка психиатрической лечебницы и бухгалтер ОГФ Лариса Арап, явившаяся к врачам за получением медицинской справки для оформления водительского удостоверения.

Что примечательно, даже зарубежные СМИ считают российских оппозиционеров бунтарями-неудачниками, протестующими ради протеста. "И все же не отпускало впечатление, что он потерян. Артист без сцены", - пишет корреспондент "The New York Times" Эндрю Майер о лидере нацболов Эдуарде Лимонове, мечтающего о создании "новой цивилизации", состоящей из "вооруженных коммун". Цивилизации, где законы будет назначать только он один. Об этом же мечтают и его коллеги по "Другой России", ставя себя выше "овощей-обывателей" и считающих себя представителями "новой расы". Такими, каким считает себя тот самый Роман Николайчик, пропагандирующий "священное право немногих избранных давать жизнь или смерть людям обыкновенным".

Последние новости
Еще из раздела «Политика»