18+
  1. Сергей Митрохин: «За дачу я плачу больше, чем за квартиру»

Сергей Митрохин: «За дачу я плачу больше, чем за квартиру»

Сергей Митрохин: «За дачу я плачу больше, чем за квартиру»
«Век» начинает публикацию серии материалов, освещающих выборы в Московскую городскую Думу. На вопросы газеты ответил один из кандидатов, лидер оппозиционной партии «Яблоко» Сергей МИТРОХИН.

- В одном из своих комментариев «Веку» Вы говорили о том, что, по Вашим сведениям, существует некий «заказ» не пускать «ЯБЛОКО» в МГД следующего созыва. Ощущает ли партия накануне регистрации последствия этого «заказа»?

- Я не думаю, что есть какой-то четко сформулированный «заказ» не пускать «ЯБЛОКО» в Мосгордуму. «ЯБЛОКО» сейчас является главным оппонентом Правительства Москвы по множеству вопросов. И не только общегородским. Мы серьезно критикуем работы отдельных префектур, отдельных управ, защищаем права граждан от произвола многих чиновников в Москве. Поэтому нас очень сильно ненавидят, и вся чиновничья армада непрерывно жалуется на меня лично, на «ЯБЛОКО» мэру Москвы. Поэтому создается такой крайне искаженный и негативный образ «ЯБЛОКА» как явного врага правительства Москвы. Отсюда возникает такое обоснованное мнение, что нам будут препятствовать. Конечно, не будет никакого прямого распоряжения не пускать «ЯБЛОКО» в Думу, но будет противодействие во всех звеньях бюрократической вертикали. Мы его ожидаем и к нему готовимся.

- Вы идете в МГД с программой «Город, удобный для жизни». Чем он неудобен для жизни сейчас?

- Город неудобен для жизни во многих отношениях. Первое, что бросается в глаза: чудовищные пробки, невозможность перемещаться по городу на личном и общественном транспорте. Что касается метро, то там тоже множество неудобств: огромные потоки пассажиров, давки. Город неудобен для лиц с ограниченными возможностями, женщин с колясками, велосипедистов – потому что на тротуарах и в подземных переходах нет съездов для их свободного перемещения. Поэтому один из пунктов нашей программы – безбарьерная среда. Для лиц с ограниченными возможностями – это еще и оборудование для специального общественного транспорта.

Москва также неудобна тем, что москвичи резко ограничены в возможности улучшить свои жилищные условия. Сейчас практически невозможно купить новую квартиру – это слишком дорого. И очень тяжело дожидаться решения своего вопроса в очередях, эти очереди медленно продвигаются. В своей программе «Город, удобный для жизни» мы предлагаем большую часть земли, которая свободна или будет освобождаться в ходе сноса ветхого жилья, отдать именно под цели строительства доступного жилья, не только социального, есть и другие формы обеспечения доступности жилья для москвичей. Предлагаем резко сократить объем коммерческого строительства жилья, освободив, тем самым, дорогу для строительства доступного жилья и расширения транспортной сети, без чего нельзя решить проблему пробок.

- Вас не удивляет, что Олег Митволь, который долгое время был сторонником «ЯБЛОКА», на этих выборах стал Вашим оппонентом?

- Митволь не стал нашим оппонентом, просто он идет по списку «Единой России». Он не стал членом «Единой России». Понятно, что он лицо подневольное, было распоряжение для него. Но мы как человека его поддерживаем, он отличается тем, что крайне жестко ведет себя по отношению к коррупционерам, он защитник природы, и мы желаем ему успеха. Конечно, он не пойдет работать в Думу. Но если он укрепит свои позиции таким способом – ну и пусть. Такие префекты для Москвы гораздо более полезны, чем многие другие, находящиеся в этой должности. Или находившиеся до недавнего времени, такие как Виктор Козлов, которого с нашим участием сняли как раз за уничтожение особо охраняемых природных территорий.

- Сообщения о том, что Кремль запретил снимать кандидатов от оппозиции с региональных выборов, Вы назвали информационной мишурой, которая ничего не изменит. А недавно Вы лично в Балашихинском районе сломали забор, огораживающий незаконную стройку. Как эта акция повлияла на ситуацию в парке «Лосиный Остров», изменила ее?

- Пока сложно сказать, но мы привлекли внимание (там было два телеканала) к варварской вырубке «Лосиного Острова». По сути дела мы защищали национальное достояние, достояние каждого гражданина России. Это парк федерального значения, и коммерческая структура, которая строит жилье на продажу, захватила часть «Лосиного Острова» - 1,5 гектара земли - вырубила деревья, причем два раза: сначала старые деревья, но вполне мощные, которые бы еще простояли сто лет или двести, и это, кстати, произошло в ночь президентских выборов, «под шумок», когда легче всего творить всякие темные дела, вроде поджога Манежа в ночь президентских выборов. Через четыре года после поджога вырубили часть «Лосиного Острова». Затем администрация парка посадила новые саженцы, и их тоже уничтожили. В парке прокладывают коммуникации, которые крайне опасны для водозабора, из которого москвичи забирают воду. Что нам вы данном случае остается делать? Писать письма, и вяло ждать, когда нам ответят Генпрокуратура или господин Трутнев из Минприроды? Но мы решили, что все-таки этого недостаточно для того, чтобы остановить рейдеров, и прибегли к такой демонстративной акции. Да, она носит пиаровский характер, но ее цель – привлечь внимание к этой проблеме и привлечь к уголовной ответственности всех, кто отводил землю под это строительство или давал другие разрешительные документы и, разумеется, самих застройщиков, потому что это вопиющее экологическое преступление.

- Вы не разделяете общую для России точку зрения на ввод войск в Южную Осетию и Грузию в прошлом году, называя его нарушением законодательства. Не боитесь, что такое «непатриотичное» отношение к той войне не понравится избирателям?

- Здесь имеется следующая неточность: о том, что ввод войск в Грузию – это нарушение законодательства, - я никогда не говорил. Мы говорили, что, действительно, нужно было остановить агрессоров, остановить массовую гибель людей, и этим был оправдан ввод войск в Южную Осетию. Другое дело, мы предлагали не увлекаться военными действиями за границей Южной Осетии и наносить удары по пунктам в Грузии, вот этого мы предлагали не делать. И также, мы считали неправильным признание независимости Южной Осетии и Абхазии, потому что это противоречит позициям России по многим другим международным вопросам, например, по поводу Косово, а также опасно для будущего самой России, потому что на нашей территории есть Чечня, есть другие республики, которые заявляли о своих сепаратистских притязаниях. Поэтому у нас была сбалансированная позиция, которую приветствовали все, и все ее называли правильной, даже так называемы «патриоты».

- Илья Яшин собирается, если его выберут в МГД, бороться за отмену депутатских привилегий. Какие привилегии есть у депутатов? Есть ли такие, которые Вы считаете излишеством?

- Есть, например, такие привилегии, как автомобиль. У кого-то это считается привилегиями, для меня – это рабочий инструмент. Я на этом автомобиле объезжаю по нескольку точек, где нарушаются права москвичей. Иногда это очень отдаленные точки, например, поселок Некрасовка, где я защищал от сноса гаражный кооператив размером в 600 гаражей. Как бы еще я туда доехал? Если бы я ходил пешком или ездил на общественном транспорте, я бы не успевал останавливать судебных приставов, которые туда приходили ломать гаражи. А если потом необходимо поехать на другой конец Москвы, где, например, идет вырубка деревьев? Как все это делать без машины? Тот, кто считает, что это привилегия, просто не понимает смысл депутатской работы. Что касается государственной дачи, то за эту дачу я плачу во много раз больше, чем за квартиру в Москве. Излишеством для многих государственных служащих, в том числе депутатов, и эту позицию мы не раз выражали, мне кажется, является пенсионное обеспечение, строящееся принципиально иначе, более благоприятно, чем пенсионная система в целом, они отделены друг от друга. Поэтому эту ситуацию нужно менять, это часть нашей программы. Пусть, может быть, госслужащие получают пенсию немного больше, но пусть она будет связана единой системой с пенсионными выплатами другим гражданам. Например, если происходит индексация, то пусть она происходит и там, и там, а то получается, что госпенсии индексируются гораздо лучше и чаще, чем пенсии других граждан. Это не просто излишество, это социальная несправедливость.

- Почему «ЯБЛОКУ» не удалось договориться с «Правым делом» о едином списке?

- Мы пытались договориться с «Правым делом», мы не хотели, чтобы две партии участвовали в выборах и конкурировали друг с другом. И мы почти договорились обо всем с Борисом Титовым. Но в конце, как всегда, вмешалась другая группировка, которая перевернула переговоры как шахматную доску и предложила во главе списка совершенно неприемлемую для нас кандидатуру. Неприемлемую не потому, что она нам не нравится, а потому, что мы не знаем, кто эта женщина. Ответственная партия на подобные шаги идти не может. Правда, цель была достигнута, и на этих выборах не будут выдвигаться две партии.

- Можете ли Вы сказать о размерах доходов «ЯБЛОКА»? И какую их часть составляют членские взносы?

- О размерах наших доходов мне не надо говорить, их публикует ЦИК несколько раз в год в центральной прессе. Членских взносов у нас нет, у нас есть добровольные пожертвования, и мы собираем их как с членов партии, так и со сторонников. Сейчас значительную часть денег нам дает малый бизнес, который мы защищаем. Ни одна другая партия его не защищает от того же самого рейдерства, от поборов, от произвола чиновников и так далее. Он нам за это благодарен. Поэтому сегодня это самая большая часть наших доходов.