18+
  1. Депутатский надзор

Депутатский надзор

Приговор, вынесенный недавно Краснодарским судом по делу Александра Шорора, вызвал подозрительно мало шума. Подозрительно – поскольку задержание Шорора и предъявление ему обвинений в организации убийства сопровождались в свое время грандиозной шумихой.

На защиту известного рейдера неожиданно встали лучшие перья российской журналистики, их поддерживали народные избранники и «авторитетные» представители бизнес-сОобщества… Теперь же, когда Шорор официально назван заказчиком убийства, и все без исключения присяжные признали его виновным, газеты ограничились лишь лаконичными информационными сообщениями. Интересно, почему?

Вероятно, потому, что защита черного рейдера стала не только бессмысленным, но и опасным делом. Особенно для политиков, которые так рьяно кричали о невиновности «Скруджа» (по этой кличкой известен Шорор) и которым теперь приходится срочно править свою репутацию в глазах избирателей – до выборов остаются считанные недели. Впрочем, депутату Госдумы Геннадию Гудкову вряд ли поможет даже смена политической ориентации. Перебравшись весной из «Единой России» в «Справедливую», он потащил за собой все прежние связи и до последнего момента пытался выгородить Шорора.

Александра Шорора, бывшего захватчика чужой собственности, бывшего председателя Совета директоров ОАО «Ступинский металлургический комбинат» (СМК), арестовали в декабре 2005 года по обвинению в убийстве депутата сочинского горсовета Владимир Ефрюшкина. Ефрюшкин был убит способом, как сформулировало обвинение, «имитирующим хулиганское нападение», - то есть, зверски избит с применением колющих и режущих предметов на пороге собственного дома вечером 29 января 2002 года. На теле убитого было обнаружено множество рваных, колотых, ушибленных ран, часть из которых оказались несовместимыми с жизнью. Однако никаких ценных вещей преступники не взяли, что сразу отмело версию о банальном грабеже.

В том, что смерть Ефрюшкина выгодна в первую очередь именно Шорору, следствие не сомневалось. Покойный, помимо деятельности на посту депутата, руководил сочинским пансионатом «Подмосковье» - последним островком СМК, над которым Шорору на тот момент никак не удавалось установить тотальный контроль. Неуступчивый Ефрюшкин оспаривал действия Шорора в судах, обращался в правоохранительные органы.

Практически сразу после убийства Ефрюшкина Шорор, согласно материалам следствия, добился продажи пансионата подконтрольной ему фирме по стоимости «значительно меньше рыночной» и завершил, таким образом, процесс тотальной приватизации СМК, включая все подразделения. Мотивы налицо, как говорят детективы.

Тем не менее, доказать причастность Шорора к убийству Ефрюшкина было делом непростым. Следователям пришлось пробиваться к истине, в буквальном смысле, по трупам: люди, причастные к преступлению, погибали при загадочных обстоятельствах. В связи со смертью пришлось прекратить уголовные дела в отношении «доверенного лица», через которое Шорор выходил на киллеров, и двух непосредственных исполнителей убийства. Однако один киллер все же оказался в руках следствия живым и невредимым: его спасла от рук неизвестных «чистильщиков»… тюрьма. Уже после убийства Ефрюшкина он умудрился попасть за решетку, совершив мелкое преступление, чем, вероятно, сохранил себе жизнь.

И именно этот свидетель обвинения, Альберт Магарян, согласно различным сообщениям, удостоился чести принимать в «кабинете» Армавирского СИЗО сразу двух депутатов Государственной Думы РФ – Геннадия Гудкова и Игоря Баринова. Год назад в СМИ появилась информация о том, что народные избранники провели с Магаряном «воспитательную беседу», а некоторые интернет-издания даже вывесили расшифровку этой беседы. Если верить ей, депутаты пытались убедить киллера отказаться от показаний на Шорора, как главного заказчика убийства. Организатором же этого неформального саммита, по сообщениям СМИ, выступил начальник СИЗО полковник Валерий Иванников – беспрецедентный случай для российской пенитенциарной системы!

Магарян рассказал следствию, что получил деньги на исполнение заказа непосредственно от Владимира Трутнева – верного помощника и сообщника Шорора, который проходил с ним по одному делу в краснодарском суде. В итоге суд дал Шорору 14 лет строгого режима, а Трутневу – 13. Значит, Магарян от своих показаний не отказался. Но г-н Гудков продолжал бороться за свободу Шорора до конца, вплоть до суда, где также выступил перед присяжными в качестве свидетелей.

Вообще, суд над Шорором-Трутневым в Краснодаре следует считать одним из немногих образцов квалифицированного демократического правосудия в нашей стране. Во-первых, это был суд присяжных, а значит, его вердикт, согласно международной конвенции, не может быть оспорен в Европейском суде. Присяжные, как мы уже говорили, единогласно признали Шорора убийцей.

Источники, присутствовавшие в зале, рассказали, что со своими краткими показаниями выступили как депутат Гудков, так и начальник СИЗО Иванников. Первый пытался убедить присяжных в том, что свидетель Магарян сам обратился к нему за помощью, защитой от следователей, которые якобы «выбивали» показания против Шорора. И народный избранник, владелец крупнейшей в России сети частных охранных предприятий, чей официальный доход на момент избрания в Госдуму превышал 587 млн. рублей, бросил все дела, политику, бизнес, семью, и полетел в Армавир защищать страдающего киллера…

Иванников и вовсе рассказал присяжным историю, тянущую на второе расследование. К нему, дескать, записывался на прием и приезжал некий пенсионер из города Сочи, который просил начальника СИЗО создать Шорору невыносимые условия содержания «вплоть до летального исхода». При этом самого пенсионера, обратившегося с такой, мягко говоря, странной просьбой полковник внутренней службы МВД почему-то не задержал.

История с защитой Шорора мало что изменила в жизни депутата. Он все так же заседает в Госдуме - правда, теперь под знаменем «Справедливой», а не «Единой России». Все так же возглавляет собственную Народную партию, которая, как беспризорный сын полка, мечется меж двумя фронтами большой политики. Все так же ведет бизнес, который СМИ давно прозвали семейным: формальным владельцем «охранных» активов депутата является его жена. Все так же лоббирует свои интересы, последовательно выбивая законодательные преференции для империи ЧОПов. И, вероятно, рассчитывает сохранить свой депутатский мандат после декабрьских выборов.

Правда, для этого Гудкову придется, как минимум объясниться с новыми товарищами по партии. Ведь очевидное покровительство рейдерам и убийцам никак не добавляет электоральных симпатий «Справедливой России».