18+
  1. Дорога к храму

Дорога к храму

Дорога к храму
Чуть более двух недель осталось до светлого праздника – 70-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Сегодня мы продолжаем публиковать материалы наших сотрудников, авторов и друзей «Века», в которых они на основе воспоминаний своих дедов, отцов, бабушек и матерей рассказывают о том страшном и тяжелом времени.

23 апреля 1945 года. 1402-й день войны

Войска 1-го БЕЛОРУССКОГО фронта, перейдя в наступление с плацдармов на западном берегу ОДЕРА, при поддержке массированных ударов артиллерии и авиации, прорвали сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборону немцев, прикрывавшую БЕРЛИН с востока, продвинулись вперед от 60 до 100 километров, овладели городами ФРАНКФУРТ-на-ОДЕРЕ, ВАНДЛИТЦ, ОРАНИЕНБУРГ, БИРКЕНВЕРДЕР, ГЕННИГСДОРФ, ПАНКОВ, ФРИДРИХСФЕЛЬДЕ, КАРЛСХОРСТ, КЕПЕНИК и ворвались в столицу Германии БЕРЛИН. В боях за 22 апреля войска фронта взяли в плен свыше 4 тыс. немецких солдат и офицеров и захватили 85 полевых орудий, 3 тыс. 100 автомашин, 67 паровозов, 1 тыс. 800 железнодорожных вагонов и 30 складов с различным военным имуществом.

Войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта, перейдя в наступление, прорвали при поддержке массированных ударов артиллерии и авиации сильно укрепленную и глубоко эшелонированную оборону немцев на реке НЕЙСЕ, продвинулись вперед от 80 до 160 километров, овладели городами КОТТБУС, ЛЮББЕН, ЦОССЕН, БЕЕЛИТЦ, ЛУКЕНВАЛЬДЕ, ТРОЙЕНБРИТЦЕН, ЦАНА, МАРИЕНФЕЛЬДЕ, ТРЕББИН, РАНГСДОРФ, ДИДЕРСДОРФ, ТЕЛЬТОВ и ворвались с юга в столицу Германии БЕРЛИН.

Одновременно на ДРЕЗДЕНСКОМ направлении войска фронта с боями заняли города ЭССЕН, КИРХХАЙН, ФАЛЬНЕНБЕРГ, МЮЛЬБЕРГ, ПУЛЬСНИТЦ и вышли на реку ЭЛЬБА северо-западнее ДРЕЗДЕНА.

В боях за 22 апреля войска фронта взяли в плен более 7 тыс. немецких солдат и офицеров и захватили 200 танков, 105 полевых орудий и 3 тыс. автомашин.

Войска 4-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая наступление, к исходу 22 апреля на территории Чехословакии штурмом овладели городом ОПАВА (ТРОППАУ) - важным узлом дорог и сильным опорным пунктом обороны немцев.

На территории Чехословакии юго-западнее ГОДОНИНА войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта с боями заняли город МИКУЛОВ и населенные пункты ЛЕДНИЦЕ, ПУЛГАРИ, ПАВЛОВ, ПЕРНА, ПРАТЛСБРУН, ДОЛЬНЫЕ ДУНАЕВИЦЕ, ДОБРОЕ ПОЛЕ.

На других участках фронта - существенных изменений не было.

За 22 апреля наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 165 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбит 61 самолет противника.

24 апреля 1945 года. 1403-й день войны

В течение 24 апреля северо-западнее БЕРЛИНА войска 1-го БЕЛОРУССКОГО фронта, продолжая наступление, овладели городами КРЕММЕН, ФЛАТОВ, ВЕЛЬТЕН, НАУЕН. Юго-восточнее БЕРЛИНА войска фронта форсировали реку ДАМЕ и заняли пригороды АДЛЕРСХОФ, РУДОВ, АЛЬТ-ГЛИНИККЕ, БОНСДОРФ, где соединились с наступающими с юга войсками 1-го УКРАИНСКОГО фронта. Одновременно войска фронта вели уличные бои в северной и восточной частях БЕРЛИНА, заняв при этом городские районы ТЕГЕЛЬ, ВИТЕНАУ, РЕЙНИКЕНДОРФ, Силезский вокзал и городские кварталы, расположенные севернее и восточнее Силезского вокзала. Южнее ФРАНКФУРТА-на-ОДЕРЕ войска фронта овладели городами ФЮРСТЕНБЕРГ и ГУБЕН.

В боях за 23 апреля войска фронта взяли в плен более 3 тыс. немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: танков - 48, полевых орудий - более 200, автомашин – 2 тыс. 550, перевозов - 88, железнодорожных вагонов - более 1 тыс., складов с военным имуществом - 113.

Войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта с боями заняли в южной части БЕРЛИНА городские районы МАРИЕНДОРФ, ЛАНКВИЦ, ОСДОРФ, ШТАНСДОРФ и соединились с войсками 1-го БЕЛОРУССКОГО фронта, форсировавшими реку ДАМЕ юго-восточнее БЕРЛИНА. На ДРЕЗДЕНСКОМ направлении войска фронта овладели городом ГРОССЕН-ХАЙН.

В боях за 23 апреля войска фронта взяли в плен более 6 тыс. немецких солдат и офицеров и захватили 38 танков. В числе пленных - командир дивизии «Фридрих Людвиг Ян» полковник БЕРМЕНБЛЯЙН.

На других участках фронта - бои местного значения и поиски разведчиков.

За 23 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 110 немецких танков. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 60 самолетов противника.

(Из оперативных сводок Совинформбюро)

В 1942 и 1943 годах, когда 33-я Холмско-Берлинская Краснознаменная стрелковая дивизия вела активную оборону на северо-западе страны, бойцы 63-й отдельной разведроты совершали под городом Холм многочисленные дерзкие рейды по тылам противника.

Дело дошло до того, что гитлеровское командование было вынуждено отдать приказ, чтобы их солдаты не ходили поодиночке, а только группами по 10-15 человек, и назначило премию в 100 тыс. марок тому, кто сумеет поймать или уничтожить «большевистского командира Бабанина». Под его началом служил мой родной дядя, Федор Иванович Родионов. Он был кадровым военным, то есть к моменту начала Великой Отечественной войны проходил армейскую службу, будучи призванным в 1938 году. Имея специальное техническое образование, Федор Родионов служил сначала «по матчасти» - нормировщиком в механической мастерской, однако в первые же дни войны с Германией попросился в разведку.

Фронтовой друг Федора Ивановича писал: «Бойцы верили в его выдержку и смекалку, готовы были пойти за ним в огонь и в воду. Он не только учил их практически, но и выступал в армейской газете «Вперед, за Родину!» В номере от 8 апреля 1943 года опубликовано:

«Наблюдением можно определить расположение укреплений противника, но чтобы выявить огневые средства, необходимо вызвать огонь на себя, лучше всего ночью.

Однажды, находясь на переднем крае, я одной очередью из автомата добился результата. Это обычный прием… Но в следующий раз противник не стал обнаруживать свои точки. Мой вчерашний способ сегодня уже не годился. Тогда я приказал сбросить с обрыва в реку три больших камня, пустил ракету и громко подал команду: «По противнику огонь!»

Во вражеском лагере поднялась тревога, немцы начали бешеную стрельбу. Утром я легко составил отчетную карточку огня противника… Конечно, примененная мною хитрость является не единственным способом разведки. Таких способов много».

И Федор Родионов изучил их в совершенстве. Свидетельством тому – другие факты, приведенные в той же газете уже от 27 июня 1943 года:

«Находчивость – качество, не менее нужное разведчику, чем дерзость. Быстро принять решение – значит обеспечить половину успеха.

Вот тому пример: наш отряд, действовавший в тылу врага, был окружен карателями. Я находился с отделением, которое несло службу походного охранения. От своего ядра шли метрах в двухстах. Из-за леса неожиданно появилось не менее взвода немцев. Отходить было уже поздно. К тому же мы поставили бы товарищей под внезапный фланговый удар неприятеля. Командир отделения, старший сержант Лутай скомандовал: «В контратаку на фашистов, за мной!» Семь бойцов, как один человек, бросились навстречу сорока гитлеровцам. И нервы тех не выдержали. Огрызаясь беспорядочным огнем, фашисты начали отступать. Наши, услышав «Ура!», немедленно ударили с флангов по другой группе вражеского отряда. Два удара слились в один решительный натиск. И мы не только разорвали кольцо, но и перебили карательный отряд, а семерых гитлеровцев взяли в плен».

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной участвовали миллионы наших воинов. Это действительно была народная, священная война. Возможно, именно из-за сакрального характера битвы с фашизмом немногие ее участники стремились поделиться с современниками и потомками воспоминаниями о боевых эпизодах. Это вполне в духе русского человека: совершив великий подвиг, он с застенчивой улыбкой вернется к мирной жизни. Мы традиционно больше любим созидать, нежели разрушать.

Дорога к храму

Родионов Ф. И., 1942 год (сидит второй справа)

Федор Иванович оставил кое-какие записи о военном времени, карандашом, в школьной тетрадочке. Только скупое изложение фактов. Вот описание одного из рейдов в тыл противника: «Расположились в поросшем мелким сосняком болоте в сыром блиндаже, и, поскольку день был дождливым, я влез на старую суковатую сосну, чтобы посмотреть на передний край противника и определить или место засады, или место перехода через линию фронта. Было тихо. Вдруг рядом просвистела пуля. Подозревая снайпера, я слез с дерева».

Дорога к храму

Отважный разведчик (именно так называлась одна из статей о Федоре Родионове) проявляет осторожность, потому что в ответе за жизни бойцов – своих подчиненных. Его боевые награды – бесспорное свидетельство личной храбрости. В записях дяди – откровенный и искренний, как на духу, рассказ: однажды его разведгруппа попала в засаду («мы нарвались на засаду», - пишет Федор Иванович), он был ранен и дал команду отступать. Все разведчики вернулись в расположение дивизии, но боевая задача не была выполнена. Лежа в прифронтовом госпитале, мой дядя страшно переживал случившееся, до кошмаров – ему мерещилось, что за проваленное задание его расстреливают… С точки зрения военного времени главное – выполнить задание. А по большому счету, в сухом, как говорят, остатке? Задача командира – сохранить жизни бойцов. И при этом добиться уничтожения как можно большего количества живой силы и техники противника.

Боевые награды… Фронтовики, побывавшие на передовой, знают их истинную цену. И тем более цену наградам, полученным в самый тяжелый период войны. Вот награды моего дяди: медаль «За отвагу» - февраль 1942 года, орден Красной Звезды – сентябрь 1942 года, орден Красного Знамени – май 1943 года, орден Отечественной войны второй степени – март 1944 года. В наградных листах при описании «личного боевого подвига или заслуг» (такая была формулировка) неизменно отмечается не только выполнение поставленной задачи («доставили пленных и ценные документы командованию», «уничтожили превосходящий по численности отряд противника», «разбили наголову воздушный десант врага»). Командование неизменно фиксирует, что рота товарища Родионова благополучно возвращается в часть.

40 рейдов в тыл противника за «языками», 42 уничтоженных фашиста, три ордена и самая почетная медаль «За отвагу». Свидетельство очевидца о нападении Гитлера на нашу страну: «Война началась внезапно, - писал мой дядя, находившийся фактически на западной границе СССР, - хотя за 2-3 недели на политинформациях политруки рот начали говорить о недружественном поведении немцев на границе. Но в договор, подписанный Риббентропом, мы продолжали верить и не верить».

И это ВСЕ о нем?

Разумеется, нет. После третьего тяжелого ранения и нескольких месяцев в госпитале в августе 44-го дядя Федя вернулся в родные края, на Владимирщину. Работал в леспромхозе, растил детей, стремился в меру сил и возможностей реализовывать творческие потребности своей многогранной личности. Он пел, музицировал, декламировал, рисовал, сочинял, играл на сцене, мастерил, много читал. И пытался бороться со свойственным ему бесстрашием уже не с «фашистской нечистью», а с несправедливостью, бюрократией чиновников, бездушием. Нетрудно догадаться, что жизнь его не была легкой, к тому же стали одолевать болезни. Наверное, ему давало силы то, что он жил на родине, занимался огородничеством и кролиководством – не потому лишь, что семью надо было кормить. Великая вещь – крестьянские корни!

Дорога к храму

Замок графа Владимира Храповицкого в пос.Муромцево Судогодского района Владимирской области

И не давала ему покоя разрушавшаяся у него на глазах усадьба графа Храповицкого «Муромцево», которую современники называли «Царской усадьбой» и «Лебединой песней архитектора Бойцова». Кстати, в этой усадьбе работал пекарем отец дяди Феди и мой дед Иван Алексеевич. Кроме дома-замка, граф выстроил школу для сельских детей, театр, где играли крестьяне, баню, которой местные жители пользуются до сих пор, и много чего еще. Ананасы, выращенные в оранжерее Храповицкого, поставлялись в обе столицы. Домашняя церковь во имя Великомученицы царицы Александры Римской признается шедевром храмовой архитектуры конца 19 века. И все это великолепие приходило в упадок. Дядя Федя писал письма в различные инстанции, а потом, не дождавшись результата, стал сам собирать материалы, чтобы когда-нибудь кто-нибудь изыскал возможности по восстановлению этой жемчужины русского садово-паркового искусства.

Дорога к храму

Церковь Святой мученицы царицы Александры. Освящена в день памяти равноапостольного Великого князя Владимира 15(28) июля 1899 г. Архитектор П. Бойцов. Во втором ярусе трехъярусного иконостаса помещалась икона Николая Чудотворца, по слухам, подаренная Николаем II. Роспись стен и иконы выполнены мастерами школы В. М. Васнецова. Закрыта в 1922 г., возвращена верующим в 1996 г.

Список найденных им документов (увы, только список!) хранится у меня, в отцовских архивах. И каково же было мое изумление, когда с месяц назад я обнаружила в альманахе «Муромцево между минувшим и грядущим» (выпущен в 2014 году Государственным Владимиро-Суздальским музеем-заповедником) почти все перечисленное Федором Ивановичем! Будто структура этого издания создавалась им лично! Мистика…

Все окружающие, включая детей и внуков, его считали коммунистом и атеистом. Он действительно состоял в рядах КПСС, куда вступил на фронте. А вот был ли он приверженцем идеологии безбожников? «То, что было в моих силах, я сделал, и считаю: что Богу был должен, я отдал сполна».

Комментарии здесь излишни. Но есть добавления. Одна из последних живописных работ Федора Ивановича Родионова – церковь царицы Александры – хранится у его дочери Нины, его сын Сергей служит в этом храме, его внучка Оксана занимается историей рода Родионовых, а его внук Андрей назван в честь Андрея Лутая – того самого, про которого дядя Федя писал в 43-м во фронтовой газете.