18+
  1. Две кремлевские башни делят деньги

Две кремлевские башни делят деньги

Слухи о том, что замглавы администрации президента Игорь Сечин хочет заменить главу ЦБ Сергея Игнатьева на своего человека, уже не первый день будоражат умы банковского сообщества.

Банкиры заговорили о грядущих перестановках в ЦБ после парламентских слушаний, посвященных банковскому надзору. Тогда руководство ЦБ услышало о себе много нелицеприятного. Их обвинили в создании "собственного правопорядка", грубейшем нарушении принципа презумпции невиновности по отношению к банкам, присвоении чужих полномочий и т.д. Вслед за этим появились слухи о возможном назначении главой ЦБ губернатора Тюменской области Владимира Якушева, которого называют ставленником руководителя президентской администрации Сергея Собянина.

О Владимире Якушеве известно, что раньше он был президентом Запсибкомбанка, потом возглавлял политическое крыло команды Собянина после успешно проведенной выборной кампании в Тюменской области. Известно, что первым в области после избранного губернатором Собянина Якушев стал не без участия другого ямальца - заместителя полпреда президента в УрФО Михаила Пономарева. В администрации Собянина Якушев возглавлял финансовый и политический блоки, а также взаимодействие с Тюменской областной Думой.

Интересно, что как только Сергей Собянин стал главой президентской администрации, вскоре после проведенных кадровых назначений, ознаменовавшихся приходом в администрацию тюменских областных чиновников, он решил взять на себя основные рычаги влияния на губернаторов - как тех, которые уже прошли назначения по новому порядку, так и тех, кому эта процедура еще предстоит. Путь был выбран наиболее простой - возглавить определение критериев оценки деятельности глав субъектов федераций по тем полномочиям, которые сегодня закреплены за ними действующим законодательством. Для этого создана рабочая группа Государственного совета, которой поручено до конца осени подготовить доклад по этому вопросу. Возглавил ее протеже Сергея Собянина - нынешний губернатор Тюменской области Владимир Якушев.

Нынешние возможные кадровые перемены в Банке России связывают с людьми, близкими к заместителю руководителя администрации президента Игорю Сечину. Игоря Сечина традиционно относят к силовому крылу администрации президента. Как и Владимир Путин - уроженец Санкт-Петербурга, заместитель главы президентской администрации руководил расчленением, а затем национализацией нефтяного гиганта "ЮКОС". Игорь Сечин является одной из ключевых фигур в российской политике и экономике. За толстыми стенами Кремля он стал тенью Владимира Путина. Он никогда не действует без согласия или без приказа Владимира.

По данным СМИ, именно дело "ЮКОС" подтвердило значимость взаимоотношений президента и его преданного советника. Официально являясь заместителем главы президентской администрации, Игорь Сечин стал главным дирижером наступления на бывшую империю Михаила Ходорковского. Не выходя из тени кремлевских стен, Сечин инициировал и руководил судебными преследованиями против знаменитого олигарха и его группы (случайно или нет, Сечина связывают тесные отношения с прежним генеральным прокурором, чей младший сын женился на его дочери Инге). Затем он организовал проведение финансовых операций, которые в последние недели 2004 года привели де-факто к национализации главного филиала компании "ЮКОС" (по другим слухам, он сам создал "Байкалфинансгруп", загадочную компанию, которая в декабре приобрела "Юганскнефтегаз" на аукционе, вернее - это на пародии аукциона).

Многое в "служебном" положении Сечина прояснилось, когда он назначен руководителем "Роснефти", государственной нефтяной компании, той самой, что быстро приобрела загадочную "Байкалфинансгруп". Помимо преследований лично Михаила Ходорковского, считавшегося вероятным политическим противником Кремля, появление новой газово-нефтяной компании может быть конечной целью дела "ЮКОСа". И Игорю Сечину принадлежит роль архитектора реорганизации этого сектора российской экономики. Он уже руководит советом директоров "Газпромнефти", таково название нового гиганта, возникшего после упоминавшегося выше слияния. Быстрое восхождение Игоря Сечина подтверждает также тенденцию роста экономического влияния группы "силовиков", контролирующих властные структуры. Люди Путина занимают ряд ключевых постов в индустрии.

Виктор Иванов, еще один представитель администрации президента, возглавил военно-промышленное предприятие "Алмаз-Антей", а также "Аэрофлот", национальную авиакомпанию. Его коллега Владислав Сурков оказался во главе "Транснефтепродукта", группы, занимающейся транспортировкой нефтепродуктов. Что касается главы кремлевской администрации, Дмитрия Медведева, то он вошел в совет директоров "Газпрома". У Путина и Сечина много общего: карьера в спецслужбах.

Официально известно, что Владимир Путин был подполковником КГБ. О службе Игоря Сечина меньше достоверных сведений. После учебы в Санкт-Петербургском университете, где он изучал французский и португальский языки, в 80-е годы он работал переводчиком в Мозамбике и в Анголе. Но это лишь "прикрытие". Сходство в карьере указывает не только на общность опыта. Шпионы научились работать "в интересах государства", без колебаний и эмоций.

У Игоря Сечина нет никакого опыта работы в промышленности, он никогда не руководил предприятием. Но, в глазах Кремля, ценна, прежде всего, верность государству и его главе. Как в шпионской миссии, так и на посту руководителя нового энергетического центра страны.

Между тем Сергея Игнатьева и некоторых из его замов, а также министра финансов Алексея Кудрина причисляют к либеральному блоку, который "опекает" другой заместитель руководителя президентской администрации - Владислав Сурков. Нет ничего странного в том, что одна влиятельная команда стремится выдавить с ключевых постов представителей другой. По информации СМИ, сменщик Геращенко Сергей Игнатьев во многом антипод неуемного банкира. Во власти он с 1991 года, но не стал ни публичным политиком, ни известным аналитиком - он типичный закрытый технократ.

В 1991 году никому не известный ленинградец, доцент вуза родного города, закончивший перед этим МГУ, враз стал зампредом все того же ЦБ. Сам он эту метаморфозу объясняет просто: "Меня позвал Егор Тимурович Гайдар". Вряд ли реформаторы первого призыва уже тогда примеряли Сергея Игнатьева к посту председателя ЦБ, он им нужен был там как глаза и уши. Однако сменивший Георгия Матюхина на посту председателя ЦБ Виктор Геращенко, по-видимому, не нашел в Игнатьеве необходимого профессионализма и удалил гайдаровца из банка. С тех пор Игнатьев побывал заместителем министра экономики, даже помощником Бориса Ельцина, после чего надолго осел в Минфине. Откуда и вернулся в ЦБ.

В чиновничьей биографии Игнатьева известен эпизод, демонстрирующий, как он действует, получив политический заказ. 28 июля 2000 года случилась встреча нефтяников с президентом и премьером. И там, на самом верху, нефтяным королям решили доказать, что они обсчитывают бюджет -- недоплачивают налоги. Доказательство было возложено на Сергея Игнатьева. Он, привыкший работать с бумагами, в которых по определению дебет должен сходиться с кредитом, поступил просто. Взял и составил таблицу, из которой следовало, что с добытой тонны нефти разные нефтяные компании платят разную сумму налогов. Вывод напрашивается: есть те, кто делится с бюджетом, а есть те, кто норовит государственное утаить. Таблицу предъявили нефтяным олигархам, и те, свободные от чинопочитания, подняли ее, а заодно и ее автора на смех: как можно не учитывать затраты на добычу тонны нефти, которые у каждой компании индивидуальны, так как нефть залегает по-разному?

Этот эпизод показывает, что в отличие от Геращенко, который не одно и не два последних десятилетия сам принимал чрезвычайно ответственные решения и сам же организовывал их выполнение, Игнатьев пока прежде всего исполнитель, причем рьяный, выполняющий поставленную начальством задачу без оглядки на очевидные контраргументы. По словам депутата Госдумы Алексея Митрофанова, людям Сечина вполне под силу в ближайшие месяцы произвести кадровые перестановки в Банке России, а возможно, и в Сбербанке. Цель - тотальный контроль над финансовыми потоками. Это ключевой вопрос аппаратной игры накануне главных выборов - президента России, когда сам Путин и его команда при любых политических перегруппировках должны остаться у власти.

В любом случае преемники будут являться народу, скорее всего, из той башни Кремля, где нынче сидят силовики. Политолог Сергей Марков отметил, что "Игорь Сечин давно стремится посадить в кресло главы ЦБ своего человека, но не думаю, что нынешняя атака на ЦБ исходит только от него. В стране нарастает недовольство жесткой финансовой политикой, которая ассоциируется с фамилиями Игнатьева и Кудрина.

Накануне выборов Кремль не может игнорировать эти настроения, и поэтому главы ЦБ и Минфина оказались на острие атаки. Безусловно, изменения в финансовой политике должны произойти до проведения думских выборов, соответственно следует ждать и кадровых перестановок. Учитывая, что политический вес Кудрина больше, чем Игнатьева, основной удар придется по ЦБ".