18+
  1. ФНБ «распакуют» на троих

ФНБ «распакуют» на троих

ФНБ «распакуют» на троих
Борьба за привлечение средств из Фонда национального благосостояния резко обостряется. В списке первых счастливчиков на помощь от государства оказались ТЭПК Руслана Байсарова, РФПИ и Росатом, которые получат на свои проекты десятки миллиардов рублей. Раздавая деньги ФНБ, власти рискуют накоплениями россиян, считают эксперты.

Российские власти готовы растрясти национальную «кубышку», направив средства ФНБ на инфраструктурные проекты. Как сообщает РБК, проекты Тувинской энергетической промышленной корпорации (ТЭПК) Руслана Байсарова по строительству железной дороги Элегест - Кызыл - Курагино, Росатома - по строительству АЭС Ханхикиви-1 в Финляндии и двух проектов Российского фонда прямых инвестиций - по ликвидации цифрового неравенства (с «Ростелекомом») и ликвидации потерь в энергосетях (с «Россетями») могут первыми из списка получить средства ФНБ.

Напомним, перераспределить 150 млрд рублей из Фонда было решено в ноябре 2013 года, после того как был отложен проект строительства высокоскоростной магистрали «Москва - Казань». Первоначально на освободившиеся деньги в Минэкономразвития поступили несколько десятков заявок, но в список включили лишь 30 из тех, что не показались «совсем уж бессмысленными», говорил глава МЭР Алексей Улюкаев. Затем претендентов сократили до семи и рассмотрели пока четыре проекта.

Если правительство одобрит кандидатуры компаний под руководством Руслана Байсарова, Сергея Кириенко и Кирилла Дмитриева - проектам откроют финансирование уже во второй половине года. Государство выделяет средства ФНБ на инфраструктурные проекты на условиях возвратности и софинансирования, часть денег должны предоставить инвесторы.

В январе Алексей Улюкаев предупреждал, что на проекты может быть направлено 300-350 млрд рублей, а всего - до 40% капитала ФНБ (по данным на 1 мая 2014 года в Фонде лежит 3,127 трлн рублей) - потолок, названный президентом РФ Владимиром Путиным. Окончательная сумма с учетом средств, размещенных на депозитах ВЭБа, еще подсчитывается - по данным РБК, всего на проекты может быть направлено до 950 млрд рублей.

Первая тройка получателей, очевидно, намеревается зачерпнуть из ФНБ побольше: ТЭПК рассчитывает получить от Фонда до 80 млрд рублей, Росатом столько же (только на вхождение в финский проект), а РФПИ, как сказал Улюкаев, может надеяться примерно на 10% ФНБ. Теперь же в МЭР признают, что на некоторые из названных проектов (например, Кызыл - Курагино и АЭС Ханхикиви-1) может уйти гораздо больше изначально заявленных сумм.

Еще в конце апреля эксперты предполагали, что за средства ФНБ развернется настоящая борьба. На фоне заморозки внешних рынков капитала (из-за санкций США и ЕС и понижения кредитного рейтинга России агентством Standard & Poor's) резко вырос спрос на банковские кредиты, но и сами российские банки вынуждены искать новые источники фондирования.

«Ясно одно: наращивание расходов - это попытка как-то простимулировать экономический рост, потому что тот 1%, который мы сейчас имеем, не только социально опасен (при нем невозможно выполнить никакие обещания Путина), он опасен и для банковской системы, - пояснил «Веку» аналитик Дмитрий Голубовский. - Этого роста недостаточно для того, чтобы значительная часть заемщиков могла обслуживать взятые по высоким ставкам кредиты. Нужно как-то дать денег в экономику, и раз ЦБ у нас упорно продолжает бороться с инфляцией, - что в текущих условиях мне кажется делом безнадежным, - то стимулировать пытается государство».

«Я полагаю, что саму идею использования средств из ФНБ на развитие инфраструктурных проектов нужно всячески приветствовать, - заявил «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - Государство не должно быть этаким «скупым рыцарем», после смерти которого внезапно обнаружился неиспользованный сундук с деньгами. Кроме того, предполагается, что все деньги рано или поздно вернутся в ФНБ с процентами. Разумеется, выбор объектов финансирования за счет Фонда должен осуществляться с особой тщательностью».

Но, к слову, бывший министр финансов РФ, глава «Комитета гражданских инициатив» Алексей Кудрин еще в сентябре 2013 года предупреждал, что инфраструктурные проекты, в которые предполагается инвестировать средства ФНБ, скорее всего, не окупятся. Он также напомнил, что ФНБ служит страховкой пенсионной системы, главные риски для которой, правда, наступят лет через десять. «На время эти деньги можно размещать, - говорил Кудрин. - Но инфраструктурные проекты обычно не самые окупаемые. Проекты, которые были представлены президентом, не просчитаны, нет обоснования окупаемости этих проектов, скорее всего, они все неокупаемы».

Есть и другой, традиционный для России, риск - то, что средства ФНБ могут быть в очередной раз просто «похоронены». Тем более, как полагает независимый аналитик Дмитрий Адамидов, любой вопрос, связанный с госинвестициями (хоть по линии ВЭБа, хоть РФПИ), априори является политическим. «И здесь довольно сложно говорить о справедливости: ее нет, не было и не будет, - заявил экономист «Веку». - К позитивным моментам стоит отнести тот факт, что средства ФНБ инвестируются в проекты, которые будут приносить реальную пользу стране, а не укреплять абстрактное «международное сотрудничество» или чей-то имидж. Но дело в том, что в любом проекте от первых оценок до момента фактического воплощения идеи в жизнь проходит дистанция огромного размера, и то, что первоначально казалось очень выгодным, вполне может обернуться большими убытками, и наоборот. Единственное неукоснительное правило в этом смысле - стараться не финансировать заведомо нерациональные инициативы. В этом смысле все более или менее нормально: все одобренные проекты рационально мотивированы. Теперь важно только не допустить разбазаривания средств и хищений».

А вот с последним у некоторых кандидатов дела обстоят не слишком хорошо. Так, два года назад вокруг проекта строительства железной дороги Кызыл -Курагино, которая должна связать столицу Республики Тыва с Элегестским угольным месторождением и дать региону около 15 тысяч рабочих мест, возникла непонятная ситуация, когда господин Байсаров был готов вовсе выйти из проекта. По данным некоторых СМИ, своим письмом о долговой нагрузке ЗАО «Енисейская промышленная компания» (тогда именно ЕПК занималось реализацией проекта) бизнесмен вполне мог ввести в заблуждение президента РФ Владимира Путина и первого вице-премьера Игоря Шувалова. Байсаров описал большие риски, связанные с долгами ЕПК, при этом, как сообщалось, сам бизнесмен (в бытность гендиректором ЕПК) вовремя не расплатился за работу с застройщиком - НПО «Мостовик». Как сообщала пресса, автор жалобы Путину создал компанию-двойник с названием ООО «Енисейская промышленная компания», сам себя назначил ее гендиректором и написал письмо именно в этом качестве. В итоге этой интриги Байсаров, видимо, добился совещания у Шувалова, а спустя время ТЭПК получила вожделенную лицензию на Элегест. Многие наблюдатели тогда обвинили чеченского бизнесмена в рейдерском захвате актива, но, видимо, руководство страны не увидело в этом ничего предосудительного, и теперь ТЭПК - в числе первых на получение денег ФНБ.

С Росатомом ситуация может оказаться еще более рискованной - госкомпания довольно часто становилась героем публикаций о коррупции. Тут тебе и аресты «атомных» топ-менеджеров, и схемы «откатов и распилов», и, наконец, сомнительные проекты, ставящие под угрозу жизни целых российских городов.

Что касается нынешнего проекта - АЭС в Финляндии, Росатом собирается через структуру «Русатом Оверсиз» выкупить 34% в компании Fennovoima (заказчик АЭС) примерно за 75-80 млрд рублей. При этом стоимость самой АЭС оценивается на уровне 220–235 млрд рублей, причем, собственных средств на проект у компании нет, сообщал портал Slon.ru.

Аналитик Дмитрий Лукашов считает, что строительство АЭС в Финляндии не несет особого риска для России в плане эффективности использования госсредств. Конечно, если не появятся новые санкции на фоне украинских событий. «Этот «фактор икс» может поломать все планы Росатома, - говорит эксперт. - Второй момент, который необходимо учитывать, это долгий срок окупаемости. Планируется, что АЭС начнет вырабатывать электричество лишь в 2024 году. Рентабельность не разглашается. По аналогии с другими европейскими электростанциями можно предположить, что она будет не ниже 8% в евро в течение всего срока службы АЭС - более 60 лет. По моему мнению, это хороший показатель. По соотношению риск-доход он лучше альтернативы в виде вложений в гособлигации надежных европейских стран с доходностью порядка 2% в евро. При этом Росатом еще сможет дополнительно заработать на поставках ядерного топлива».

Лукашов также напоминает: Счетная палата в минувшем году проверила ЗАО «Атомстройэкспорт», в том числе и на правильность использования бюджетных средств при строительстве АЭС «Тяньвань» в Китае, «Бушер» в Иране и «Куданкулам» в Индии. Особых нарушений выявлено не было, несмотря на то, что ЗАО получило убыток.

А вот экологи полагают, что трата денег из ФНБ на финский проект Росатома не может быть оправдана. «Это рискованное предприятие, поскольку в случае строительства АЭС нередко бывают длительные задержки, приводящие к серьезным затратам, иногда бюджеты к окончанию строительства превышены в два-три раза. Может случиться и так, что проект вообще не будет закончен, - пояснил «Веку» сопредседатель международной группы «Экозащита» Владимир Сливяк. - В ситуации с другим реактором в Финляндии, который строят французы, например, сейчас ничего не ясно - заказчик и застройщик спорят о том, кто должен нести дополнительные издержки, подают друг на друга в суд, а стоимость реактора с первоначальных 3 млрд евро уже выросла до более 7 млрд».

Кроме того, отмечает эксперт, время для атомных проектов в Европе в целом неблагоприятное: частные инвесторы не рискуют вкладывать деньги в атомную энергетику, а общественное мнение настроено чрезвычайно негативно. «В Финляндии и, в частности, на полуострове Ханхикиви жители этот проект не приветствуют. Не так давно ассоциация местных жителей Pro-Hanhikivi заявляла, что намерена бороться с проектом Росатома всеми законными методами. Оппозиция местных жителей создает дополнительный риск того, что проект не будет закончен, а деньги будут потеряны. Вообще, надо сказать, что в постсоветской истории у Росатома еще не было ни одного успешного проекта на территории ЕС - все попытки закрепиться на этом рынке до сих пор были провальными. Так что инвестировать в рискованные атомные проекты деньги ФНБ - значит рисковать накоплениями россиян», - заключает Сливяк.

Никто не спорит с тем, что обозначенные мегапроекты призваны оживить экономику страны или отдельных регионов. На абы что Минфин вряд ли согласился бы «распаковывать» ФНБ. Проблема в рисках, которые создают как международные санкции в отношении России, так и репутация отдельных получателей госсредств. Хотя, конечно, можно в тысячный раз повторять мантру о том, что, дескать, весь процесс должен быть на тщательном контроле соответствующих ведомств.

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»