18+
  1. Фонды преткновения

Фонды преткновения

Фонды преткновения
Муфтий Гайнутдин предпочитает делить бюджеты самостоятельно. В 2006 году был образован благотворительный Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования.

Его создали при поддержке Администрации президента России и, чтобы никому не было обидно, учредителями стали все крупнейшие организации российских мусульман. В правление фонда также входят 2 представителя государства - от Администрации Президента РФ и от МИД России. Попечительский Совет Фонда возглавляет Евгений Примаков. Предположительно, создание этой организации стало одной из главных «денежных» причин недавних скандальных заявлений председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина.

Необходимость в фонде возникла по двум причинам. Во-первых, финансовые доноры из богатых арабских стран, желающие помогать российским единоверцам, стремились получить гарантии, что их деньги будут истрачены по назначению. Во-вторых – и это уже вопрос государственной безопасности – вместе с бесконтрольными арабскими финансовыми потоками в страну могли проникнуть экстремистские идеи. За 4 года существования Фонд решил обе эти проблемы: получение и распределение средств стали прозрачными.

Однако, прямое получение средств от зарубежных спонсоров и их бесконтрольное расходование создавало Равилю Гайнутдину гораздо более широкое поле для маневра.

Например, никто не знает, куда делись деньги, предназначенные для строительства новой Московской Соборной мечети. Финансировали это благое дело как отечественные, так и зарубежные спонсоры, однако новое здание рядом со спорткомплексом «Олимпийский» не только не достроено, но и уже начало разваливаться – по оценкам экспертов при строительстве использовались некачественные материалы. А архитектурное бюро, разрабатывавшее проект, до сих пор судится с Равилем Гайнутдином из-за 60 млн. рублей, которые глава Совета муфтиев задолжал архитекторам.

Талгат Таджуддин, являющийся не единственным, но самым авторитетным на сегодняшний день мусульманским лидером России, прямо обвинил своего бывшего ученика Гайнутдина в том, что в Москве строится мало мечетей. «В этом в первую очередь вина самого Гайнутдина, - уверен Талгат Таджуддин. – В Москве выделялась земля на Лужнецкой набережной для строительства соборной мечети на 5000 молящихся и земля в Сабурово под мечеть на 1500 мест. Именно по настоянию «уважаемого» Равиля Гайнутдина эти проекты были загублены».

Ситуация вокруг строительства Соборной мечети в Москве стала последней каплей в чашу недовольства столичных мусульман своим муфтием: было объявлено о создании муфтията Москвы и Центрального региона, не подчиняющегося Гайнутдину, а входящего в состав уфимского ЦДУМ. Иными словами, центробежный процесс среди исламских организаций России, запущенный в начале 90-х Равилем Гайнутдином, сейчас ударил по нему самому. Тем не менее, отделяясь от Совета муфтиев под его руководством, мусульмане преследуют прямо противоположную цель: не разделиться, а объединиться.

Мусульмане страны высказывают все больше претензий к главе Совета муфтиев России. Председатель исполкома Российской ассоциации исламского согласия, муфтий Магомедгали Хузин после упоминавшихся высказываний муфтия Гайнутдина выступил с более чем сокрушительной критикой в его адрес. «Я думаю, такие резкие заявления человек делает, когда сам становится банкротом в прямом смысле слова - и в духовном, и политическом, и в материальном, скорей всего, - сказал он. - Либо человек сошел с ума, либо получил такой огромный гонорар из зарубежных источников, что рискнул выдвинуть против государства очень серьезное обвинение».

Муфтий Хузин заявил также, что словам Равиля Гайнутдина, разжигающим межнациональную рознь, должна быть дана правовая и политическая оценка – так же, как и в целом «деятельности и высказываниям последнего времени этого господина». По некоторым сведениям, в прокуратурах ряда регионов уже приняты заявления от граждан, увидевших в высказываниях Равиля Гайнутдина признаки экстремизма и разжигания межнациональной розни.

Отметим, что до недавнего времени глава Совета муфтиев не только не имел претензий к российским властям, но и, напротив, хвалил их за помощь всем религиозным конфессиям страны. Затем последовали известные скандальные заявления. Прошла лишь неделя, и Гайнутдин вновь демонстрирует гибкость позиции - на днях он заявил, что претензий к государству снова не имеет, так как ислам в нашей стране развивается нормально. Но, теперь вряд ли кто-нибудь поверит всерьез искренность муфтия. Публичная реакция исламских лидеров и простых мусульман уже показала – эскапады Равиля Гайнутдина они воспринимают не как рвение к вере, а как банальные политические интриги.