18+
  1. Гастеры из Хотькова

Гастеры из Хотькова

Гастеры из Хотькова
«Комсомолка» выяснила, чем закончилась попытка изгнать мигрантов из отдельно взятого подмосковного городка [видео]. Гастарбайтеров из Хотькова попытались выгнать почти три года назад. Вечером 26 октября 2010 года в центральном сквере зацепились языками компании молодых россиян и таджиков.

С СИНИМИ НОСАМИ, НО РОДНЫЕ

Итог - 27-летний местный житель Павел Капралов погиб от ножевого удара. Местные жители потребовали изгнать мигрантов из города. И власть это требование выполнила: выловленных нелегалов усадили в автобусы и увезли.

Прошло немногим меньше трех лет. Мы въезжаем в Хотьково и тут же, на обочине, видим гостя из Азии, стригущего траву. Мимо него идут два молодых парня, его земляки, с какими-то пластмассовыми баками. «Не знаем по-русски», - отворачиваются они, когда мы пытаемся заговорить. Тут же семенит чернявая девушка. Оказалось, она из Душанбе.

- Я тут уже пять лет с мужем, - говорит она. - Он на стройке работает, а я дома сижу.

- А три года назад вас выселение не задело? - спрашиваю.

- Ой, я слышала что-то. Но я тогда домой ездила, а когда вернулась, тут уже все было спокойно.

Вот тебе на! Их что, специально к нашему приезду согнали? Правда, проехав дальше, мы видели на стройках рабочих-славян. А у кинотеатра «Юбилейный» газон стригли три местных паренька. Им по 16 лет, устроились на эту работу месяц назад. Говорят, что гастарбайтеров в местном ЖКХ нет.

Тормозим у автобусной остановки. Здесь целый срез общественного мнения - и стар, и млад. Люди стесняются, но пару минут - и их уже не остановить.

- Да после той революции приезжих больше стало раза в два, - горячится Владимир Юрьев, худощавый мужчина с залысиной. Он работает водителем и всю антимигрантскую эпопею наблюдал как на ладони. - Вечером выйдешь, а они из всех щелей. Хотя в ЖКХ их действительно нет. Только наши. С синими носами, но родные.

УВЕЗЛИ, НО НЕНАДОЛГО

Хотьково - уютный и симпатичный городок. Частный сектор - больше половины. Остальное - пятиэтажки и редкие здания повыше. Здесь зелено и чисто, много храмов со сверкающими на солнце куполами.

В самом центре - сквер с фонтаном. Вокруг сейчас гуляют мамы с колясками, пацаны пуляют друг в друга из водных пистолетов. Но осенью 2010-го здесь была совсем другая картина маслом. Павла Капралова убили в этом самом сквере. И здесь же робкий поначалу протест перерос в стихийный митинг с перекрытием дороги.

Администрация городка - напротив, через эту дорогу. Глава города Рита Тихомирова вышла тогда к людям и словно тельняшку на груди рванула. «Мы очистим город от мигрантов», - пообещала она. И действительно, наутро автобусы с гастарбайтерами потянулись к Сергиеву Посаду. Не знаю, шептали ли их пассажиры We’ll be back, но они вернулись большим числом: мнение о том, что их стало больше минимум в два раза, разделяют здесь многие.

- Их вывезли ненадолго и недалеко, - рассказывает угрюмый парень с короткой стрижкой и замысловатыми татуировками на руках. Это Дмитрий Караулов, ему 28 лет, он участвовал в протестах с первой минуты. - По слухам, гастеров расселили где-то в Сергиевом Посаде. А у нас в центре пустили усиленные патрули полиции. И тогда улицы стали по-настоящему чистыми и безопасными. Но такое положение продержалось примерно месяц. Потом патрулей стало меньше, гастарбайтеры начали возвращаться. Незаметно так, по одному-двое. То там кучку увидишь, то там. Месяц за месяцем, глядишь - а они кругом. Было несколько происшествий. Например, девушку пытались изнасиловать. В другой раз украли что-то. Но в центр приезжие толпами уже не лезут, больше по окраинам трутся. Вы вот поезжайте, к примеру, на Художественный проезд. Там промзона, один цех на другом. Краску делают, коврики какие-то, да мало ли чего. Там куда ни глянь - одни мигранты.

Едем на Художественный. И правда, совсем другая картина. Гастарбайтеры здесь - как у себя дома. Останавливаемся у группы приезжих, вкапывающих какой-то столб. Пять человек спокойно смотрят в камеру и шутят на своем языке. Заговорили, выяснилось, что все они из таджикского Ходжента. Вперед выступает старший по имени Бахтияр.

- Я в России уже 11 лет, - сообщает он. - Работаем здесь, а живем в общежитии в Щелковском районе. Хотя иногда и здесь ночуем, когда работы много. У нас документы в порядке, так что мы проверок не боимся.

- А россияне у вас работают? - спрашиваю.

- Да, но они начальники, - отвечает Бахтияр. - Они руководят, а работаем мы.

МЕСТНЫЕ НА ЭТИ ДЕНЬГИ НЕ ИДУТ

Глава администрации Хотькова Рита Тихомирова встретиться с нами не смогла. Три дня мы пытались договориться об интервью. Но нас убеждали, что она слишком занята, чтобы найти время в ближайшую пятилетку. Даже когда мы явились под дверь ее кабинета, секретарь заявила, что Риты Григорьевны нет и не будет. По крайней мере, пока не исчезнем мы.

А вот в местном управлении ФМС от встречи уклоняться не стали. Оказалось, что, даже по официальным данным, мигрантов в Хотькове стало хоть и не в два раза, но все-таки больше.

- В 2010 году в Хотькове было 280 приезжих, сейчас - 320, - говорит Владимир Кручин, замначальника отдела Управления ФМС по Сергиево-Посадскому району. - Я имею в виду тех, кто находится в этом городе на законных основаниях. Это и те, кто работает по квотам, и работающие по патентам. В последнее время патенты вообще очень популярны. Предполагается, что иностранец за налог в 1 тысячу рублей в месяц может находиться здесь и работать не на предприятии, а на физических лиц. Дачи строить, например. В последние годы мы таких патентов выдаем все больше и больше: за прошедший год - на 30 процентов больше, чем за предыдущий. И теперь в том же Хотькове нелегалов не найдешь. Я не говорю, что их там нет. Но недавно мы провели рейд, проверили несколько предприятий - ни одного.

- А без легальных нельзя обойтись? - спросил я. - Получается, в Хотькове местных рабочих не найти?

- Вот смотрите, есть такой порядок: прежде чем получить квоту, предприниматель выставляет свои вакансии в местную службу занятости, - вздохнул Кручин. - Если за месяц никого подобрать не удается, можно нанимать иностранцев. Так эти вакансии и дольше висят, очередей в отделах кадров не наблюдается. Местные на такую работу не идут.

Листаю список вакансий на хотьковском сайте. Рабочий производства - 35 тысяч рублей, швея - 27,5 тысячи, продавец, грузчик - 20 тысяч. Больше 100 вакансий, среди которых и инженеры, и управленцы, и рабочие. В большинстве свежих записей требуется российское гражданство. Найдут ли?

Лакмусовая бумажка - это магазин, рядом с которым убили Павла Капралова. Каждый, кто интересовался местными миграционными проблемами, обязательно заходил сюда посмотреть, какой национальности сотрудники. После массовых выступлений убрать отсюда иноземцев решили в первую очередь. Что из этого вышло, не узнать: вместо «Копейки» теперь «Пятерочка». На двери объявления: требуются кассиры и грузчики.

Заходим. На бейджиках барышень за кассовыми аппаратами имена Мария и Раиса. А вот по залу шныряют «гюльчатаи».

- Мы мигрантов на кассы стараемся не сажать, - объясняет девушка-менеджер. - Слишком много ошибок допускают. А вот операторы ассортимента и грузчики из них хорошие. Я, честно говоря, раньше тоже думала, что можно местными обойтись. Но на этих позициях зарплата - до 20 тысяч. Нормальные россияне на эти деньги не идут. А ненормальные - сами понимаете… До первого запоя.

С ГЛАЗ ДОЛОЙ - И НЕТ ПРОБЛЕМ

А что случилось с таджиком, убившим Павла Капралова? Я спрашивал об этом каждого встречного в Хотькове. Никто этого не знал. Не знала и Елена К., симпатичная брюнетка лет сорока. Осенью 2010-го Елена входила в инициативную группу протестующих местных жителей. «Инициативщики» возили петиции чуть ли не в Кремль, выступали на телевидении и раздавали интервью газетчикам. Сейчас Елена предпочитает не светиться: у нее новая работа, не хочется проблем. Я понимаю ее: быльем ведь все поросло. Тот протест был массовым, беспощадным, но… очень коротким. Как выяснилось, уже через месяц бунтари «разошлись по домам».

Мне понадобилось три минуты интернет-поиска, чтобы узнать: таджика-убийцу приговорили к 9,5 года колонии. Когда я сказал об этом Елене, она только пожала плечами. Было ясно, что это преступление ни для нее, ни для других активистов никогда не стояло на первом месте.

- Мы протестовали не только против мигрантов, - призналась Елена. - С самого начала выдвигали более широкие требования. Навести порядок в городе, построить новый детский сад, спорткомплекс, отремонтировать больницу. Сейчас я понимаю, что многие члены инициативной группы решали какие-то свои проблемы. У кого-то газовая плита старая, у кого-то водопровод течет. Администрация направила в наши дома проверяющих. «Плиту заменим, водопровод починим». И люди начали откалываться один за другим. Когда через месяц было собрание в администрации, это была уже агония протеста. Никому уже ничего не было нужно. Послушали, разошлись и больше не собирались. Но знаете, нам все же многого удалось добиться. Например, появился интернет-сайт администрации, городская газета. Детский сад и ледовый дворец на улице Черняховского строятся…

- А с мигрантами-то что? - спросил я Елену.

- Да все то же самое, - вздохнула Елена. - Я не понимаю, почему без них нельзя обойтись! В ЖКХ ведь получается. И убирают нормально. Правда, если какие-то авральные работы, мигрантов откуда-то толпами пригоняют. Помню, ветки на той же улице Черняховского надо было срезать - так всю улицу таджиками забили. Вообще, я вот что заметила: раньше мигрантов тут неподалеку в бывшей молочной кухне поселили. Они по вечерам крутились тут вокруг площади, это очень многим не нравилось. А сейчас их, может быть, и больше, но они живут где-то на окраине. Мы их не видим, и напряженности никакой нет. Это, я считаю, тоже наша победа.

Казалось бы, вот оно, решение проблемы гастарбайтеров! Пусть селятся в общагах на окраинах, пашут в цехах, строят и копают. Если они местному люду на глаза не лезут - вроде никаких проблем. Но ведь миграция - как вода. Сначала по капле, потом струйка и поток. Не успеешь оглянуться, как сотни станут тысячами, и незнакомый говор вновь заполнит все вокруг. И тогда незваных гостей никакими автобусами не вывезешь.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

На каждого зарегистрированного мигранта приходится один нелегал

- К проблеме мигрантов в каждом населенном пункте нужно подходить индивидуально, - считает заведующий сектором изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель. - Если серьезных противоречий между местным населением и мигрантами нет, если они занимают рабочие места, на которые россияне не идут, то и реагировать нужно минимально. А если есть напряжение, то нужно изучать обстановку и принимать очень деликатные решения. Ведь конфликт конфликту рознь. Где-то это столкновения на бытовой почве, перерастающие в масштабный конфликт. А где-то и банальные криминальные разборки, когда массовый протест подогревается искусственно. Реакция в каждом случае должна быть соответствующей.

Наибольшую напряженность, по словам Мукомеля, миграционные процессы вызывают в крупных городах, куда тянется основной поток мигрантов.

- Как показывают наши исследования, зарегистрированных мигрантов и нелегалов - примерно поровну, - продолжает ученый. - Конечно, с нелегалами нужно бороться. Но в целом мигранты конкурируют только с низшими слоями нашего общества. Даже если мигрант на родине получил прекрасное образование, здесь он занимает место, на которое граждане России могут пойти только временно. А иностранцы готовы работать так годы.

В ТЕМУ

ФМС планирует уменьшить подполье гастарбайтеров на треть

По данным ФМС, за первое полугодие 2013 года в Россию въехали свыше 11,3 млн. иностранных граждан. Это на 9,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Такой прирост наблюдается все последние годы: за 4 года поток мигрантов увеличился на 37 процентов. Более 75,9% мигрантов составляют граждане стран СНГ. Из них 52,6% приехали из Узбекистана (1,1 млн. чел.), Таджикистана (491 тыс. чел.) и Украины (278 тыс. чел.). В первую десятку лидеров также вошли Китай (3,06% от общего количества въехавших) и Германия (2,0%).

По словам главы ФМС Константина Ромодановского, приток гастарбайтеров принял избыточный характер.

Приезжают молодые люди, не знающие языка, неадаптированные, без профессии, ведут себя неадекватно, вызывают раздражение у населения, - заявил недавно Ромодановский.

При этом, по мнению главы ФМС, главная проблема не в том, что мигранты приезжают в Россию, а в том, что не выезжают вовремя. Так, в Подмосковье сейчас находятся около 1,5 миллиона иностранцев и более 400 тысяч - на нелегальном положении.

- Они превысили срок законного пребывания на территории России. Можно предположить, что они работают нелегально», - сказал Константин Ромодановский на недавнем оперативном совещании в правительстве Московской области.

Всего по стране около 3 млн. иностранцев пребывают дольше положенного срока. Чтобы снизить число нелегалов, ФМС намерено закрывать им въезд в Россию. По словам Ромодановского, до конца года планируется уменьшить «группу риска» на 1 миллион человек.

ОФИЦИАЛЬНО

Иностранцы совершают 2 процента преступлений

Как заявили «КП» в пресс-службе ГУ МВД по Московской области, с начала года сотрудники полиции Сергиево-Посадского района (где расположен город Хотьково) проверили 847 иностранцев. К административной ответственности за нарушение миграционного законодательства были привлечены 110 мигрантов - в общей сложности их оштрафовали на 220 тысяч рублей. Кроме того, за первое полугодие было выявлено 31 преступление, совершенное приезжими, что в 2,5 раза меньше, чем за тот же период прошлого года (тогда иностранцы совершили 89 преступлений). Если учесть, что всего за первые полгода в районе было зарегистрировано 1558 преступлений, доля иностранцев составила 2 процента, - пишет "КП".