18+
  1. Глава ФАС: «Тарифы ЖКХ - большой обман. Мы давно платим больше 100%»

Глава ФАС: «Тарифы ЖКХ - большой обман. Мы давно платим больше 100%»

Глава ФАС: «Тарифы ЖКХ - большой обман. Мы давно платим больше 100%»
Каким будет новый закон о госзакупках, почему в России бензин дороже, чем в Америке, кто лоббирует интересы монополистов и сколько на самом деле мы платим за ЖКХ? На эти и другие вопросы «Комсомолке» ответил Игорь Артемьев, глава Федеральной антимонопольной службы.

О ГОСЗАКУПКАХ

- Новый год мы начали с новым законом о госзакупках - точнее «О федеральной контрактной системе». Чем он лучше старого? Кстати, для простых людей он - тот самый, что позволял чиновникам покупать золотые кровати…

- Ни один закон, даже самый идеальный, не может полностью решить проблему с коррупцией и откатами. А откаты - это серьезная болезнь нашего общества. Как тяжелая форма рака, которая если и лечится, то очень сложно.

И говорить, что закон о госзакупках позволил украсть триллион, это чушь. Что столько своровали - согласен. Но ведь такое можно и про Гражданский кодекс сказать. Несколько лет назад мы придумали и вместе с Минэкономики запустили сайт www.zakupki.gov.ru, на котором публикуется вся информация обо всех закупках органов власти. И сейчас же все журналисты, все граждане могут увидеть, как чиновники покупают усыпанные бриллиантами кровати, золотые унитазы, дорогостоящие автомобили и т. д. Естественно, это вызвало негодование. Закон о госзакупках - это зеркало общества. Он показал, что у кого-то хватает хамства и наглости закупать на бюджетные деньги часы с бриллиантами или сверхдорогие машины. И тут проблема не в законе.

Благодаря этому закону, благодаря тому, что система госзакупок стала прозрачной, появились разоблачительные проекты, когда люди начали выявлять такие сомнительные с точки зрения этики и здравого смысла закупки. Разве лучше, если бы никто ничего не знал о покупках чиновников?

- Нет, конечно, но ведь были желающие закрыть сайт, переписать закон.

- Желающие есть до сих пор. Но мы объясняем: если уходим от электронной системы в бумажную, то это всплеск коррупции, ограничение конкуренции. Скажу искренне, что под действием различных лоббистов некоторые госорганы не устояли.

- Так вас не все в новом законе устраивает?

- Мы согласны с правительством и поддерживаем федеральную контрактную систему, но надо идти дальше. Например, нас не устраивает следующий момент. По закупкам лекарств узаконена следующая схема. Представьте, комиссия рассматривает предложения от разных фирм. И вдруг несколько из них снижают цену более чем на 25%. И тогда комиссия получает право выбрать ту фирму, которая ей больше понравилась. Конечно, эта норма предназначена для борьбы с демпингом, но сомнительно, так как в ней есть почва для коррупции и основание для уголовного преследования - члены комиссии никогда не смогут обосновать прокуратуре, почему они выбрали ту, а не иную фирму.

- Противники электронной системы аргументируют еще и тем, что в развитых странах этого нет, а там неглупые люди живут...

- Немцы, например, могут себе позволить работать по старинке, потому что у них коррупция не в таких огромных масштабах. А Россия не может сейчас иначе, она должна компенсировать устрашающий уровень мздоимства максимальной прозрачностью. Портал госзакупок - крупнейший в мире инновационный проект в этой сфере, мы гордимся тем, что наша страна сделала это.

- Что конкретно изменил новый закон, заработавший с 1 января?

- Вместо аукционов появились конкурсы, но они в большинстве случаев тоже будут проходить открыто, а позднее и в электронном виде. Появляется система планирования. Предприятия будут знать, что государство собирается покупать в ближайшие годы, и смогут подстраивать производство.

Второе - контроль за качеством закупаемого. Еще в 1990-е годы была утеряна советская система вневедомственного контроля, лоббисты добились того, чтобы ни одно ведомство больше этим не занималось. И 20 лет за качество отвечали сами заказчики, они, конечно, хорошие, но есть и такие, кто откаты брать умеет. Уже сейчас Росфиннадзор назначен официальным контролером за качеством товаров, работ и услуг и теперь этим займется.

ДОРОГОЙ ТЫ НАШ БЕНЗИН

- Еще одна болезненная тема - топливо. В США литр бензина стоит в пересчете на наши деньги 29 рублей, а у нас 32 рубля. Разве это не позор?

- Если бы у нас были сопоставимые с Америкой условия, то был бы позор.

- А условия и так несопоставимые: мы нефть добываем, а они покупают.

- Стоимость складывается из цены на рынке, налогообложения и маржи. Нефть для нас стоит дешевле, чем для американцев, это правда. Но! В России с каждого проданного барреля нефти на налоги уходит 65%, а в Америке - 15%. Только в последние два года акцизы на бензин выросли втрое.

- Ну а сами нефтяные компании: сговоры, необоснованное повышение цен?

- Это то, за чем мы следим. «Газпромнефть», например, за однократное превышение цены заплатила штраф более 4 млрд. рублей. Это 8-й по размеру штраф за всю историю антимонопольных разбирательств в мире. Всего за последние два года нефтяные компании были оштрафованы на 20 млрд. рублей. И эти деньги поступили в федеральный бюджет.

- Вы говорили о справедливой формуле цены на бензин. Она работает?

- Конечно, и поэтому у нас сейчас цены на бензин не скачут просто так, а растут в основном в ответ на повышение акцизов. Мы ввели три индикатора стоимости, которые есть в открытом доступе, по ним определяем среднюю цену, выше которой ни одной компании не советуем заходить. Если они нарушают и при этом являются монополистами, то мы их обвиняем в монопольно высокой цене. Дальше идем в суд, где учитывают все наши индикаторы.

- Но бензин все равно дорогой…

- При таких высоких акцизах и прочих налогах он таким и останется. Если мы хотим увидеть позитив, нужно говорить: у нас цены в два раза ниже, чем в Европе. Если негатив, то у нас цены на 10% выше, чем в Америке.

- А еще у нас доходы ниже, чем в Европе и США, так что позитива не получается…

- Согласен. Этот факт нужно обязательно учитывать.

- У вас не только с нефтяниками «нежные отношения», но и с газовиками. И недавно закончилось крупное расследование по Газпрому…

- Да, нефтянка очень сильно обременена налогами, с каждого рубля они отдают 60 - 65 копеек и приносят 44% дохода всего бюджета. Этим они могут объяснять высокие цены на свои продукты. Газовое хозяйство приносит всего 15% доходов казны. Разница в 3 раза, а почему? Газовики объясняют это тем, что цены на газ на внутреннем рынке регулируются. Но, позвольте, тарифы ограничиваются только для населения, а для промышленности газ довольно дорогой.

Следующее объяснение - развитие высокотехнологичного производства, разведка, добыча. Это прекрасно, это задел на будущее для страны. Но нельзя оправдывать тот факт, что, например, покупая трубы, они пользовались услугами посредника. Но рады, что сейчас компания начала проводить тендеры без посредника. И появилась первая экономия на торгах. Сейчас мы создаем совместную рабочую группу, чтобы сделать систему торгов Газпрома более прозрачной.

Хотя среди крупных компаний есть положительные примеры, например «Росатом».

Глава ФАС: «Тарифы ЖКХ - большой обман. Мы давно платим больше 100%»

СНИЗИТЬ ТАРИФЫ

- А вот еще о монополистах, которые работают в сфере ЖКХ. Каждый год в стране повышают тарифы и при этом объясняют, что население и так мало платит, что до реальной стопроцентной стоимости тех же услуг еще далеко.

- Это ужасная демагогия и большой обман. С учетом воровства в этой сфере мы с вами платим уже не сто, а гораздо больше процентов. Энергия, вода, тепло - все это поставляют монополисты на своих рынках.

- Все ваши клиенты.

- Я бы сказал, любимые клиенты. Самые большие неприятности совершаются именно естественными монополиями. Бороться с ними очень сложно, а вот защищать крайне выгодно - денег много, влияние сильнейшее. И как только мы начинаем жестко критиковать, сразу появляются доброхоты, в том числе в государственных органах, которые сторожат их интересы. Есть государственные органы, которые, по-моему, ничем другим не занимаются, а только защищают естественные монополии. При этом у естественных монополий есть своя законодательная основа. У нас в России конкуренцию защищает 135-й ФЗ «О защите конкуренции», который во всем мире признается как один самых современных. Но есть и другой закон, принятый в 1996 году, «О естественных монополиях», который дает им дополнительные права не жить по законам конкуренции, по которым живет вся страна. Мы уже 4 года просим правительство и президента ликвидировать этот закон. А вообще для естественных монополий правила должны быть еще строже. Однако далеко не все разделяют нашу точку зрения.

- А что вы предлагаете сделать?

- Есть метод определения справедливой цены, мы его сейчас используем, например, для рынка лекарств. Представьте, есть лекарственный препарат, не имеющий аналогов. Как нам определить, по какой цене нам его предлагают, заниженной или завышенной? Мы смотрим, по каким ценам эта компания продает это лекарство в другие страны, и на них ориентируемся.

- Но с тарифами сложнее, в разных странах разные условия, налоги, климат, себестоимость этих самых услуг…

- Я вас умоляю. Существуют несложные методики, которые позволяют сопоставить все цены с учетом разницы условий. Это нетрудные задачи для Министерства экономики и аналитического центра при правительстве. Мы знаем примерно 300 маркетинговых сайтов, которые обобщают цены в разных странах мира. Если такую работу провести с ЖКХ, то мы поймем, где мы - на Луне или на Сатурне, сколько мы платим за ЖКХ по сравнению с другими странами. И вскроется простая вещь: стоимость электроэнергии, например, у нас выше, чем в Канаде и в США. При схожести климата. Почему? Потому что все это съели монополии вместе с коррумпированными чиновниками. А мы с вами все это оплачиваем, к сожалению. А наши друзья из тарифной службы, утверждая какие-либо тарифы, не проводят полноценного анализа рынка...

Глава ФАС: «Тарифы ЖКХ - большой обман. Мы давно платим больше 100%»

ХОРОШИЙ ПРИМЕР УДИВИТЕЛЕН

- В следующем году 10 лет, как вы возглавляете ФАС. Есть что-то, что вас еще может удивить?

- Если вспомнить о естественном отборе, то при развале СССР произошел очень плохой отбор. Выиграл полукриминальный и олигархический капитализм. За исключением немногих случаев, собственность захватили самые нахальные. Многие из них уже уехали за границу, а на их заводах нагло и жестко эксплуатируют людей и ресурсы. Я не социалист и не коммунист, я либерал, но тем не менее меня тошнит от этого. Все плохие практики, которые существуют в мире: обман, коррупция, воровство - все это процветало у нас. Этим меня трудно удивить.

Зато меня можно удивить хорошими примерами. Их не так уж и мало.

- Например, ритейлеры, которые сами создали кодекс, где описываются все комиссии, все накрутки?

- Да, это позитивный пример. Но меня еще больше приятно удивили автоконцерны и производители, которые подписали недавно Кодекс поведения, регулирующий взаимоотношения автопроизводителей и дилеров. Как у нас было? Известные автомобильные концерны собрали все свои плохие практики и принесли в нашу страну. Мы их спросили: друзья, почему вы в Германии, Франции ведете себя культурно, прозрачно, а у нас иначе? Давайте так, вы подписываете добровольное соглашение о том, что в России будете торговать по правилам европейских директив. Очень позитивно, что они проявили добрую волю и пошли по этому пути.

Теперь любой российский дилер может торговать не только одной маркой автомобиля, например «Мерседес», а может рядом поставить «Тойоту», «Ниссан», «Пежо». Но главное, эти машины теперь будут обслуживаться в любых российских мастерских, потому что производители обязаны поставлять туда запчасти. В результате всего этого цена сервиса для потребителей должна снизиться, а качество обслуживания возрасти.

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

А взятки вам предлагали?

- За последние 6 лет было принято три антимонопольных пакета законов, а в прошлом году вы разработали еще один. Не слишком ли часто меняются правила игры?

- Экономическая ситуация в стране меняется достаточно быстро, и это надо учитывать. Во-вторых, многие законодательные инициативы идут не от нас, а от самого бизнеса. Мы открыты для дискуссий и внимательно слушаем пожелания бизнеса, особенно малого.

- Кто у вас в службе работает?

- Примерно 70% - женщины. При том что работать приходится порой и против реальных бандитов. Некоторые люди выкидывают компьютеры в окно или поджигают кабинеты, лишь бы уничтожить документы, когда мы приезжаем с внезапной проверкой. А крупные компании, которые имеют возможность, собирают информацию о наших сотрудниках. Но такова наша интересная работа.

- Вы лично очень харизматичный человек. Но должность у вас такая, что многие должны недолюбливать…

- И недолюбливают. И считают, что это иезуитство, когда им улыбаются и выписывают миллиардные штрафы. Но здесь ничего личного. Я ко многим отношусь по-доброму, но работа обязывает.

- А коррумпировать вас пытаются?

- Взятки много раз предлагали. Да кому тут не предлагали взяток? Сюда приходили товарищи с чемоданами денег, пока мы не положили пару визитеров с помощью ФСБ и их не отвезли в «Матросскую Тишину».

- Ну прямо вообще в службе без взяточников?

- Случаи есть, и мы единственное ведомство, которое проводит ежегодно опросы предпринимателей касательно своей системы. Один процент из них лично давали взятки сотрудникам ФАС и еще 7% знают о таких случаях. Основываясь на этих цифрах, можно подсчитать коррупционный потенциал - примерно около 10%. И мы этих цифр не скрываем. С такой заработной платой, объемом задач и уровнем ответственности, как у наших работников, это все равно иногда будет происходить. Зарплата сотрудников ФАС в регионах 10 - 15 тыс. руб. Это гораздо ниже, чем у региональных и муниципальных чиновников.

- Можно по этой формуле коррупционный потенциал страны определить?

- Я в комиссии по административной реформе 10 лет. И каждый год прошу: коллеги, надо принять решение правительства о том, что каждое ведомство должно проводить такие опросы и публиковать их. Тогда все будет видно.

КСТАТИ

ФАС хотят расформировать

- Минэкономразвития собирается лишить ФАС некоторых полномочий. В частности, лишить вас возможности контролировать малый и средний бизнес.

- Нам непонятно, на основании каких фактов и результатов каких исследований министерство сделало такие выводы о нашей работе. Я бы хотел лично встретиться с министром экономики и задать ему эти вопросы. Мы ждем от него объяснений. Возможно, после этого появится какая-то ясность. В целом же вопрос реформирования службы относится к полномочиям президента и правительства. Как они решат, так и будет.