18+
  1. Илюмжинов, как главный реаниматолог или интенсивная следственная терапия

Илюмжинов, как главный реаниматолог или интенсивная следственная терапия

Когда смертельно больного В. Алексаняна, бывшего начальника правового управления компании «ЮКОС», сковали наручниками и приковали цепью к больничной кровати, российская общественность заволновалась, выразив крайнюю озабоченность необычайно низким уровнем гуманной составляющей в деятельности правоохранительных органов.

Надо отметить, что голос общественности был вскоре услышан, наиболее ретивых блюстителей законопослушания поправили, объяснив популярно, чем больница отличается от тюремной камеры.

Судя по всему, ныне отстраненному от должности мэру Элисты, столицы Калмыкии, Радию Бурулову, в данный момент находящемуся в ставропольской больнице по причине предынфарктного состояния, грозит нечто подобное. Нам не известно, обратят ли на этот «частный случай» внимание «глобально мыслящие» московские правозащитники. Что им за дело до калмыцкого градоначальника, если на его беде не светит «погреть руки» и потешить самолюбие, сверкая в свете юпитеров и раздавая интервью корреспондентам западных СМИ.

Случай действительно мелковат. Да и правды ради, отметим, что пока никто не приковывает Р. Бурулова к койке в палате №14 инфарктного отделения городской клинической больницы № 3 Ставрополя. Всего лишь два «опера», специально присланных из Калмыкии, дежурят круглосуточно возле палаты, да во дворе больницы - реанимобиль, пригнанный из Калмыкии по личному указанию министра здравоохранения РК Александра Мучеряева. Это на тот случай, если илюмжиновскому «спецназу» удастся всё-таки уломать главного врача больницы Константина Муравьева, который в данный момент, как сообщают хорошо информированные источники, категорически отказывается «сотрудничать со следствием», то есть вовсю напирая на клятву Гиппократа, не отдает в руки илюмжиновским «засланцам» тяжело больного человека. Они его и так, и эдак уговаривают: у нас, типа, реанимация на колесах, отдайте нам товарища, мы ему по дороге так интенсивно станем помогать, чтобы он почувствовал себя хорошо, что он лет пять подряд потом жалеть будет, что сразу к нам не обратился. Но главврач непреклонен: больного привезла «скорая» и до тех пор, пока медики опасаются за его состояние, из больницы он выйти никак не сможет. Главврача поддерживает и заведующий инфарктным отделением больницы №3, заслуженный врач России Амир Исхаков, считающий себя ответственным за жизнь каждого пациента.

Короче говоря, переговоры идут уже неделю, ставропольская медицина держит круговую оборону и остается на высоте профессионального долга. А что же посланцы солнечной Калмыкии? Они тоже держат марку: всю неделю, сменяя друг друга, у дверей палаты несут «почетную вахту» вооруженные бойцы, отдаленно напоминающие головорезов. В инфарктном отделении они смотрятся примерно, как коровы на сцене Большого театра. Вот принципиально не соответствуют угрюмые лица оперативных охранников общему настрою пациентов кардиологического отделения на скорейшее выздоровление.

Ладно еще, стояли бы себе тихо, время от времени проверяя наличие кобуры с табельным пистолетом. Так нет! Шастают по коридору в грязных ботинках, курят на лестничной площадке, пристают к медсестрам и больным, умышленно создавая в отделении невыносимую атмосферу.

Да мы-то все понимаем – для такой цели, как у Илюмжинова, все средства хороши! Тут главное: довести больных и медперсонал больницы до нервного срыва, а лучше – пару-тройку пациентов до серьезного приступа, после чего Радия Бурулова, вполне возможно, не то, что выпишут, а просто выставят из отделения на все четыре стороны. Но далеко уйти Бурулову, конечно, никто не даст. Потому что во дворе другие зоркие стражи порядка несут вахту в усиленном режиме. В общем, не светят Бурулову «четыре стороны», поскольку путь его уже предначертан : едва лишь за порог палаты выйдет, его тут же повяжут, упакуют в реанимобиль, а уж там – свои специалисты по очень интенсивной следственной терапии объяснят пациенту, как они его долго ждали и чем он лично им за все мучения на солнцепеке обязан.

Вот такая невеселая история получается. Но есть один вопрос, сам собой напрашивается: не подскажете - республика Калмыкия все еще входит в состав Российской Федерации, или уже отделилась? Если отделилась, тогда у нас и вопросов больше не будет.

Кстати, в старину, при ханской власти с неугодными вот так же точно и поступали – в бурдюк бараний зашивали живого и в степь под жаркое солнце бросали. Чтоб на допросах не болтал, чего не следует. Еще на кол сажали, что даже лучше, потому что зрелищнее, другим подданным в назидание.

А если серьезно, то вопиющий беспредел, творимый сегодня калмыцкими правоохранительными органами по прямому указанию главы РК Кирсана Илюмжинова, не вписывается ни в какие рамки. Идет следствие, до суда, говорят знающие люди, оно может и не дойти, рассыпавшись по пути к весам Фемиды. Поскольку слеплено «дело Бурулова» второпях, лишь бы ублажить «хана Кирсана».

Да, подследственный почувствовал себя плохо, что подтверждают и совершенно независимые ставропольские медики. Скажите, что за нужда заставила ретивых калмыцких следаков врываться в инфарктное отделение и вытаскивать больного человека за ноги из палаты? Что за производственная необходимость пригнала в Ставрополь министра здравоохранения РК? Ему в республике нечем заняться? Или он лучше ставропольских специалистов разбирается в кардиологии? Да, и этого никто не отрицает: будучи под подпиской о невыезде, Радию Бурулову пришлось выехать в соседний регион, что, конечно же, можно считать нарушением закона. Но неужели не понятно, отчего Бурулов не рискнул продолжать лечение в калмыцкой больнице? Да потому, что по указке сверху, его уже выставили оттуда, точнее, больного - выписали из больницы! К тому же, не надо забывать, это зубов у человека 32! А сердце, к сожалению, одно. И при этом учтите, что в Калмыкии «хан Кирсан» отвечает за все: он и главный милиционер, и главный врач по всем болезням, и вообще эксперт во всех отношениях.

Ясно, что в РК «подлечили» бы Бурулова на славу. Как говорится, нет человека, нет и проблемы. Уж как там «дело» против него пойдет в суде, и что расскажет судьям верный подданный Кирсана Илюмжинова, восемь лет за ним наблюдающий, мы и гадать не станем. Зато нисколько не сомневаемся в том, что после «интенсивной калмыцкой кардиологии», проведенной под непосредственным руководством главного «сердцеведа и душелюба» Кирсана Илюмжинова, до суда бы Бурулов точно не дотянул…

Что ж, мы продолжаем следить за событиями. И постараемся узнать, чего же так опасается услышать в показаниях Бурулова Кирсан Илюмжинов и почему «калмыцкому дипломату и главному разводящему» до сих пор удается так ловко уходить от ответственности за все содеянное за пятнадцать лет бесконтрольного правления многострадальной Калмыкией.