18+
  1. Информационная истерика - последнее прибежище оппозиционера

Информационная истерика - последнее прибежище оппозиционера

Наталью Морарь снова не пустили в Россию. «Другая Россия» с неизменным упорством продолжает делать абсурдные заявления о «маршах несогласных». Оппозиция за трое суток до выборов использует все доступные средства информационного воздействия, но воздействие выходит вялое и безжизненное.

История оппозиционной журналистки Натальи Морарь, не допущенной в Россию якобы за свои критические статьи, могла бы стать флагом оппозиции, если бы оппозиция представляла собой хоть что-нибудь цельное. Идея выступить на президентских выборах, минуя думские, сказалась на отечественных «правых» и «несогласных» самым пагубным образом.

Каспаров, Касьянов, Лимонов и примкнувшие к ним Немцов и Белых, банально не справились с собственными амбициями. Выборы единого кандидата от оппозиции привели к краху самой оппозиции – Касьянов покинул «Другую Россию» и предпринял попытку за месяц сколотить собственную партию. Лимонов объявил себя лидером «другороссов». Каспарова развалил союз с правозащитниками и остался со своим эфемерным движением «Объединенный гражданский фронт», объединяющим человек 10.

Борис Немцов, приведший свою партию на «Марш несогласных», оказался за бортом политического процесса. Судя по всему, идея союза СПС с «Другой Россией» пришлась совсем не по вкусу негласным руководителям партии – Немцову пришлось временно приостановить членство в СПС.

Оппозиционеры, разошедшись по разным углам ринга, пытаются противодействовать «кремлевскому режиму» кто во что горазд. Если ранее «Другая Россия» вела подготовку к «маршам несогласных» по принципу «собрать побольше народу», сегодняшний PR Каспарова сотоварищи больше напоминает попытку объяснить, почему на марш не выйдет никто.

Менее недели назад питерское отделение ОГФ пыталось раздуть скандал вокруг запланированного на 3 марта в северной столице «марша». «Это беспрецедентный случай. Нам отказали в проведении акции, не предложив другого маршрута. Это прямое нарушение Конституции и федерального законодательства», - заявила местный лидер «несогласных» Ольга Курносова.

Мэрия Санкт-Петербурга опровергла ее слова. «Просто у нас очень любят истерию», - заявил представитель городской администрации, подчеркнув, что согласование маршрута «марша несогласных» вообще еще не закончено, мэрия активно ведет переговоры с той же Курносовой. Питерской активистке ОГФ пришлось пойти на попятный: уже на следующий день маршрут шествия действительно был согласован.

Накануне питерский сценарий был с удивительной точностью повторен в Москве. Гарри Каспаров заявил на своей пресс-конференции: «Московские власти отказалась согласовывать хоть какой-то вариант проведения марша». Мэрия Москвы встретила такие слова с искренним недоумением: «Группа граждан подавала заявку на шествие и митинг. Мы им отказали и предложили найти другое место, - заявил нашему корреспонденту советник Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы Анатолий Шевяков. – Мы не должны предлагать им какие-то варианты. По закону, статья 12, 54 Федерального Ззакона, мы пишем обоснование и предлагаем организатору акции искать другое место. Так и было сделано».

Абсурд ситуации в том, что «несогласные» своими заявлениями дезавуируют собственные идеи. Раньше главной идеей организаторов маршей было «шествие носит уведомительный характер» и «будем маршировать там, где подали заявку». Теперь, «вспомнив» и заговорив через СМИ о необходимости согласования маршрута шествия, они вынуждены будут принять то или иное предложение властей, или отменить марш вовсе.

В законе четко прописана ответственность организатора за проведение «несанкционированной» массовой акции - без согласования маршрута. Попытка провести такой «марш» приведет к немедленному задержанию его лидеров. Причем, судя по заявлениям в СМИ, лидеры «несогласных» об этом прекрасно осведомлены. Выхода остается два – или согласиться на набережную Тараса Шевценко или, по примеру Касьянова, отменить шествие.

Видимо, последний вариант и будет в итоге избран оппозицией, которая, очевидно, изрядно запуталась в собственных планах и вряд ли способна вывести на улицы хотя бы несколько сотен человек. «Вынужденная отмена» марша (с соответствующей информационной истерикой о давлении властей) будет наиболее удобным выходом из положения для Каспарова и компании.

Вообще, истерика в прессе становится последним прибежищем оппозиционеров. Главным информационным поводом среды для «независимых СМИ» стала Наталья Морарь, которая вновь не смогла въехать в Россию – несмотря на заключенный накануне брак со своим коллегой Ильей Барабановым. Издания час за часом отслеживают судьбу «независимой журналистки», которую вот-вот депортируют в Молдавию из аэропорта Домодедово.

Активистка «Открытой России» Ходорковского, пресс-секретарь «Другой России», журналист оппозиционного издания «The New Times» (бывшее «Новое время»), в декабре месяце прошлого года, напомним, не смогла въехать в РФ. Выяснилось, что участница «Маршей несогласных» Морарь является гражданкой Молдавии и ей по распоряжению ФСБ закрыт въезд на территорию России.

Не совсем понятно, отчего этот запрет должен был исчезнуть после бракосочетания Морарь и Барабанова – собственно, об этом оппозиционные СМИ умалчивают, предпочитая говорить о «политических репрессиях». Между тем очевидно, что въезд на территорию страны регулируется отнюдь не семейным положением и не гражданским кодексом – разделом о заключении брака.

Прилетевшая 27 февраля утром в Москву Морарь была вполне ожидаемо вновь остановлена на пограничном контроле - к вящей радости «оппозиционной журналистики». До сих пор не понятно, что тянет ее в Россию, которая официально объявила о нежелательности ее присутствия на своей территории. Очевидно лишь, что закономерный провал операции по возвращению Морарь стал настоящим праздником для оппозиционных СМИ. Что позволяет задуматься над вопросом «Кому это выгодно?».