18+
  1. Испорченный воздух взамен инвестиций

Испорченный воздух взамен инвестиций

Испорченный воздух взамен инвестиций
Правительство РФ рассматривает поправки, призванные упростить процедуру утверждения «киотских проектов», но Сбербанк, как оператор российского углеродного рынка, не исключает, что конкурсы пока будут проходить по старой схеме.

Впрочем, далеко не все заинтересованные компании приспособились к правилам, установленным банком, более того – кого-то не устраивают неограниченные регуляторные полномочия, которыми наделен Сбербанк. «Век» обратился за разъяснениями к одному из первых российских игроков на «киотском рынке» - ОАО «ГалоПолимер». Именно холдинг Дмитрия Мазепина стал пионером по передаче единиц сокращения выбросов (ЕСВ) иностранным компаниям в ходе проектов совместного осуществления (ПСО).

Напомним, что первую в истории России передачу 4,2 млн. ЕСВ из отечественного реестра швейцарской трейдинговой компании Vitol удалось провести ОАО «Галоген» и ООО «Завод полимеров КЧХК» (впоследствии компании были переименованы в «ГалоПолимер Пермь» и «ГалоПолимер Кирово-Чепецк», соответственно) в декабре 2010 года. Одно из российских СМИ тут же окрестило сделку «киотским проколом», указав, что сокращения по ПСО у «дочек» «ГалоПолимера» были поставлены швейцарцам при наличии контракта с Natsource Asset Managient Corp., то есть фактически проданы дважды двум разным структурам. Скандал подкреплялся сообщением о том, что миноритарный акционер продавца оспаривает первую сделку в российском арбитраже как невыгодную, а Natsource настаивает на переносе дела в Лондон.

Как пояснил «Веку» юридический директор ОАО «ГалоПолимер» Владимир Позняк, данная информация является недостоверной, в газету было направлено требование об опровержении. «Я официально заявляю, никаких судебных процессов между какими-либо компаниями группы «ГалоПолимер» и Natsource не было и нет, и сейчас никаких споров вокруг передачи ЕСВ не ведется». По словам представителя «ГалоПолимера», любые сделки на этом рынке являются коммерческой тайной и не должны выноситься на публичное обсуждение.

К «киотскому проекту» структуры холдинга подошли, имея на руках довольно изношенные производственные фонды, заводскому оборудованию, например КЧХК, стукнуло 60 лет. Компания встала перед вопросом: как модернизировать производство, чтобы не нанести ущерб предприятию. «Можно поставить замечательные фильтры, после чего у нас возрастет себестоимость продукции, мы станет неконкурентными, нам придется закрыть завод. А ведь только в Кирово-Чепецке каждая четвертая семья работает на бывшем КЧХК. И до сих пор мы были вынуждены работать на неэффективном оборудовании, ведь альтернативы не было. Пока, наконец, не появились реальные механизмы реализации киотских проектов в нашей стране», - поясняет Владимир Позняк.

Что такое Киотский протокол с точки зрения бизнеса? До 28 октября 2009 года, когда соответствующим распоряжением правительства РФ Сбербанк стал оператором углеродных единиц, то есть фактически регулятором процесса по торговле ЕСВ, парадом командовало лишь Минэкономразвития. Надо сказать, министерством было одобрено порядка сорока проектов, но ни один из них не удалось реализовать. Сбербанк же стал организовывать конкурсы и отбирать компании, которые согласны следовать установленным правилам. Причем, во всех сделках финансовое учреждение выступает третьим лицом.

Кроме того, Сбербанк пристально следит за тем, куда пойдут инвестиции от ПСО. Полученные в обмен на ЕСВ средства российская компания может потратить только на дальнейшую модернизацию производства, а не, например, повышение зарплаты сотрудникам или выплату дивидендов.

После проведенной оценки «ГалоПолимер» вложил в проекты в рамках Киотского протокола около $4 млн., согласно утвержденным Минэкономразвития показателям, с 2008 до 2012 года холдинг сможет реализовать 7,5 млн. тонн ЕСВ. Из них на сегодняшний день передано больше половины, то есть столько, сколько удалось выработать.

Согласно исковому заявлению миноритарного акционера к «ГалоПолимер Пермь» и Natsource (копия имеется в распоряжении «Века»), первоначально покупателем выступал все тот же Natsource, однако, Сбербанк, как регулятор, посчитал этот договор недействительным. Дело в том, что контракты, заключенные еще до прихода банка на рынок, считаются несостоятельными – компании не могли заключать сделки с активом, принадлежащим государству. Кроме того, кредитную организацию, так же как и куратора «киотских проектов» – Минэкономразвития, не могла устроить явно заниженная цена на российские ЕСВ, ведь до прихода Сбербанка в качестве регулятора существовали контракты по цене 2-3 доллара за тонну российских сокращений выбросов.

Кроме того, как посчитал миноритарий, контракт «ГалоПолимер Пермь» и Natsource был заключен на невыгодных условиях, поскольку контрактная цена покупки единицы сокращения выбросов была значительно ниже рыночной цены.

Как поясняют в «ГалоПолимере», факт занижения рыночной цены имущества подтверждается справкой Пермской Торгово-промышленной палаты об уровне цен на ЕСВ на дату заключения оспариваемой сделки, по данным Европейской климатической биржи. В Natsource было отправлено письмо с предложением перезаключить контракт с учетом поправок, но был получен отказ. В итоге «ГалоПолимер» заключил сделку с компанией, которая была согласна следовать требованиям Сбербанка.

Как стало известно «Веку», в случае с «ГалоПолимером» Сбербанк настоял на цене продажи ЕСВ более 10 евро за тонну, причем, сам оператор взял за свои услуги значительно менее 1 евро.

Впрочем, источник, знакомый с ситуацией, сообщил «Веку», что Сбербанк как государственный агент устраивает далеко не всех. «Теперь стало понятно, что ни одна «киотская сделка» не может пройти без участия Сбербанка. И, конечно, эта ситуация оказалась неожиданной для некоторых западных инвесторов, которые, видимо, считали, что на российском нулевом рынке можно заключать сделки, по сути фьючерсы, выгодные, прежде всего, для себя, без учета потребностей российских предприятий в модернизации. Теперь они встали перед дилеммой: либо приспособиться к новому механизму и, по сути дела, играть по тем правилам, которые установил Сбербанк, либо пытаться отстаивать свою точку зрения, но здесь большая вероятность того, что они проиграют».

У некоторых российских компаний, вероятно, тоже возникают трения со Сбербанком. Среди тех, кто смог настроиться на волну «оператора единиц», кроме «ГалоПолимера» аналитики называют «Роснефть», «Газпром нефть», «Сибур», «Илим Палп» - то есть тех, кто уже получил возможность реализовать свои ЕСВ. Возможно, многие заинтересованные в «киотских проектах» предприятия «зависли» еще и потому, что этот бизнес регулируется непосредственно правительством России, и вопросы не удастся решить кулуарно. А источник, знакомый с ситуацией, сообщил, что «Белый дом очень болезненно реагирует, когда толкутся на его «поляне»».

Как отметил один из российских участников рынка, в то время как отечественные предприятия разрабатывают киотские проекты в рамках только ПСО, наши основные конкуренты – предприятия КНР – используют так называемый «механизм чистого развития» (МЧР). К слову, рынок МЧР почти в 10 раз больше ПСО, если сравнивать объем зарегистрированных проектов МЧР и потенциальных ПСО. Но если сравнивать объемы достигнутых сокращений – то у китайцев их в 70 раз больше. За счет проектов по сокращению выбросов хладона-23 (основные проекты в Китае) уже получено 202 млн. ЕСВ, что при цене 10 евро составляет более 2 млрд. евро. Из этой суммы на КНР (11 производителей) приходится 68,8%. Доля проектов по хладону-23 в общем объеме уже достигнутых сокращений более 50% (202 млн. из 372 млн.), а в общем объеме планируемых сокращений выбросов в первый Киотский период составит около 20%. Следующими по значимости являются проекты по адипиновой и азотной кислотам. Таким образом, 280 млн. из 372 млн. достигнутых сокращений обеспечивает химическая отрасль. Проектов по энергоэффективности фактически нет среди проектов, которые были начаты до 2010 года по МЧР.

«Среди проектов совместного осуществления преобладают проекты по устранению утечек метана и по сжиганию попутного газа. Наиболее эффективные проекты по сокращению выбросов хладона-23 представлены 4 проектами (3 в России, 1 во Франции). Учитывая, что срок ПСО в России 5 лет, а срок МЧР от 7 лет (владелец проекта может выбрать 7 лет с возможностью повторной регистрации, или 10 лет без такой возможности), то очевидны конкурентные преимущества предприятий КНР перед российскими. За счет этих преимуществ китайские производители снижают цены на свою продукцию, заливая мировой рынок дешевым химическим сырьем, что уже получило название «углеродного протекционизма»», - пояснял «Веку» источник, знакомый с ситуацией.

Вероятно, Россия готова вносить коррективы в «киотскую» политику. В минувший четверг советник президента России по вопросам изменения климата Александр Бедрицкий сообщил, что правительство РФ в настоящее время рассматривает поправки, призванные упростить процедуру утверждения «киотских проектов», в частности, отмену «потолка» на общий объем сокращений. Напомним, было проведено два таких конкурса с лимитом по 30 млн. тонн СО2-эквивалента. В Сбербанке пока не дают более подробных комментариев, однако, не исключают, что вскоре могут быть объявлены новые конкурсы «киотских проектов» по прежней процедуре. Впрочем, возможно, их разобьют по отраслевому признаку.

Тем не менее, некоторые аналитики убеждены: на самом деле необходимо максимально ужесточить механизмы регулирования. «Сам рынок до сих пор не отрегулирован и никто его не контролирует должным образом. А ведь есть целый ряд обстоятельств, связанных с нормами выбросов, с требованиями к конкретным организациям, все это нужно отслеживать. Но у нашей страны до сих пор нет опыта плюс «серая» составляющая этого вида бизнеса. Я подозреваю, что эти ЕСВ можно продавать хоть по десять раз, главное, чтобы покупатели не встретились», - заявил «Веку» ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов.

«Лица, которые ответственны за организацию этой торговли, за учет, результат и так далее, пока не работают, как следует и не создали необходимых правил регулирования. Здесь самое существенное сделки регистрировать, чтобы было ясно, кто получает деньги, кто участвует и каково состояние на следующий момент. А, учитывая, что у нас по привычке, такие вопросы решаются не загодя, а когда мы вляпываемся в какие-то неприятности, ясно, что вот это делать надо было бы безотлагательно. Потому что мы все время находились в состоянии неопределенности, то ли мы будем участвовать, то ли не будем. Это состояние расслабленности и неактуальности вопроса все время висело, да, по-моему, и висит до сих пор», - пояснил «Веку» научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

«Контракты в рамках Киотского протокола и в настоящее время не могут заключаться, пока не будет соответствующего национального закона, - сообщил «Веку» кандидат экономических наук, руководитель группы ученых ЭМС РСАВ Виктор Потапов.- В конце 2003 года на заседании Межведомственной комиссии по проблемам изменения климата было принято решение обязать Минэкономразвития РФ подготовить проект закона о регулировании прав на выбросы парниковых газов, как основы для будущей ратификации Киотского протокола Россией. Но представители министерства до настоящего времени этот закон не подготовили, организовав в настоящее время серую коррупционную схему продажи прав на выбросы. Если конкурсы и будут проводить по отраслевому признаку, то лишь для того, чтобы втянуть в эту схему другие министерства».

По мнению экономиста, в отсутствие в России национального закона о порядке регулирования прав на выбросы (квот), все сделки по реализации ЕСВ могут быть признаны ничтожными, наносящими ущерб правам россиян. Ни правительство РФ, ни «Реестр углеродных единиц» в настоящее время не имеет прав на передачу ЕСВ другим странам.

Для справки. Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН по изменению климата

Статья 6.

1. Для целей выполнения своих обязательств любая Сторона (государство-участник Протокола – прим. «Века»), может передавать любой другой такой Стороне или приобретать у нее единицы сокращения выбросов, полученные в результате проектов, направленных на сокращение антропогенных выбросов из источников или на увеличение абсорбции поглотителями парниковых газов в любом секторе экономики, при условии, что:

a) любой такой проект был утвержден участвующими Сторонами;

b) любой такой проект предусматривает сокращение выбросов из источников или увеличение абсорбции поглотителями, дополнительное к тому, которое могло бы иметь место в ином случае;

c) она не приобретает никаких единиц сокращения выбросов, если она не соблюдает свои обязательства по статьям 5 и 7; и

d) приобретение единиц сокращения выбросов дополняет внутренние действия для целей выполнения обязательств по статье 3.

3. Сторона, включенная в приложение I, может уполномочивать юридических лиц участвовать, под ее ответственность, в действиях, ведущих к получению, передаче или приобретению единиц сокращения выбросов в соответствии с настоящей статьей.

Постановление Правительства РФ от 28 октября 2009 г. N 843

«О мерах по реализации статьи 6 Киотского протокола

к Рамочной конвенции ООН об изменении климата»

В целях реализации статьи 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата Правительство Российской Федерации постановляет:

(…)

2. Установить, что проекты, осуществляемые в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, утверждаются Министерством экономического развития Российской Федерации.

3. Возложить полномочия по участию в действиях, ведущих к получению, передаче или приобретению единиц сокращения выбросов парниковых газов, на открытое акционерное общество «Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации» (далее - оператор углеродных единиц).