18+
  1. Как Большой стал маленьким

Как Большой стал маленьким

Гендиректор ГАБТа Анатолий Иксанов делает деньги на реконструкции, аренде, бесталанных артистах и теряет попечителей. Театр, на самом деле, начинается не с вешалки.

Он начинается со сметы. Большой театр – с Большой Сметы, а, к примеру, Мотыгинский районный театр - с маленькой.

Большая Смета – субстанция живая и мертвая одновременно, концептуальная, оттого не всякому уму постижимая. Даже в обезумевшей от денег Москве, бывает, не понимают размаха иного искусного режиссерского замысла. В последний раз непонятливыми оказались Счетная палата РФ, которую нежданно-негаданно удивила завышенная почти в 16 раз стоимость реконструкции Государственного академического Большого театра, и Следственный комитет при прокуратуре РФ, возбудивший с подачи аудиторов уголовное дело по фактам необоснованного расходования бюджетных средств.

Прокурорские оценили красоту пируэта – за 6 лет, с 2003 по 2009 гг., заказчик ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» трижды оплатил одни и те же работы по «проектированию и подготовке рабочей документации». За один пакет с документами и чертежами ЗАО «Курортпроект» получило сначала 98 млн. бюджетных рублей, затем – чуть менее 362,2 млн., ну а под конец – еще около 498 млн. На круг вышел почти миллиард и заработала его компания, известная главным образом своим манящим названием, да техническим директором, коим является Нодар Канчели. Этот зодчий, напомним, спроектировал обрушившиеся несколько лет назад аквапарк «Трансвааль» и столичный Басманный рынок.

Миллиард за комплект документов – это по-взрослому. Особенно, если учесть тот факт, что немалая сумма была выплачена только за проектирование второй очереди реконструкции театра, которая подразумевает реставрацию непосредственно здания Большого и строительство производственно-складского комплекса в Перово, на улице Плеханова. В ходе же первой очереди была построена новая сцена; закончилась она в 2002 году. И только искушенным ценителям прекрасного известно, во сколько на самом деле обошлось «первоочередное» проектирование.

Не поминай вСУИ

Но всю многогранность финансового таланта реставраторов можно увидеть только на строительно-монтажных работах. В конце 2004 года генеральным подрядчиком реконструкции Большого на тендере было выбрано ЗАО «СУИхолдинг», принадлежавшее бывшему вице-президенту ОАО «Система-Галс» Азарию Лапидусу. Простор для деятельности был невиданным – первоначальная строительная смета ГАБТа оценивалась в 25 млрд. рублей. В 2005 году Владимир Путин посоветовал Минэкономразвитию «подумать о том, как сократить смету». Подумать-подумали, но сокращать ничего не стали. Как была смета на реконструкцию - около миллиарда долларов, так и осталась, а к настоящему моменту, скорее всего, еще и выросла.

«СУИхолдинг» ведет грандиозное строительство, но не вверх, а вниз, метров так на двадцать вглубь. В бункере разместится концертно-репетиционный зал и фойе. Надо полагать, по причине опасной близости к самому пеклу свои услуги генподрядчик оценил в 400 млн. долларов, хотя иные компании были готовы взяться за дело и за 240 млн. долларов. Любопытно: изначально подземелье для ГАБТа не планировалось таким глубоким. Но, как сказал последний руководитель «Дирекции по строительству, реконструкции и реставрации» (начальников дирекции уже сменилось шесть человек) Яков Саркисов, «почему оказалось ниже – сейчас уже поздно об этом говорить». Посему «СУИхолдингу» не стоит волноваться за свои гонорары.

Недавно у «детей подземелья» сменился хозяин – г-н Лапидус продал в июле 2009 года 50% плюс одну акцию генподрядчика ГАБТа, переложив на нового владельца всю ответственность за сдачу объекта в срок.

А срок окончания реконструкции Большого, как и конец света, постоянно откладывается. Ранее спецпредставитель президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой обещал публике, что главный театр страны поднимет занавес 1 октября 2009 года. На дворе уже декабрь, а ГАБТ лишь посажен на постоянный фундамент. Власти, как дети, радуются этому событию, хотя страну после Великой отечественной восстанавливали и то быстрее. «Большой победой Большого театра» назвал свершившийся факт главный московский строитель Владимир Ресин и сравнил посадку театра «на свое постоянное место, практически без отклонений» с первой в мире операцией на сердце. Ресин также озвучил новый срок окончания реконструкции – теперь это будет 11 октября 2011 года. Приговор, мол, окончательный и обжалованию не подлежит – на эту дату уже и премьера запланирована.

Большой, однако, вопрос – простоит ли ГАБТ на своем месте хотя бы до официального открытия. Оказывается, при реконструкции театра использовался бетон низкого класса, а в документах значится совсем другой, естественно, самый высокий, класс материала. Нехитрый прием принес реставраторам многомиллионный «левый» доход. Сейчас эти факты проверяют сотрудники Красносельского ОВД г. Москвы в рамках другого уголовного дела, также возбужденного по результатам проверки хозяйственной деятельности Большого. Не хотелось бы никого пугать заранее, но правоохранители наверняка привлекут к ответственности тех должностных лиц, которые допустили нарушения при строительстве фундамента ГАБТа.

Кроме того, как выяснили следователи Тверского ОВД г. Москвы, помещения театра без согласования с собственником, то есть с государством, и без надлежащего оформления договоров сдавались в аренду неким организациям. Куда ушли эти деньги, догадаться не трудно, а вот государство, как полагает следствие, недополучило от «черной» аренды несколько десятков миллионов рублей. По этому факту также было возбуждено уголовное дело.

И еще одна важная деталь: за время реконструкции Большого от проекта отказались 5 архитекторов. Один из них, Никита Шангин, говорит, что изначально предполагалось минимально изменив историческую форму, максимально наполнить ее современным содержанием. Архитекторы нашли решение. Но со временем реконструкцию ГАБТа взяли в свои руки чиновники, и архитекторы потеряли все позиции.

Хор проституток

«Heiaha! Hojotoho! Heiaha! Hojotoho! Проникновенье в новую плоть!». «Плоть твоя будет расти, в теплой матке сладко дремать, сил набираясь в теле упругом советской женщины бодрой». «Вдруг из крыл белоснежных брызнули черви». Это отрывки из либретто нашумевшей оперы «Дети Розенталя». Ее премьера прошла в 2005 году на сцене Большого. «Откровенная бесовщина на сцене», «хор проституток», «не имеет права на существование на сцене Большого театра», «очень непрофессионально и очень слабо» - такие отзывы критиков «Дети Розенталя» получили вполне заслуженно. Либретто написал талантливейший воспеватель расчлененки Владимир Сорокин, а музыку к опере – композитор Леонид Десятников, который недавно стал музыкальным руководителем ГАБТа. Впору задаться вопросом о художественном уровне нынешнего руководства главного театра страны. Впрочем, сам Десятников свою должность в Большом называет «кризис-менеджер». Вот такой сюрреализм в Большом: реконструкцией руководят чиновники и начальство театра, а за художественную составляющую отвечают кризис-менеджеры.

Иной пытливый читатель спросит: но у Большого есть генеральный директор, куда же он смотрит? А заглядывает Анатолий Иксанов, шушукаются в театре, в основном под пачки юных балерин, да в кошельки их спутников жизни. В ГАБТе, если знать человека, можно устроить себе очищение искусством – прикупить для своей пассии главную партию. Деньги делаются на всем: на реконструкции, на помещениях, на жаждущих славы, но бесталанных артистах. Вдобавок Анатолий Геннадьевич Иксанов, он же Тахир Гадельзянович, заслуженный деятель искусств Украины, в начальственной ложе Большого единственный долгожитель – он руководит театром с 2000 года. За 9 лет сменились три министра культуры, а г-н Иксанов все ходит по Большому легко и уверенно. Своим умением приспосабливаться и чувствовать конъюнктуру гендиректор ГАБТа, когда-то написавший в соавторстве практическое руководство «Как просить деньги на культуру», смахивает на Анастаса Микояна, который будучи у власти пережил сталинские чистки, хрущевскую оттепель и вышел в отставку при Брежневе почтенным старцем.

На фоне таких декораций неудивительно, что Попечительский совет ГАБТа начали покидать представители российской элиты. Они-то деньги считать умеют, потому не желают наблюдать, как большое искусство превращается в чей-то маленький бизнес, а их кровные зарываются в землю или идут на постановку откровенно порнографических (в широком смысле этого слова) спектаклей. Как говорится, Мельпомена им судья, ведь они все равно не поймут всей изысканности этого перфоманса – как Большой стал маленьким.