18+
  1. Как и зачем Россия поддерживает Лукашенко?

Как и зачем Россия поддерживает Лукашенко?

Как и зачем Россия поддерживает Лукашенко?
Нефтяное богатство России оказалось огромным благом для спасения Лукашенко - специалиста по обеспечению уступок и щедрости Москвы, сообщает Russia Insider.

В прошлом году руководство Беларуси составило бюджет на 2016 год с профицитом за счет экспорта таможенных пошлин на нефть, размер которых должен был составить в общей сложности, по оценкам министерства финансов, около $1,5 млрд. в случае, если средняя цена на нефть на мировом рынке составит $50 за баррель. Тем не менее, развитие событий в начале этого года заставило Минск уменьшить свой аппетит. Как говорят специалисты, сейчас Беларусь планирует получить $900 млн., при условии, что цена на нефть в среднем составит $40 за баррель. Это является серьезной проблемой для Минска.

Экономическая модель Беларуси полностью зависит от поставок дешевых энергоресурсов из Российской Федерации, в том числе сырой нефти, что имеет принципиальное значение для нефтеперерабатывающей промышленности Беларуси. Два перерабатывающих завода Беларуси – Новополоцкий ОАО «Нафтан нефтеперерабатывающий завод» (Витебская область) и ОАО «Мозырский нефтеперерабатывающий завод» (Гомельская область) - совместно с ОАО «Беларуськалий» являются промышленными флагманами страны. Они относятся к числу тех немногих компаний, которые до сих пор приносят пользу Беларуси.

В период «беспошлинных» поставок, которые на самом деле продолжались до 2006 года, Минск получил за год в среднем около $3 млрд. прибыли, хотя теоретически это должно было вернуть пошлины на экспортируемые в Россию нефтепродукты. В 1995 году Россия и Беларусь подписали соглашение, чтобы разделить таможенные платежи на экспорт нефтепродуктов, изготовленных из российской нефти, с территории Беларуси, однако президент страны Александр Лукашенко полностью проигнорировал соглашение, воспользовавшись дружелюбным отношением Бориса Ельцина. В 2001 году белорусский лидер аннулировал соглашение после того, как уведомил об этом Россию.

До так называемой «третьей войны за нефть» в 2010 году нефтеперерабатывающие заводы Беларуси перерабатывали около 21 млн. тонн сырой нефти в год (в 2015 году было импортировано 24,64 млн. тонн нефти и нефтепродуктов) на фоне роста экспорта белорусских нефтепродуктов. Например, в 2001 году он составил 7,7 млн. тонн, а в 2015 году - 18,64 млн. тонн.

Тем не менее, рентабельность переработки нефти в последние годы начала падать, так как снизились цены, но в то время налог на импорт российской нефти был оставлен без изменений. В конце концов, местному бюджету пришлось субсидировать нефтеперерабатывающие заводы.

Однако даже несмотря на это Беларусь умудрилась получить выгоду даже после того, как Россия с 2006 года заставила Минск платить налоги на импорт сырой нефти и нефтепродуктов. Тогда поставки составили порядка $2,5 млрд., которые оказались настоящим подарком для Беларуси в условиях кризиса. Следует отметить, что после того, как мошенничество с разбавителями и смазочными материалами было разоблачено, Москва не стала надавливать на Минск как на фактического контрабандиста. Вопрос остался подвешенным в воздухе. Тем не менее, в обмен Беларусь вынуждена была согласиться на более глубокую интеграцию, но, в конце концов, Минск даже получил дополнительные бонусы от России.

В 2014 году Москва позволила Беларуси сохранить в своем бюджете $1,5 млрд. от экспортных пошлин. Вместе с тем налоговые трюки в нефтяном секторе продлились недолго из-за падения мировых цен на нефть. Во всяком случае благодаря неуплаченным налогам на «черное золото» Минск сохранил дополнительные 20 трлн. белорусских рублей или более $1 млрд. по курсу Национального банка. Это довольно большое количество денег для Беларуси. Например, страна от экспорта собственных нефтепродуктов заработала 2,9633 трлн. рублей и еще 6,8895 трлн. рублей за счет поставок калийных удобрений. Налоги на нефть составляли 7,5% от консолидированного бюджета страны по сравнению с 0,4% в 2014 году.

Как же Беларусь получает дополнительную прибыль за счет лояльности России? На самом деле эта схема очевидна. К примеру, в прошлом году Беларусь импортировала 24,64 млн. тонн нефти и нефтепродуктов, а также экспортировала 18,64 млн. тонн после перегонки. Эта цифра без учета нефти, полученной в стране (около 1,6 млн. тонн), так как она полностью экспортируется (в основном в Германию). Учитывая, что потери после перегонки являются незначительными, Беларусь не только получила выручку от экспорта нефтепродуктов, но и сэкономила около 6 млн. тонн нефти без взимания налогов Россией. Данная сумма, казалось бы, должна была быть заимствована из местного бюджета, но на самом деле не все так просто.

По официальным данным, экспорт нефти и нефтепродуктов, включая собственное «черное золото», в 2015 году в денежном выражении превысил импорт на $1,828 млрд., т.е. $6,2 млрд. были потрачены на закупку в 2015 году, в то время как выручка от экспорта нефтепродуктов составила $8,028 млрд., включая экспорт собственной нефти. Тем не менее, по сравнению с 2014 годом общая выручка снизилась на 34,8% за счет волатильности цен на нефть. Как бы там ни было, Беларусь до сих пор получает прибыль, во-первых, потому, что покупает нефть по внутренним российским ценам - около $252 за тонну, что гораздо ниже мировых цен. Между тем, Беларусь продает нефтепродукты по цене, близкой к средней мировой стоимости: в 2015 году средняя цена нефтепродуктов составила около $400 за тонну с учетом продажи собственной нефти. Оказывается, что помимо накопленных налогов на импорт Беларусь получила прибыль от разницы цен: около $145 за тонну в 2015 году. И все же, несмотря на все это, в Минске думают, что этого недостаточно.

Как известно, белорусские власти уже в течение нескольких месяцев требуют пересмотра формулы установления цен на нефть, которая была согласована в декабре 2011 года - мировые цены (нетбэк цена Роттердама) минус налог на экспорт и транспортные расходы, а также скидка в размере $3,7 за тонну. Беларусь хотела бы получить скидку в $5. Главным аргументом Минска является то, что цена на нефть для российских нефтеперерабатывающих заводов ниже, чем для белорусских. Кроме того, власти Беларуси заявляют, что налоговый маневр в России повлиял на экономическую эффективность переработки.

Помимо этого Беларусь утверждает, что качество российской нефти марки Urals ухудшилось, и коэффициент конверсии за баррель к тонне, предусмотренный формулой, оказывается выше, чем фактический. Хотя Беларусь и пытается давить на Москву через Евразийский экономический союз, двусторонние переговоры пока что не принесли никакого результата. К примеру, еще осенью прошлого года Минск и Астана выступали против проекта Евразийской экономической комиссии, который касался установки рынка общей нефти и общих нефтепродуктов в Евразийском экономическом союзе, подразумевая при этом сохранение влияния существующего механизма ценообразования на нефть, то есть исходя из ситуации на рынках стран-участниц. В Беларуси говорят, что главным принципом взаимоприемлемого выгодного сотрудничества в области энергетики является «принцип рыночного ценообразования на энергоресурсы» и «честная конкуренция».

После заседания Евразийского Межправительственного совета в Ереване 20 мая 2016 года премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков сообщил, что стороны нашли общие подходы к ценообразованию на нефть и нефтепродукты, хотя в это поверить трудно. Вряд ли Кремль в такой ситуации планирует делиться нефтью фактически бесплатно. Кроме того, у Беларуси есть несколько миллиардов долларов прибыли от льготных цен на сырье и экспортных пошлин, которые не используются совместно с Россией.

Это просто неправильно требовать большего, хотя в Минске, кажется, думают по-другому. Возможно, именно поэтому руководство Беларуси связывает цены на нефть с другим важным вопросом - предложением и ценой российского природного газа.