18+
  1. Калмыкия прощается с Илюмжиновым

Калмыкия прощается с Илюмжиновым

Калмыкия прощается с Илюмжиновым
Четырехдневная пауза, которую взял судья Виктор Брацыло во время предварительных судебных слушаний по делу мэру Элисты Р. Бурулова, обвиняемого в превышении должностных полномочий и незаконном предпринимательстве, позволила калмыцкой общественности уже с уверенностью говорить о скорейшей отставке главы республики К. Илюмжинова.

Брацыло удалился в совещательную комнату на целых 4 дня после того, как адвокаты Бурулова подали несколько ходатайств, о сути которых они пока что говорить отказываются. По мнению редактора оппозиционного издания «Советская Калмыкия сегодня» Валерия Бадмаева, это свидетельствует о том, что Брацыло затягивает процесс, чтобы дождаться решения Кремля по судьбе Илюмжинова.

«Не секрет, что тяжба началась по инициативе Кирсана Илюмжинова, который вдруг поссорился с Буруловым, - сказал Бадмаев «Веку». – И еще год назад судья бы не раздумывая выполнил волю президента и осудил опального мэра на сколько нужно. Однако слухи о близкой отставке Илюмжинова заставляют его задуматься: президент уйдет, Бурулов останется, а мне здесь жить. Ведь позиции Бурулова в республике очень сильны, его тут побаиваются почти как Кадырова в Чечне».

О скорейшей отставке Илюмжинова в республике заговорили после недавнего визита Дмитрия Медведева в Монголию. Официальная республиканская пресса восхищенно писала о том, что во время 3-часовой встречи трех президентов – России, Монголии и Калмыкии – Илюмжинов показал себя отличным экспертом по этой восточной стране и достигнутые по итогам визита урановые соглашения – чуть ли не личная заслуга Кирсана Николаевича. А в стенах правительства республики заговорили о том, что Илюмжинова скоро назначат российским послом в Монголию.

По мнению экспертов, этот вариант можно считать оптимальным. Москва не раз использовала на монгольском направлении личные связи Илюмжинова, который, еще будучи студентом МГИМО, подружился с некоторыми нынешними монгольскими министрами. Кроме того, Илюмжинов активно участвовал в подготовке майского визита в Улан-Батор Владимира Путина.

«В качестве посла Илюмжинов России вполне пригодится, - сказал «Веку» политолог Михаил Тульский. - Монголы и калмыки - это же по сути один и тот же народ. Что же касается судьбы Илюмжинова в качестве президента республики, то она под большим вопросом, даже несмотря на то, что Кремлю, в общем, нравится, что он сейчас делает в Калмыкии. Я имею в виду зачистки оппозиции и особенно взбунтовавшегося мэра - Сурков очень любит такие вещи и всячески их приветствует. С другой стороны, у Илюмжинова не было ни одной встречи с Медведевым на протяжении всего президентства Дмитрия Анатольевича, а отсутствие официальных встреч с главой государства на протяжении даже года - обычно симптом приближающейся отставки. А уж если встреч с президентом РФ не было у главы региона 2 и более лет - то он гарантированный отставник. Так что Илюмжинов очень близок к последней категории».

У Москвы и вправду есть причины для недовольства калмыцким «ханом». По итогам недавнего визита в республику комиссии Генеральной прокуратуры Илюмжинов вынужден был снять своих верных соратников Санджи Эняева и Андрея Циркунова с должностей министра природных ресурсов и руководителя администрации президента и правительства республики.

В уходе Илюмжинова в республике заинтересованы, пожалуй, все – от политической элиты до оппозиции, которая 19 сентября собирается митинговать в память о событиях 2004 года. Тогда, в ночь с 21 на 22 сентября, омоновцы жестоко избили мирных безоружных граждан, которые вышли на площадь Элисты с требованием отставки Илюмжинова. И несомненно, что с отставкой президента существенно укрепит свои позиции Радий Бурулов, которого Илюмжинов с помощью судебного преследования желает отстранить от выборов мэра и местного парламента, намеченные на следующий год.

«Кстати, у Бурулова есть прекрасная возможность оспорить решение суда, - заявил «Веку» адвокат Дмитрий Аграновский. – Ведь судья ушел в совещательную комнату на 4 дня, то есть, фактически он будет выходить из нее, а значит – общаться с внешним миром, что запрещено. Бурулову достаточно будет зафиксировать факт такого общения и тогда вынесенное в отношении него решение должно быть признано недействительным».