18+
  1. Клан Ребгуна хоронит российские банки

Клан Ребгуна хоронит российские банки

Клан Ребгуна хоронит российские банки
Серия закрытий крупных российских банков, жертвами которой на днях стали Мастер-банк, Инвестбанк, Банк проектного финансирования и Смоленский банк, может объясняться не только желанием Центробанка навести порядок на поле кредитных учреждений.

По сведениям еженедельника «Наша версия», на проблемах крупных банков может попытаться заработать так называемая «похоронная команда» - представители семейного клана Эдуарда Ребгуна.

«Процедура банкротства может быть делом весьма прибыльным. Здесь всё зависит от умения обращаться с так называемой конкурсной массой, то есть имуществом банкротящегося предприятия-должника. Обычно захватить приглянувшиеся активы можно в рамках вполне законной процедуры банкротства», - пишут журналисты «Нашей версии». Для этого достаточно склонить на свою сторону конкурсного управляющего, готового ради солидного гонорара пренебречь риском обвинений в злоупотреблении доверием.

За Эдуардом Ребгуном еще со времен его работы над ликвидацией компании «ЮКОС» закрепилась репутация «ассенизатора экономики» и «профессионального могильщика компаний». Методы и стиль работы его специалистов позволяют предположить, что многомиллиардные активы Мастер-банка, ликвидация которого доверена представителям его клана, ждёт банальный «распил». Кстати, любопытный момент - о том, чтобы допустить к активам закрытого банка именно команду Ребгуна, по некоторым данным, ходатайствовала Марина Зиновина — замглавы Агентства по страхованию вкладов.

«Механизм тут простой. Вначале, козыряя якобы имеющимися связями, Ребгун выставляет заоблачный ценник якобы за гарантированное решение проблем клиента. Потом, заняв пост конкурсного управляющего и заимев доступ к активам банкротящегося предприятия, он или его представители получают возможность манипулировать имуществом должника в собственных интересах. Расплачивается за этот бизнес, как правило, наниматель, неся финансовые и репутационные потери. По нашему мнению, для некоторых клиентов Ребгуна сотрудничество с «решалой» закончилось в кабинете следователя», - констатирует «Наша версия».

Вот лишь один эпизод из бурной деятельности клана Ребгуна. В 2010 году в банкротящийся Московский шинный завод был назначен временный управляющий Вячеслав Башмаков, тестем которого является Эдуард Ребгун. Кредиторы завода забеспокоились, поскольку Башмаков уже был известен по нескольким скандальным банкротствам, завершившимся банальным раздербаниванием активов. Признаков преднамеренного разорения предприятия суд сразу не обнаружил, но вскоре процесс банкротства перетёк в уголовное расследование «по фактам злоупотреблений полномочиями».

Вскоре в криминальной хронике появилась фамилия и еще одного Башмакова — Михаила, приходящегося Вячеславу родным братом. Он тоже является специалистом по банкротствам, но размах деятельности имел заметно больший - выступив представителем Агентства по страхованию вкладов, Михаил едва не лишил Москву десятка старинных особняков, среди которых такие шедевры, как ансамбль Рогожской ямской слободы XIX века, палаты XVII–XVIII веков на Кожевнической улице и дом князей Долгоруковых.

«Семейственность в наши дни – явление обычное. Особенно, если речь идёт о деятельности, в подробности которой не стоит посвящать посторонних, - констатируют журналисты «Нашей версии». - Эдуард Константинович Ребгун выстроил свой клан как раз по такому принципу. Сплочённости родственников Ребгуна можно было бы позавидовать, если бы не одно печальное обстоятельство – они совершенно игнорируют такое понятие, как конфликт интересов. Дела перетасовываются в тесном семейном кругу, в результате чего клан играет сразу за все стороны конфликта, пренебрегая интересами клиентов, кредиторов, власти».

В последнее время дела команды Ребгуна и их компании «Бизнес-Лоция» идут неважно. После громкого скандала с распродажей столичных исторических памятников и первых результатов расследования уголовного дела по Московскому шинному заводу былые покровители и потенциальные заказчики обходят сомнительный клан стороной. Сам Ребгун вынужден в качестве конкурсного управляющего заниматься банкротством нижегородской кондитерской фабрики «Первомай», долги которой составляют 380 тысяч рублей. Для специалиста, привыкшего к миллионным гонорарам, даже успех в этом деле мало отличается от карьерного провала.

Последний шанс клана связан с замглавы Агентства по страхованию вкладов Мариной Зиновиной — близкой подругой Елены Ребгун. Если имущество банков доверят распродавать именно им, результат предсказать несложно. «История обанкроченного Ребгуном Мосбизнесбанка свидетельствует о том, что кредиторы неблагополучных финансовых учреждений останутся без денег», - пишет «Наша версия». Причем теперь одним-двумя банками дело явно не ограничится. Инициировав серию сомнительных банкротств, «ассенизаторы» способны обрушить в хаос не только банковский рынок, последствия разойдутся куда шире.

Остановить опасный процесс пока еще возможно. Правда, для этого уже необходимо активное участие в деле санирования банковского сектора надзирающих и контролирующих органов государства. В противном случае в России станет больше одним богатым кланом и множеством обманутых вкладчиков.