18+
  1. «Коллекторская честь» - дело добровольное

«Коллекторская честь» - дело добровольное

«Коллекторская честь» - дело добровольное
С развитием потребительского рынка Россия узнала новую профессию – взыскатель долгов перед банками. Поначалу коллекторами можно было пугать детей: работали, как умели, на закон нередко даже не оглядывались, да, собственно, и законодатели эту профессию долго не замечали.

Подвести юридическую базу под свою работу решили сами коллекторы: они предложили чиновникам собственный законопроект, а до этого объединились в национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), в которую вошли организации не только из России, но и Украины, а также Казахстана. О работе своих коллег – законопослушных и не очень – «Веку» рассказал президент НАПКА Александр МОРОЗОВ.

- Александр Витальевич, насколько сегодня российский коллекторский бизнес опирается на западный опыт? Вы работаете по своим или по уже наработанным стандартам?

- Конечно, за рубежом коллекторские агентства работают уже давно и накопили ценный опыт, который мы стараемся использовать. Ведь тот путь, который нам только предстоит пройти, для американских и европейских компаний уже позади. Разумеется, невозможно ничего просто скопировать, но изучать, адаптировать и внедрять с учетом российских особенностей – необходимо, и НАПКА этим активно занимается. Речь идет и об отраслевых этических нормах, и о стандартах работы, и об опыте законотворчества.

- Существует законопроект, регламентирующий работу коллекторских фирм. Расскажите историю этого законопроекта: кто инициировал, кто разрабатывал, насколько он нравится участникам бизнеса, какие в нем вы нашли недостатки?

- Законопроект о коллекторской деятельности обсуждается уже давно, фактически с появления в 2004 году первых профессиональных коллекторских агентств. Существовало несколько версий законопроекта, подготовленных различными ассоциациями, высказывало свою позицию и Минэкономразвития. Но единой версии законопроекта до настоящего времени не было. Сейчас мы с коллегами по коллекторскому рынку и крупнейшими банковскими ассоциациями пришли к пониманию, что вопрос назрел, поскольку рынок действительно уже требует ключевого отраслевого закона. Недавно мы совместно представили нашу единую версию законопроекта на публичное обсуждение. Разумеется, текст еще будет дорабатываться с участием Минэкономразвития, депутатов, других заинтересованных государственных органов и участников рынка. Но в целом, по нашему мнению, он решает ключевые задачи: обеспечивая баланс прав и интересов должников и кредиторов, законопроект определяет само понятие «коллекторская деятельность», четко формулирует критерии, которым должны соответствовать коллекторские агентства, а также прописывает механизм регулирования и ответственности. Мы очень надеемся на его оперативную доработку и рассчитываем, что в следующем году законопроект будет готов к внесению в Госдуму.

- НАПКА разработала некий «кодекс чести» коллекторов, однако, как пишут в прессе, его подписала лишь десятая часть существующих сейчас фирм. Почему, как вы полагаете?

- Действительно, НАПКА разработан и принят «Кодекс этики», который устанавливает правила поведения и определяет основные принципы, которыми коллекторские агентства – члены НАПКА должны руководствоваться в своей деятельности. В основе Кодекса лежат нормы морали и нравственности, деловой этики, а также международные стандарты коллекторской деятельности. Кодекс обязателен к исполнению членами НАПКА и рекомендован всем другим участникам рынка. Как показывает практика, профессиональные, добросовестные компании, вкладывающие значительные средства в развитие, ценящие свою репутацию, понимают необходимость таких требований, именно поэтому они добровольно берут на себя подобные обязательства.

- Набросайте примерный социальный портрет российского коллектора. Какой у него пол, образование, возраст? По каким критериям вообще отбирают этих людей?

-На сегодня в России как такового отдельного коллекторского образования нет, хотя и существуют специализированные курсы при коллекторских агентствах. Поэтому при отборе специалистов предпочтение отдается людям с экономическим или юридическим образованием. Остальные критерии зависят от позиции, на которую приходит работать специалист. Если мы говорим о call-центрах, где требуется быстрота реакции, способность работать с большим потоком заемщиков и обрабатывать полученную информацию, то в них преимущественно работают молодые ребята и девушки. Там, где необходим персональный подход к должнику, где проводятся личные встречи, эффективнее работают люди более зрелые, с жизненным опытом, которые могут вызвать больший авторитет у собеседника.

- В прессе коллекторов нередко сравнивают с рэкетирами. Где рядовой гражданин может познакомиться с перечнем тех действий, которые позволены коллектору и тех, что строжайше запрещены? Существует ли вообще такой список?

- К сожалению, недавнее бурное прошлое нашей страны наложило свой отпечаток на сознание людей, и подобные стереотипы имеют место быть. Ведь сама коллекторская отрасль в нашей стране очень молода, ей всего около шести лет, и абсолютно нормальная, принятая во всем мире практика профессиональной деятельности по сбору просроченной задолженности порой ассоциируется с криминальными личностями из 90-х годов прошлого века.

Профессиональные коллекторские агентства работают строго в рамках законодательства, а также добровольно взятых на себя этических обязательств. Для крупных компаний, работающих с ведущими банками, привлекающих средства зарубежных инвесторов репутация стоит дорого. Перечень недопустимых действий содержится, во-первых, в уголовном и административном кодексах, и, во-вторых, в уже упоминавшемся Кодексе этики НАПКА. Он размещен на нашем сайте в свободном доступе. Если гражданин считает, что его права нарушены, что отдельные сотрудники компаний, входящих в нашу ассоциацию, нарушают данный кодекс, он может обратиться к нам через специальную форму для жалоб на действия коллекторских агентств на нашем сайте. Все жалобы внимательно изучаются, по каждой дается ответ, и принимаются необходимые меры.

- Бывали ли случаи, когда наказывали коллекторов, преступивших в работе с должником закон, превысивших свои полномочия?

- Все случаи незаконного поведения так называемых «коллекторов», о которых пишут в прессе, как правило, происходят в регионах с участием небольших компаний, которых мало заботят вопросы репутации, соблюдения прав должника, да и элементарной профессиональной этики. Для них важнее взыскать долг любой ценой и получить свое вознаграждение. Именно поэтому одной из задач законопроекта, предлагаемого нами, и является оградить граждан от подобных сомнительных компаний путем законодательной фиксации требований к коллекторским агентствам.

- Существует ли для коллекторов разница с кем работать: с физическим или юридическим лицом? Разнятся ли методы работы в этих случаях?

- Большая часть долгов, находящихся в работе у коллекторских агентств, это долги физических лиц. В основном, это кредитная задолженность, но есть и определенная доля долгов за коммунальные услуги, услуги связи. Задолженность юридических лиц или, как ее еще называют, корпоративная задолженность – это совершенно отдельная категория. Если взыскание долгов с физических лиц – процесс более-менее потоковый, то в случае с корпоративной задолженностью каждая компания-должник требует особого подхода. К тому же, при работе с корпоративными должниками очень часто применяются именно юридические методы взыскания, включая судебное и исполнительное производство, то есть этот процесс во многом перекликается с оказанием юридических услуг. Но тема востребована, общий объем задолженности юридических лиц на сегодня по данным ЦБ составляет 807 млрд. рублей (против 270 млрд. у физических лиц), то есть поле для работы обширное.

- Считается, что коллекторы предпочитают «несудебные» методики работы с должниками, поскольку они дешевле и быстрее, чем официальные процедуры. Есть ли статистика, иллюстрирующая процент должников, которые после общения с коллектором решают тут же вернуть долг, не дожидаясь судебного разбирательства?

- Конечно, суд – это крайняя мера, наша судебная система уже и так перегружена и не успевает справляться с потоком. Поэтому, действительно, коллекторские агентства стараются по возможности помочь заемщику рассчитаться по долгам до суда. Это и самому должнику проще, ведь суд - это долгий и нервный процесс, итогом которого все равно будет решение в пользу банка. Но если в досудебном порядке по договоренности с банком или коллекторским агентством возможна реструктуризация задолженности, то в случае судебного взыскания ни о какой реструктуризации речи уже идти не будет. Что касается статистики, то какой-то единой цифры не существует, но можно смело сказать, что подавляющее большинство, то есть более 97-98% задолженности, погашается заемщиками, не дожидаясь судебного разбирательства. И такой внесудебный и досудебный исход действительно более привлекателен для всех сторон.