18+
  1. Кому «война», а кому - мошна полна

Кому «война», а кому - мошна полна

Кому «война», а кому - мошна полна
«Роснефти», видимо, все же придется признать налоговое превосходство «Газпрома» - в 2015 году бюджет недополучит 27% налогов от НК. Не добившись денег от ФНБ, «сечинцы» просят ввести новую налоговую систему и конфликтуют с Роснедрами. Год стал тяжелым для отрасли, однако доходы руководства «Роснефти» уже увеличились вдвое.

Когда в 2013 году глава «Роснефти» Игорь Сечин объявил свою компанию крупнейшим налогоплательщиком страны (НК тогда перечислила в бюджеты всех уровней 1,7 трлн. рублей) – он, видимо, надеялся удерживать это лидерство на протяжении нескольких лет. Негласное соперничество с «Газпромом» Алексея Миллера по поводу того, кто больше платит налогов, вылилось в банальную добычу для себя налоговых льгот. Сечин откровенно намекал Минфину, где можно найти дополнительный источник поступления денег в бюджет: мол, большой потенциал - в увеличении налоговой нагрузки на «Газпром».

Но прошло два года, и руководству «Роснефти», видимо, придется признать свое поражение в этой налоговой «гонке» - в нынешнем году крупнейшая нефтедобывающая компания может заплатить почти на 27% меньше налогов, чем в 2014-м. Речь идет о сумме в 806 млрд. рублей – отечественным казначеям для выполнения соцпрограмм придется искать недостающие деньги где-нибудь в другом месте. Как заявил Игорь Сечин на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным, при среднегодовой цене нефти $51 за баррель и курсе 63 рубля за доллар в 2015 году «Роснефть» заплатит в бюджет около 2,2 трлн. рублей (хотя по итогам не самого благополучного 2014 года компания смогла выплатить в виде налогов, экспортных пошлин и акцизов 3,006 трлн. рублей – 55% выручки компании).

По мнению аналитиков, главной причиной сокращения налоговых выплат НК стали рухнувшие цены на «черное золото» (с $97,6 в 2014 г. до $57 за баррель в нынешнем полугодии), а девальвация рубля лишь частично компенсировала этот тренд. Другой фактор, сказывающийся на выплатах компании, - налоговый маневр, который предусматривает снижение экспортной пошлины при одновременном повышении НДПИ. В 2015 году из-за снижения цен на нефть и изменений в налоговом законодательстве выплаты «Роснефти» по экспортным пошлинам снизятся на 46%, а НДПИ вырастет лишь на 11%, сообщает РБК.

Если эти прогнозы сбудутся – «Роснефти» впервые за несколько лет придется уступить звание крупнейшего налогоплательщика страны «Газпрому». Эксперты говорят, что в нынешнем году газовая монополия рассчитывает перечислить в бюджет 2,4-2,5 трлн. рублей, то есть на 20-24% больше, чем в прошлом году.

Казалось бы, в это нелегкое для страны и отрасли время нефтяникам впору урезаться там, сократиться тут – но в кризис, видимо, рушатся все постулаты и кромсаются самые амбициозные цели. Иначе трудно объяснить, что в первой половине 2015 года члены правления «Роснефти» получили доходы, сопоставимые с их доходом за весь прошлый год. За 6 месяцев топ-менеджеры НК заработали 2,773 млрд. рублей (согласно ежеквартальному отчету компании), тогда как в 2014 году их доходы составили 2,8 млрд. рублей.

И хотя в самой компании объясняют размер «суперпремий» тем, что они были перенесены с 2014 года (более того - большую часть бонусов члены правления вложили в акции «Роснефти»), не отпускает отчетливое ощущение «пира во время чумы». Представители компании вопросы «Века» о «просадке» по сбору налогов, а также внушительных премиях членам правления НК оставили без комментариев.

«Такой рост фактических денежных выплат членам правления «Роснефти», в частности, объясняется переносом выплаты бонусов за 2014 год, - повторил «Веку» аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко. - Также хотелось бы отметить, что у компании достаточно прочные позиции в нефтегазовой отрасли по сравнению с аналогами, а цена на нефть не является показателем деятельности правления, а, значит, ее падение не может быть результатом плохого управления. В то же время я согласен с тем, что на фоне экономического кризиса в РФ сдержанная бонусная политика «Роснефти» могла бы быть более правильным подходом к расходной части бюджета НК».

«Насколько я слышал, они объясняют это тем, что вроде как часть премий была перенесена из 2014 года. Тем не менее, это их нисколько не оправдывает: вместо того, чтобы в условиях падения цен на нефть затянуть пояса, они проявляют алчность и хотят получить от компании максимум возможного. Это - не патриотичное поведение, идущее вразрез с национальными интересами России. Просто жадность, ничего более», - пояснил «Веку» известный общественник, член Центрального совета «Партии прогресса» Владислав Наганов.

«Подобная ситуация характерна для любых крупных компаний, а не только для «Роснефти», - пояснил «Веку» независимый аналитик Дмитрий Адамидов. - Похожая история наблюдается и в «Газпроме», и на предприятиях электроэнергетики: компании по преимуществу в долгах как в шелках, а менеджмент - в бонусах и «золотых парашютах». Менеджеры, как правило, не склонны экономить деньги акционеров, и затраты на собственное содержание сокращают в последнюю очередь. Можно вспомнить, как глава General Motors в 2008 году получал ровно такие же упреки от конгрессменов, когда прилетел просить помощи из бюджета на личном самолете. Исправить ситуацию в данном случае может только позиция акционеров, но государство по каким-то причинам этого делать не торопится. Возможно, потому, что значительная часть получателей крупных бонусов сами в прошлом были крупными госчиновниками».

Странно и то, что на фоне кризиса, падения сырьевых цен и плохих налоговых прогнозов «Роснефть» рапортует об улучшении показателей за первое полугодие. Чистая прибыль компании по РСБУ за 6 месяцев 2015 года составила 141,6 млрд. рублей (что в 2,5 раза выше аналогичного показателя прошлого года). В НК объясняют резкий рост доходов увеличением добычи нефти и газа, началом эксплуатации нескольких новых месторождений и… сокращением издержек. «Компания реализует программы повышения эффективности ключевых технологических и бизнес-процессов на основе применения лучших внутренних и отраслевых практик», - несколько обтекаемо говорится в сообщении НК.

И амбиции руководства «Роснефти», как выяснилось, никуда не делись: к 2020 году компания планирует достичь уровня добычи как минимум в 300 млн. тонн нефтяного эквивалента (рост почти на 20%), ввести в разработку новые центры добычи и активно развивать газовые проекты, а также на 70% «импортозаместить» производство (сейчас всего 10-25%). Видимо, что-то мешало это сделать раньше, в «хлебные» для отрасли времена, а кризис – самое время рапортовать о мегапроектах?

Следует вспомнить и то, что «Роснефть» не попала на «раздачу слонов», то есть денег из ФНБ. Напомним, в прошлом году НК просила из Фонда более 1 трлн. рублей, но пока ничего оттуда не получила. И руководство страны все чаще говорит о том, что «кубышку» пора закрывать – потрясли ее уже изрядно.

Но «Роснефть» и здесь не растерялась и нашла способ так или иначе получить поддержку от государства. В Госдуму поступил законопроект о замене налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на налог на финансовый результат (НФР), который уже получил положительный отзыв правительства, пишут «Ведомости». Это, скорее всего, заметно снизит выплаты нефтяников, при этом федеральный бюджет может недополучить 20% сборов от НДПИ на нефть. Дело в том, что объемы добычи «черного золота» учитываются государством, тогда как прибыль от продажи нефти можно «нарисовать», к примеру, продав ее связанной с НК структуре по минимальной цене, а затем перепродав через офшор уже по рыночному ценнику.

Заработать новый гибкий налог должен с 2016 года пока лишь на пилотных месторождениях, в том числе проектах «Роснефти». Правда, законопроекту сопротивляется Минфин, видя в нем риски для бюджета - так что не ясно, когда будут готовы поправки, на которых настаивает кабмин. Зато у «Роснефти» они уже изложены на 20 страницах и приложены к проекту вместе с сопроводительным письмом.

К четырем месторождениям в списке Минэнерго о «новом налоге» «Роснефть» просит включить еще два – причем на одно из них, Юрубченко-Тохомское, компания ранее просила 300 млрд. рублей из ФНБ. Но план «не мытьем, так катаньем» может споткнуться о мнение министра Силуанова, чье ведомство разрабатывает альтернативный законопроект о введении на новых месторождениях налога на добавленный доход (НДД). А игнорировать Минфин вряд ли получится даже при поддержке правительства.

Пока же «Роснефти», видимо, остается придерживаться избитой политики «бодания» с частными НК. Компания Сечина уже подала жалобу на Роснедра, обвиняя ведомство в несправедливом присуждении «ЛУКОЙЛу – Западная Сибирь» победы в тендере на освоение наземной части Восточно-Таймырского лицензионного участка. И хотя условия «Роснефти» были явно лучше – участники рынка говорят, что предложение компании базировалось на цене на нефть в $75 за баррель, в которую в ближайшее время мало кто поверит.

Окончательным ударом для Игоря Сечина может стать осеннее заседание правовой комиссии по ТЭК, на котором будет поставлен вопрос о допуске частных компаний к недрам. Минприроды РФ уже внесло в правительство предложение по пересмотру запрета деятельности частников на континентальном шельфе страны. Это разрушит монополию «Роснефти» и «Газпрома» на «лакомые» разработки, вероятно, повысит конкурентоспособность в нефтегазовой отрасли и перечеркнет исключительность двух гигантов.

Очевидно, предчувствуя наступление не самых простых времен, руководство «Роснефти» и решает не экономить на собственных доходах? Свой карман однозначно ближе к телу, чем вся нефтянка в мире. Тем более, не похоже, чтобы коллеги Игоря Сечина (по госкорпорациям) считали как-то иначе.

«В 2015 году не самая блестящая конъюнктура у большинства российских крупных компаний, - пояснил «Веку» директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. – Но практически все увеличивают зарплаты своим топ-менеджерам и высшему руководству или повышают выплаты дивидендов. «Роснефть» - только один пример, но тенденция характерна для большинства (если не сказать всех) госкомпаний и акционерных обществ с госучастием. Действительно, цены на энергоносители рухнули, и этим, естественно, объясняется тяжелое положение всех компаний нефтегазовой сферы. При этом дивиденды в своем исчислении были привязаны к доллару («Роснефть» - международная компания все-таки), а он подорожал по отношению к рублю в два раза (примерно от 30 до 60). Так что и рублевые выплаты удвоились.

Здесь все, казалось бы, логично. Но насколько это оправдано с морально-этической точки зрения, с точки зрения пропаганды единой государственной идеологии, формирования позитивного имиджа нового государственного управления, столь важного в кризисные моменты, когда и от экономики, и от социальной политики требуются решительные скоординированные меры?»

Для частных компаний – это как бы личное дело: «кровопийцы-капиталисты» тянут кровь из трудового народа. Но это - государственные компании. Вопросы за что, кто и сколько там получает денег – это вопрос государственной политики, говорит политолог.

«Выплаты повышенных дивидендов по акциям еще объясняют необходимостью таким образом привлекать инвесторов. Это, вроде бы, особенно важно в условиях санкций, когда этих инвесторов практически нет. То же самое и с выплатами топ-менеджерам: вроде бы, если не платить повышенные бонусы, исчисляемые в долларовом эквиваленте, то все разбегутся за рубеж, и не с кем будет работать, - продолжает Солонников. - Но всему есть логичный предел, и устанавливать его – это и есть государственная политика в части управления госактивами в промышленных компаниях. В прошлом году взялись за обрезание «золотых парашютов», и это уже, без сомнения, некий плюс, но полностью разобраться с уровнем зарплат в компаниях, контролируемых государством, – «кишка тонка». Это прямая обязанность нашего правительства, но, как мы видим, оно здесь абсолютно бессильно.

Поэтому выплаты в бюджет сокращаются, а выплаты руководству «столь эффективных компаний» растут. И это - только вершина айсберга. Здесь еще и необоснованный рост тарифов в тех же самых госкомпаниях, и содержание непрофильных активов, и завышенные платежи в аффилированные субподрядные фирмы, и т.д., и т.п. В общем, навести порядок в данной сфере правительство не может уже давно. А нынешний скандал с «Роснефтью» – это только незначительный, досадно всплывший эпизод. Но особенно заметный, действительно, как «пир во время чумы» в нынешних кризисных условиях», - заключает эксперт.