18+
  1. Льготы уходят в топку

Льготы уходят в топку

Льготы уходят в топку
"Наводнение, обрушившееся на ЕАО этим летом, должно было заставить прокуратуру максимально усилить контроль именно в сфере ЖКХ. Но судя по тому, что сегодня происходит в районах Еврейской автономной области, эта сфера как была, так и остается на сегодняшний день, практически, бесконтрольной.

ЦитатаВ ЕАО льготный уголь попал в круговорот, достойный внимания прокуратуры и аудиторовКонец цитаты Так полагает журналист издания «Газета на Дом» Елена Голубь, разбиравшаяся в удивительных схемах поставок «льготного угля» для подтопленных районов области.

«Каждый раз, повышая тарифы на тепло, нам рассказывают сказки о повышении цены на топливо и рост тарифов на железнодорожные перевозки. Проверить, так ли, действительно, обстоят дела с топливом и перевозками, граждане не могут. Большинству из нас не справиться с мудреными формулами и расчетами, которыми оперируют чиновники комитета по тарифам и ценам. Но ведь это и не является задачей граждан. Проверять - обязанность прокуратуры. Другой вопрос - справляется ли она с этой обязанностью?

Казалось бы, катастрофа, обрушившаяся на нашу область этим летом, должна была заставить прокуратуру максимально усилить контроль именно в сфере ЖКХ. Но судя по тому, что сегодня происходит в муниципальных районах Еврейской автономной области, эта сфера как была, так и остается на сегодняшний день, практически, бесконтрольной.

Передо мной лежит договор муниципального унитарного предприятия «Тепло-Энерго» Теплоозерского городского поселения Облученского муниципального района ЕАО с открытым акционерным обществом «СУ ЭК-Красноярск». Суть договора - поставка угля в Теплоозерск, объем поставки - двадцать пять тысяч тонн.

Дата заключения договора - 22 октября 2013 года. То есть, стороны договорились о поставке угля уже после наводнения. Чем удивил этот договор? Двумя его приложениями.

Приложение № 1: «Протокол согласования количества и ассортимента Товара, сроков поставки и порядка оплаты на ноябрь-декабрь 2013 года».

В этом протоколе говорится о том, что поставщик ОАО «СУ ЭК-Красноярск» обязуется отгрузить покупателю - МУП «Тепло-энерго» в период с 1 ноября по 31 декабря этого года бурый уголь. Цена одной тонны этого угля - одна тысяча пятьсот тридцать восемь рублей восемьдесят пять копеек. В нее вошла стоимость перевозки, то есть, железнодорожный тариф. Это естественно. Не естественно то, что количество поставки - всего одна тысяча тонн. Одна из двадцати пяти!

Приложение № 1/1 - название то же. А вот содержание…

В пункте первом сказано следующее: «В период с 01 ноября по 31 декабря 2013 года Покупатель обязуется принять, а Поставщик обязуется отпустить 11000 (одиннадцать тысяч) тонн бурого угля…». Далее указаны характеристики угля - точно такие же, как и в первом протоколе, а в последней графе - его цена, которая примерно в четыре с половиной раза ниже - триста пятьдесят рублей за одну тонну.

Уголь тот же, объем в одиннадцать раз больше, а цена в четыре с половиной раза меньше.

Объяснение этой странности можно найти в пункте четвертом протокола № 1/1. Цитирую: «Отгрузка угля по настоящему Приложению осуществляется в рамках перевозок угля железнодорожным транспортом в пострадавшие от наводнения районы ЕАО».

Теплоозерское городское поселение Облученского района в зону затопления не попало. По-настоящему серьезно пострадавший от наводнения населенный пункт - село Пашково. Именно это село должно быть обеспечено льготным углем. Кстати, помощь государства в виде льготного топлива направлена, прежде всего, на поддержку жителей пострадавших от наводнения районов. Ведь там люди потеряли все свое имущество, оказались в трудном финансовом положении. Как я понимаю, предполагалось, что обеспечение льготным углем позволит обеспечить льготный тариф на оплату тепла для населения. Ну и, конечно, этот уголь должен был помочь теплоснабжающим организациям, пострадавшим от наводнения, восполнить потери от большой воды.

МУП «Тепло-энерго» было создано в этом году. Даже если бы Теплоозерск и посетила большая вода, то терять этому предприятию было бы нечего. Большой или не очень большой материальной базы у «Тепло-энерго» на тот момент не было. Это первое. А второе - от того, что Теплоозерское городское поселение получило очень дешевый уголь, тарифы на тепло для населения в меньшую сторону не изменились. Суммы в квитанциях жителей Теплоозерска по-прежнему заоблачные.

По нашим данным, - отмечает автор, - аналогичные договоры в Облученском районе ЕАО заключены и с другим предприятием - ООО «Ресурсэнерго» (генеральный директор Базаян), обеспечивающим теплом поселки Кульдур, Известковое, Лондоко, Двуречье, Биракан. Ни один из этих поселков не является на самом деле пострадавшим от наводнения. И там льготный уголь не сподвиг коммунальщиков на снижение тарифов для населения. А зачем? Население ведь не тонуло. Зато в выигрыше от помощи государства, как обычно, оказались не простые жители поселений, а чиновники и частные предприниматели.

Давайте посчитаем этот выигрыш на примере Теплоозерска. Возьмем полную стоимость одной тонны поставляемого угля - одну тысячу пятьсот тридцать восемь рублей восемьдесят пять копеек, отнимем от нее льготную стоимость одной тонны - триста пятьдесят рублей, и получим число: одна тысяча сто восемьдесят восемь рублей восемьдесят пять копеек. Умножим это число на поставленные одиннадцать тысяч тонн и получим результат: чуть больше тринадцати миллионов шестидесяти шести тысяч рублей.

Притом, что компенсацию за льготный тариф железнодорожникам оплачивает государство, а тарифы для населения сформированы из расчета полной, а не льготной цены на уголь, то эти тринадцать с лишним миллионов рублей есть не что иное, как чистая прибыль теплоснабжающего предприятия МУП «Тепло-энерго», а точнее - сверхприбыль!

Думаю, размер сверхприбыли ООО «Ресурсэнерго» не намного меньше, а может, и больше.

Вот это-то как раз и должна выяснить прокуратура. ЖКХ муниципальных районов ЕАО, ее столицы - Биробиджана представляет собой огромную черную дыру без дна и покрышки. Не удивлюсь, если окажется, что наша Биробиджанская ТЭЦ, взимая с жителей города по несколько тысяч рублей за тепло в месяц, использует при этом льготное топливо. И это тоже должна выяснить прокуратура. Кстати, речь идет не только о федеральных бюджетных средствах, направленных в ЕАО в связи с чрезвычайной ситуацией, но и о средствах областного бюджета.

Жители оплачивают тепло в размере той суммы, которую начисляет теплоснабжающая организация, за минусом двухсот - трехсот и более рублей, обозначенных в графе «Компенсация с НДС». Все, что значится в этой графе, за каждого жителя ЕАО оплачивается из областного бюджета.

Эта компенсация в масштабах области за весь отопительный период исчисляется сотнями миллионов рублей.

Что же получается? Теплоснабжающие предприятия за свои услуги получают в виде оплаты с населения и компенсации из бюджета области финансовые средства, размер которых в сумме превышает в этом году их затраты на оказание этих услуг в четыре раза?

Попасть в список пострадавших от наводнения населенных пунктов сами по себе поселки Облученского района не могли. Эти списки составляются и визируются в правительстве области. Договоры, подобные тому, который я цитировала выше, теплоснабжающие предприятия также могли заключить только с ведома правительства области. Вопрос: что думает губернатор об этой афере? Хотя уместнее, наверное, было бы спросить, что думает губернатор о населении области. Но в связи со всем, сказанным выше, полагаю, и так ясно, что губернатор о населении руководимой им области мало что думает. Да и о том, что факт непомерного обогащения отдельных структур ЖКХ, в том числе и частных, за счет личных средств населения, помощи государства и бюджета глубоко дотационной области является безусловным показателем крайнего проявления коррупции в ЕАО, тоже видимо, не догадывается. А между тем, постоянно растущий дефицит бюджета области отрицательно сказывается на качестве жизни населения» - подчеркивает автор."