18+
  1. Лукин кинул «несогласных»

Лукин кинул «несогласных»

Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, назвавший действия московской милиции при разгоне демонстрации оппозиции 31 мая на Триумфальной площади в Москве «неоправданно жесткими» и завоевавший тем самым звание защитника гонимых, вдруг неожиданно развернулся в своих политических взглядах на 180 градусов.

И написал президенту РФ Дмитрию Медведеву письмо, обвинив «несогласных» в неуступчивости. Дав оценку действиям оппозиции, омбудсмен посоветовал главе государства ни много, ни мало, а просигнализировать Мосгорсуду и обязать столичные власти рассматривать заявки «несогласных» на проведение акций, чего, мол, сейчас не делается, а любые попытки оппозиции выразить свое мнение принимаются в штыки.

Напомним, что почти сразу после того, как московская милиция 31 мая разогнала демонстрацию оппозиции на Триумфальной площади в Москве, Владимир Лукин, назвав действия сотрудников правоохранительных органов «неоправданно жесткими», чему он сам стал свидетелем, пообещал подготовить доклад Дмитрию Медведеву с изложением своих соображений по поводу того, как в дальнейшем избежать подобных столкновений. Многие тогда посчитали, что уполномоченный по правам человека в РФ возьмет оппозицию под свою защиту. Однако, не тут то было.

Как пишет в пятницу «Независимая газета», в распоряжении которой оказался доклад Лукина, в послании Медведеву омбудсмен пожаловался главе государства на несговорчивость лидеров оппозиции. И это при том, что еще 1 июня он удивлялся тому, что московские власти разрешили проведение акции на Триумфальной площади одним (в тот день, напомним, прокремлевская молодежь проводила акцию по популяризации донорства), а другим (имеется ввиду оппозиция) не разрешили. «Разве нельзя было развести эти акции по времени?», - вопрошал тогда Владимир Лукин.

Сегодня же выясняется, что, по мнению уполномоченного по правам человека в РФ, лидеры «Солидарности» Константин Косякин и Эдуард Лимонов «не заинтересованы в каком-либо компромиссе по вопросу о месте проведения митингов в рамках проекта «Стратегия-31». «Единственная их цель – настоять, если необходимо, силовым образом, на проведении массовых акций именно на Триумфальной площади. И ни в каком ином месте». Просто взять и кинуть оппозицию, назвав ее лидеров, если не напрямую, то косвенно, твердолобыми и упрямыми, Лукину показалось мало, ее надо растоптать политически. Для этого омбудсмен предлагает, образно говоря, выпустить политического джинна из бутылки (в данном случае допустить оппозицию до Триумфальной площади), после чего запретный плод, который, как известно, всегда сладок, потеряет ореол неразгаданности и станет никому не интересен. Проще говоря, следуя логике Лукина, чтобы снизить популярность оппозиционеров, нужно просто напросто разрешить им митинговать там, где им хочется, не разгонять демонстрации «несогласных», и тогда общественный интерес к их акциям быстро угаснет.

«Существуют серьезные основания рассчитывать на то, что такое решение вопроса довольно быстро приведет к ослаблению общественного интереса к данной акции (имеется в виду акция «Стратегия-31» - прим. ред.). Ибо лишит ее участников героико-драматического ореола и соответствующего внимания нашей и зарубежной прессы», - уверен Владимир Лукин. Расправившись с помощью эпистолярного жанра с «несогласными», уполномоченный по правам человека в РФ развил свою идею и посоветовал президенту Дмитрию Медведеву рекомендовать Мосгорсуду обязать московские власти рассматривать (и, надо понимать, удовлетворять) заявки оппозиции на проведение акций. То есть, дать «несогласным» возможность принародно высечь самих себя по примеру небезызвестной унтер-офицерской вдовы, после чего они станут никому не интересны.

Примечательно, что данное предложение никоим образом не может быть адресовано ни президенту России, ни самому Господу Богу – судебная власть в РФ, как и во всех цивилизованных странах мира, является независимой. И «телефонное право» в данном случае не действует. Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов считает, что Лукин в данном случае выступает не как сторонник соблюдения законодательства, не как приверженец использования предусмотренных законом процедур.

«Призывая президента оказать влияние на исход судебного решения, он ставит под сомнение прерогативу судебной власти. Что для политика, который призван гарантировать права человека, выглядит странно», - убежден аналитик. Более того, отмечает политолог, позиция, которую Лукин озвучивает в письме, расходится с его публичными заявлениями: «В публичном пространстве омбудсмен хочет выглядеть, как борец с режимом. Он видимо, считает, что таким образом он сможет упрочить свои позиции в меняющейся политической реальности».

Однако в письме президенту он демонстрирует, что является человеком системы. «Нельзя одновременно быть политиком, который транслирует столь разные послания разным аудиториям. Как только они становятся известны широкой общественности, политический деятель рискует в той или иной степени потерять лицо», - предупреждает Орлов.