18+
  1. Малый бизнес в Бурятии поддерживают… бульдозерами?

Малый бизнес в Бурятии поддерживают… бульдозерами?

Не так давно прозвучали исторические, в своем роде, слова Президента России Дмитрия Медведева: довольно «кошмарить» бизнес – пора начинать всемерно поддерживать его, ограждать от чиновничьего произвола.

А буквально на днях Председатель Правительства РФ Владимир Путин уточнил и конкретизировал: все, кто хочет работать – пусть работают, не имея преград; оповещать соответствующие структуры о создании собственного дела достаточно в порядке уведомления. Московский мэр Юрий Лужков в законодательном порядке добился для столичного малого и среднего бизнеса годичного освобождения от ЛЮБЫХ проверок со стороны ЛЮБЫХ структур – и более того, предложил распространить эту инициативу на все регионы России. Сейчас вопрос рассматривается на федеральном уровне и, по мнению политологов, будет решен положительно.

Впрочем, многие регионы уже самостоятельно принимают собственные антикризисные меры, не дожидаясь окрика сверху. Так, например, в Кузбассе вводятся беспрецедентные льготы для малого бизнеса – беспроцентные кредиты, отмена арендной платы, налоговые амнистии. В Костроме городские власти объявили амнистию любым незаконным постройкам – автосалонам, магазинам, кафе и даже баням. («Российская газета» - «Баням вышла амнистия», публикация от 19.06.09 .). Всех их владельцев приглашают в Управление градостроительства и архитектуры для оформления разрешительной документации в упрощенном порядке. В судах узаконить эти постройки и право собственности на них трудно, но мы не ставим целью что-либо сносить или разрушать – подчеркивают городские власти. Пусть люди лучше работают, чем сидят на шее у города. И т.п.

И если на подобные меры власти подвигнул экономический кризис – спасибо кризису! Малый и средний бизнес – опора любой современной экономики, местное самоуправление – опора любой эффективно действующей власти. Свежие ветры веют везде: работаешь, самостоятельно справляешься с кризисом? Честь тебе и хвала. Обеспечиваешь работой других, создаешь новые рабочие места, исправно платишь налоги? Вот тебе все льготы и преференции, зеленый свет всем начинаниям, поддержка властей.

Но есть один злополучный регион, который эти веяния обходят стороной – Республика Бурятия. Регион изначально депрессивный, нефтью и газом не располагающий, прочие же природные ресурсы пока лежат втуне – если кто и сможет поставить регион на ноги, так это частное предпринимательство. Какие же горы закрывают Бурятию от ветра перемен?

По свидетельствам тех многих, кто пытался заниматься бизнесом в Бурятии, таких «гор» - две: прокурор республики Валерий Петров и его супруга, она же глава республиканского Комитета по охране памятников Ирина Петрова. Этот тандем жестко контролирует весь бизнес в Бурятии. И «просочиться» между ними, как между Сциллой и Харибдой, предпринимателю не просто трудно и опасно, а – почти невозможно. Для этого нужно выполнять, как минимум, три условия: делиться; выказывать личный «респект» обоим супругам. Да и это не поможет, если ты не коренной бурят, причем даже не всякий бурят, а принадлежащий к отдельным «избранным» родам и кланам.

С назначением в ноябре 2006 года прокурором Бурятии Петрова (прозванного в народе бизнес-прокурор) началось активное вмешательство прокуратуры в споры хозяйствующих субъектов с целью защиты интересов близких к прокурору людей. В республике сложилась обстановка судебно-прокурорского произвола. Игнорируются права граждан, гарантированные Конституцией. Выносятся решения, противоречащие политике Президента и правительства по поддержке малого бизнеса, снижения давления на бизнес, борьбы с коррупцией. С предпринимателем разбираются с помощью суда, который оказался полностью под контролем прокуратуры.

Впрочем, обо всем – по порядку. На нескольких конкретных примерах.

…Вы бывали когда-нибудь в Улан-Удэ? Если нет, вот вам краткая зарисовка: в центре города расположены т.н. Гостинодворские ряды. До недавнего времени прилегающие к рядам земли являли собой болота, поросшие чахлым кустарником. В кустах обитали маргиналы всех полов и возрастов, нередко нападавшие на прохожих. Район считался криминальным.

Было бы он таким и по сегодняшний день, если бы не предприниматель Андрей Козлов. С одобрения городских властей и по договору с ними Козлов окультурил прилегающий к Гостинодворским рядам сквер, вложив в расчистку собственные средства. Украшением сквера стало новое кафе «Шальная ложка». Андрей Козлов построил его на участке земли, отведенном ему городом в благодарность за проделанный труд.

Но вот пришел недобрый час, и кафе враз превратилось во «врага №1» бурятской культуры. Оказалось вдруг, что «Шальная ложка» возведена «на охраняемой территории памятника архитектуры, в опасной близости от него, без соответствующего согласования с Комитетом по охране памятников. Хотя никакой «охраняемой территории» де-юре на этой земле на тот момент не было, Комитет обратился в суд с иском о сносе кафе.

Ведь основным органом согласования любых землеустроительных работ и градостроительной документации фактически является этот самый Комитет, возглавляемый той самой г-жой Петровой. Это является грубейшим нарушением градостроительного кодекса и Федерального закона № 76-Ф3 «Об объектах культурного наследия» – но местная власть явно чувствует себя выше и компетентнее федеральной.

И вот, в угоду супруге – с нарушением ст. 143 ГПК РФ, и несмотря на вступившее в силу решение Арбитражного Суда Республики Бурятия от 01.03.2006 г. о признании сноса кафе незаконным – прокурор подает в суд общей юрисдикции исковое заявление о признании самовольной постройкой кафе, которое имеет все разрешающие документы и зарегистрированное государством право собственности. И послушный суд отклонил ходатайство ответчика о прекращении производства по делу в связи с нарушением правил подсудности, и вынес решение в пользу прокурора.

Отметим прецедент: ВПЕРВЫЕ в России такое решение вынесено без отмены права собственности. Получается юридический казус - есть право собственности, и есть решение суда. Прокурор считает, что решение райсуда – выше Конституции. И сами работники прокуратуры признали, что право собственности на здание не может быть оспорено, но вынуждены так или иначе выполнять приказ прокурора – закрыть и снести кафе. Почему? По кочану… извините, по Закону. Закон суров, но он – Петров… простите, он – Закон! Перед Петро… пардон, перед Законом все равны.

Полтора года назад «Российская газета» уже писала о судьбе кафе «Шальная ложка» («Кафе частное – несчастное…», публикация от 02.04.08). Изменилось ли что-нибудь за прошедшее время?

Да: ситуация обострилась до критической. Сегодня в Улан-Удэ оперативно приняли охранные зоны объектов культурного наследия. Разумеется, «Шальная ложка» оказалась в такой зоне – и теперь уже не она одна. Под прессом сегодня уже три предпринимателя, три бизнеса: товарищами «Шальной ложки» по несчастью стали магазин «Стиль» и магазин «Жасмин». Их тоже планируют снести. За счет федерального бюджета.

Сюжеты схожи до примитивизма. Оба магазина соответствуют всем градостроительным нормам и правилам. Имеют справки Роспотребнадзора, МЧС и пожарной охраны о том, что здания соответствуют всем требованиям, имеют постановления администрации Улан-Удэ о выделении земельных участков под строительство объектов торговли, все архитектурные, планировочные и строительные согласования. Совладелица «Стиля» Анна Васильева и хозяин салона цветов «Жасмин» Олег Носов активно помогают и своим работникам, и простым людям, и городу, исправно платят налоги. Да и строились они, если на то пошло, не под покровом ночи – а с полного одобрения городских властей и в соответствии с нормами закона.

И так же, как «Шальная ложка», в одночасье сделались врагами. И так же подвергались шквальным проверкам одновременно несколько структур (налоговая, пожарные, Роспотребнадзор, Архстройнадзор, комитет по строительству, комитет по управлению имуществом и землепользованием, прокуратура). И так же судились, выигрывали одни процессы и проигрывали другие… Работники ТД «Стиль» с 5 июля, как и «ложкинцы» в марте, так же объявили голодовку. Пока – с тем же успехом…

Расправляются с ними по той же обкатанной схеме. Городская земля стала не предметом права, но способом давления на неугодных бизнесменов. Когда нет возможности наказать конкретный малый бизнес по существу их деятельности, найти налоговых, санитарных, пожарных и других нарушений, то сразу на повестку дня выносится «земельный вопрос». Задним числом находится не противозаконное, но спорное место в юридических документах, и запускается механизм объявления субъекта бизнеса самовольщиком. Учитывая, что земельное законодательство пока далеко от совершенства, трактовать его в пользу пожеланий четы Петровых не составляет труда.

В августе прошлого года на тех же надуманных основаниях, несмотря на протест Олимпийского комитета России и заключенное мировое соглашение местной администрацией, по иску прокуратуры снесли спорткомплекс в поселке Сухая на берегу Байкала. Прокуратура же принудила службу судебных приставов к сносу. Сейчас конфликт разрешен, спорткомплекс восстанавливают. Зато Петров в очередной раз за счет государства и предпринимателя показал свою власть.

А прямо сейчас возле тех же Гостиных рядов в Улан-Удэ возводится… еще одно кафе! Вообще, в городе свежепринятому положению об охранных зонах не соответствует несколько десятков строений. Но кардинальное решение о сносе принято только в отношении трех «проклятых». Остальных, получается, простили: говорят, они отчисляют процент всесильной «Семье».

Инициатором сноса «непокорных» выступает, формально, городские власти во главе с мэром г-ном Айдаевым. Те самые власти, которые некогда давали разрешение на строительство – а прокуратура и охрана культуры, формально, ни при чем. У города один аргумент – существует решение суда о сносе. Но мэрия умалчивает о том, что даже на этой стадии согласно российскому законодательству и ст. 139 арбитражно-процессуального кодекса РФ можно прийти к мировым соглашениям в любой момент и, не сносить здания. Ведь почти единственным поводом к сносу является то, что земельные участки, согласно договорам аренды, выделялись для «временного размещения зданий и сооружений из легких конструкций». И только позже намеченные жертвы были признаны капитальными сооружениями.

До сих пор сохраняется возможность продления действия договора аренды с изменением параграфа о целевом использовании земельного участка. Процедура эта вполне законна и дает возможность отозвать исполнительный лист о сносе из службы судебных приставов. Даже формальные причины для сноса зданий исчезнут. Но отцы города не хотят этого. Они хотят, чтобы в разгар экономического кризиса Улан-Удэ лишился нескольких предприятий одновременно. Хотят уничтожить налогооблагаемую базу для города и республики, которая исчезнет вместе со сносом зданий. Хотят, чтобы сотни улан-удэнцев пополнили армию безработных – все ради торжества буквы Закона! Мэрии даже не жаль потратить на это несколько миллионов бюджетных рублей… И вот это – особенно странно.

Городские власти на сегодня – в долгах как в шелках, не имеют даже возможности платить по собственным кредитам, зато регулярно берут новые. Под какое обеспечение? Так, на днях взамен 116 миллионов рублей от «Райффайзенбанка» мэрия отдала в залог ряд зданий. Из перечня имущества, предоставляемого в залог банку, особое впечатление производят «административное здание по ул. Октябрьская, 2, административное здание по ул. Советская, 23, и часть нежилого здания по ул. Бабушкина, 25». Проще говоря, речь идет об администрациях двух улан-удэнских районов и помещений таких ведомств мэрии Улан-Удэ, как КУИ, Комитет городского хозяйства, Комитет по строительству. Впрочем, реальных денег город, несмотря на такие жертвы, не увидит: заем пойдет на погашение прошлого долга тому же немецкому банку, да и тот не покроет целиком…

Событие с залогом части кабинетов мэрии – с одной стороны, уникальное, с другой – не так чтобы очень. Ранее администрация Улан-Удэ периодически закладывала коммерческую недвижимость, находящуюся в собственности. К примеру, гостиницу «Одон» или Центральный Дом быта, но в данный момент они уже проданы, а другого имущества на сумму залога, кроме административных зданий, у мэрии не нашлось. Практически все уже продано. Впрочем, есть еще здание самой мэрии Улан-Удэ. Но его отдача в залог будет означать явное предбанкротное состояние всего города.

Долговые обязательства Улан-Удэ на 17 июня этого года составляли 1,66 млрд. рублей. И как дальше будет реструктуризировать свои долги городская администрация, с учетом недоверии банков к столице Бурятии, не совсем понятно. По сути, речь идет о факте технического дефолта мэрии Улан-Удэ.

Так почему же мэр Айдаев в такой критической ситуации упорствует в своих намерениях – зарезать последних куриц, несущих золотые яйца? Он что, хочет совершить политическое самоубийство? Позвольте не поверить. По рассказам очевидцев, он и рад бы действовать иначе, но получил от прокуратуры «предложение, от которого невозможно отказаться». Им просто жертвуют, как пешкой в большой игре. А поскольку мэр столицы республики – все же не пешка, о ставках в этой игре можно только догадываться…

Но почему тогда молчат даже крупные «фигуры»? Почему не вмешается в конфликт, допустим, президент Бурятии Вячеслав Наговицын? Почему в ответ на многочисленные открытые письма в свой адрес он предпочитает формально, руками своих помощников, отписываться все о той же «неоспоримости решений суда»? Или, хуже того – спускать эти письма по инстанциям Петровым, защиты от которых у него просят? Неужели президент не имеет возможности – одернуть свою же, республиканскую, зарвавшуюся прокуратуру с охраной культуры?

Президент России совсем недавно и вполне определенно высказался в адрес тех губернаторов, которые не могут обеспечить социальную стабильность в своих регионах. Вячеслав Наговицын не мог этого не слышать. Получается, президент Бурятии не дорожит своей должностью? Или – не видит, что его банально подставляют под удар? Ведь Наговицын не может не понимать: хозяин республики, столица которой заложена в иностранный банк, а безработные жители – голодают и митингуют на улицах, едва ли долго просидит в своем кресле. На что рассчитывать – что до Москвы далеко?

Бесспорно, противник силен. И располагает в республике мощными рычагами воздействия, вплоть до давления на другие правоохранительные органы - суд, милицию, службу судебных приставов, органы власти. Это испытали на себе работники автосалона «Форд» и торгового дома «Юбилейный» в Улан-Удэ – на их собственность пытаются наложить арест, а бизнес подвергают уголовным преследованиям. Испытал и упомянутый выше Козлов: 22 февраля 2009-го неустановленные злоумышленники взорвали принадлежащую ему пивоварню «Дария». Это случилось через несколько дней после обращения Козлова с открытым письмом к Президенту России с жалобой на произвол республиканской прокуратуры…

Местные эксперты определили причину взрыва как «произошедшую вследствие утечки газа из топливной системы автомобиля». И ладно бы, что за неделю до несчастья тот автомобиль прошел полное техобслуживание в компании «Бурятгаз», и никаких нарушений в работе его топливной системы обнаружено не было. Но независимые армейские эксперты утверждают: по характеру разрушений, имел место взрыв самодельного безоболочкового устройства мощностью 25 килограмм в тротиловом эквиваленте. Вот так.

Четверть центнера взрывчатки – это уже не намек. Это – демонстрация своей мощи, беспощадности и решительности намерений. И точно ПОСЛЕДНЕЕ предупреждение: в этот раз мы взорвали твою собственность, твой бизнес. Не поймешь – в следующий раз пеняй на себя. Но, так или иначе – а жить и работать ты здесь НЕ БУДЕШЬ! Кстати, еще прецедент: по факту взрыва пивоварни республиканская прокуратура за 4,5 месяца НЕ возбудила уголовного дела. А когда все же возбудила – то по факту «неумышленного причинения» Козловым (!!!) значительного ущерба гражданам (при взрыве пострадали и люди, и соседние постройки). Согласитесь, это дает некоторое представление о возможностях г-на Петрова в республике.

О возможностях же г-жи Петровой говорит следующий факт: любопытных журналистов она отсылает за любыми разъяснениями в ведомство мужа. Причем, не стесняясь, звонит туда сама и отдает указания «осветить ситуацию в нужном ключе». И – разъясняют, куда деваться…

На что же способен вместе этот решительный тандем? В Бурятии почти не осталось независимых от прокурорского ока СМИ. Петров лично разбирается с прессой, запрещая публиковать материалы в защиту предпринимателей. Звонит в газеты на радио, на телевидение, или вызывает к себе – и угрожает закрытием. Вокруг строптивых создается информационный вакуум – в лучшем случае. В худшем – идет поток негатива, громобойные письма с суровыми заголовками. Воистину, у Петровых длинные руки…

А между тем жители республики приходят домой, включают телевизор, и им говорят о защите их интересов, их экономической безопасности в столь непростое время. На открывшемся 7 июля в Улан-Удэ Байкальском экономическом форуме глава СФ Сергей Миронов, прибывший из Москвы, подчеркивает: главное богатство республики – люди. А люди чувствуют себя обманутыми. Им нет повода доверять государству, когда их рабочее место могут снести из-за амбиций некоторых отдельно взятых чиновников. Люди обеспокоены, они готовы выйти с акцией протеста, как это уже делали работники «Шальной ложки» и «Стиля», как сделали их ближайшие соседи – граждане города Забайкальска. В конце концов, вышли же с акцией протеста жители нашумевшего Пикалево – и добились своих целей! Где гарантии, что в ближайшем будущем в Бурятии не полыхнет очередной социальный взрыв, что Улан-Удэ не превратится в одно гигантское Пикалево?