18+
  1. Меры для мэра

Меры для мэра

Меры для мэра
В России неспокойно и даже тревожно. Очередные заверения министра экономического развития Алексея Улюкаева о том, что наша экономика достигла дна, то есть ниже не упадет, разбиваются его оппонентами, которые пугают общество перспективами тотального краха народного хозяйства и неизбежной социальной революцией.

ЦитатаДоведет ли стиль руководства саратовского градоначальника столицу Поволжья до социального взрыва?Конец цитаты Истина как всегда где-то посередине, но оценить ситуацию с точки зрения социальной стабильности представляется более чем продуктивным. На самом деле экономические показатели вовсе не основной фактор социального взрыва. Наряду с ними необходимо учитывать и такой фактор, как управляемость сложной системы, которой является российский социум.

Великий математик Анри Пуанкаре еще в начале прошлого века показал в своих работах, легших в основу теории хаоса, что высокоорганизованная сложная система, на которую действуют внешние и внутренние негативные факторы, перед своим разрушением испытывает так называемые осцилляции. Попросту говоря, ее лихорадит, она становится неуправляемой и «дребезжит». Но всего вероятней такие осцилляции и такой дребезг могут начаться в точках сингулярности – слабых местах системы.

С точки зрения устойчивости государств во время экономического кризиса такими слабыми звеньями являются самые бедные регионы. Если посмотреть более точечно, то это самые бедные города России.

Таких на данный момент пять: Тольятти, Астрахань, Пенза, Волгоград, Саратов.

«СЕМЕЙСТВО ШАРИКОВЫХ»

Эксперты Департамента социологии Финансового университета при Правительстве России, которые составили этот рейтинг, считают, что риск социальных волнений сегодня выше всего в Тольятти – доля критически обеспеченных жителей там составила 13 %, доля малообеспеченных – 57 %.

А я с ними категорически не соглашусь. Дело в том, что довольно быстрое снижение уровня жизни в Тольятти произошло по всем известной причине падения авторынка России, что вызвало фактическую остановку АвтоВАЗа, градообразующего предприятия. Сейчас дела на заводе идут на поправку, а самое главное в том, что как местная, так и региональная власть реагируют на происходящее адекватно и держат социальные процессы под контролем.

Разрушительный механизм осцилляции, который провоцирует социальные взрывы, генерируется поведением подсистем, то есть местных и региональных властей, которые теряют контроль над событиями или начинают работать только «на себя».

Но такого нет ни в одном из вошедших в «бедную пятерку» городов, кроме славного волжского города Саратова. У меня сложилось впечатление, что здесь уже много лет местные власти для города ничего не делают и работают только «на себя». Судите сами.

Глава МО «Саратов» Олег Васильевич Грищенко по этой причине является одним из самых популярных российских ньюсмейкеров. Причем поневоле.

Так случилось, что блистательный взлет в карьере Грищенко, начавшего свою трудовую деятельность, как пишут интернет-ресуры, с должности приемщика стеклотары, а затем работавшего пожарным, совпал с удачной во всех отношениях женитьбой на дочери директора Саратовского шарикоподшипникового завода (СПЗ). Елена Грищенко еще в 2013 году была официально признана самой богатой женщиной Саратова.

Ходят слухи, самую богатую в Саратове супружескую пару некоторые горожане по этой причине ласково называют «семейством Шариковых». Старший «Шариков», тесть Грищенко Анатолий Чистяков, в середине «лихих» 1990 х руководил СПЗ и в процессе приватизации стал единоличным собственником значительной части заводских активов, в том числе социальных.

«ОДИН ПОДЪЕЗД – ОДИН МИЛЛИОН»

По информации СМИ, Олег Грищенко также внес свою лепту в умножение доставшегося ему после смерти тестя внушительного наследства. Как писала газета «Саратовский взгляд»: «В череде «достижений» Олега Грищенко на посту главы города история 12 й городской больницы занимает особое место. Не всем известно, что имущественный комплекс этого учреждения здравоохранения администрация арендует у коммерческой фирмы «Парацельс» по небывалой арендной ставке – более 50 млн рублей в год.

Дело в том, что в 1990 е годы здания бывшей медсанчасти Саратовского шарикоподшипникового завода были незаконно приватизированы и через дочернюю фирму «Парацельс» выведены из активов завода в пользу частных лиц. Юридически у компании сегодня несколько владельцев, но фактически за всеми этими людьми стоит один человек – Олег Грищенко.

Смысл этого невероятного ухищрения в том, что глава города, по сути, арендует у самого себя имущество, а расплачиваются за это скромное удовольствие все жители Саратова. Интересно, что на начальной стадии Елене Анатольевне принадлежал всего 1 % акций «Парацельса», но в 2006 году именно она стала во главе совета директоров завода. Впоследствии акции «Парацельса» были переданы другим доверенным лицам Грищенко».

После того как в декабре 2005 года Олег Грищенко стал главой Саратова, по слухам из бизнес-среды, довольно быстро и резко выросла коррупционная составляющая за оформление документов, связанных с выделением земли под строительство жилых и нежилых объектов. Если верить людям, связанным с этим бизнесом, «побор», взимаемый за одно только оформление градостроительного плана, поднялся до 500 тыс. рублей, а выделение земли в Саратове осуществляется по формуле «один подъезд – один миллион». При этом условия ставились принципиально: не хочешь – не бери.

Разумеется, коррупция и кумовство начались в Саратове задолго до Грищенко. В СССР Саратов был одним из главных центров точного приборостроения. Заводам принадлежали две трети жилого фонда, дорог, социалки. Военно-техническая интеллигенция управляла городом не идеально, но сносно. Когда же все это рухнуло, саратовской коммуналке пришлось заново учиться ходить. Но за 20 лет, прошедших с тех пор, во многих других городах, оказавшихся в схожей ситуации, ходить все-таки научились. Здесь – до сих пор ползают.

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА ПРОЙДЕНА

Эпоха, когда городом рулила военно-техническая интеллигенция, закончилась в смутные 1990 е. В Саратов устремился мощный поток родственников, кумовьев, земляков и друзей «новых отцов» города. С тех пор ключевым понятием в местной общественно-политической жизни стала клановость. Здесь очень легко стать чьим-то личным врагом. Достаточно выпить кофе с кем-то из влиятельных людей – и ты уже в «списках». Когда узнаешь подробности местной вендетты, возникает стойкое ощущение, что ты не в Саратове, а на Северном Кавказе. Крови, конечно, поменьше, зато тюрьмы побольше.

Местные жители ставят в «заслугу» Грищенко то, что он создал такую систему, которая напрочь отрицает развитие. А вот предшественника Грищенко, Юрия Аксёненко, в бизнес-среде сейчас многие вспоминают чуть ли не с ностальгией. Ведь для бизнеса, на мой взгляд, главное – работать по четким правилам, а какие это правила, законные или коррупционные, – вопрос второй, и, честно говоря, не принципиальный. Сейчас же для инвесторов город Саратов – это Чернобыль. Нет никакой системы работы с властью – ни честной, ни бесчестной.

Заметим, что, в отличие от областного цент­ра, в регионе бурно развиваются Балаково и Энгельс, что убивает тезис о принципиальной невписываемости Саратовской области в рыночные парадигмы.

Пять лет назад один из местных руководителей сказал слова, которые сейчас кажутся пророческими: «Спасать Саратов уже поздно, точка невозврата пройдена. Это рассыпающаяся мозаика. Нужны меры, на которые местное сообщество не способно. Что-то вроде прямого президентского правления. Там в один водоканал надо вкладывать больше миллиарда. Таких денег у города нет, а привлечь инвестора в инфраструктурные проекты местная власть не способна. Но без этих вложений нет смысла строить, например, дороги, потому что завтра прорвет трубу, и ты сам будешь эту дорогу разрушать. Или взять, к примеру, теплоснабжение.

Оно там распродано по кускам кому попало, причем каждая структура нацелена только на выкачивание денег. То же самое в коммуналке: за управляющими компаниями стоят аффилированные структуры местных чиновников. А аварийный фонд – это и вовсе тупик, тут даже я не знаю, что делать. И так во всем, система неуправляема. Как они дошли до жизни такой? Просто за долгие годы местная элита – политическая, деловая, культурная – приобрела свойства, несовместимые с жизнью».

По результатам общения с местными жителями и бизнесменами складывается стойкое впечатление, что Грищенко довел эту тупиковую систему до логического абсурда. В Саратове не прекращаются элитные войны всех против всех, что делает любые конструктивные перемены неосуществимыми и бессмысленными. И если во времена относительной стабильности это было не слишком критично, то в условиях нарастающих кризисных явлений и ухудшения внешней конъюнктуры такая ситуация может стать фатальной.

Предположения о причинах, по которым Кремль продолжает держать, мягко говоря, неэффективного руководителя Грищенко при нынешней должности, на всю страну озвучил лидер ЛДПР Жириновский – в видеоролике, где во всеуслышание крайне нелицеприятно о нем отозвался. Недовольный подтасовками на местных выборах Вольфович пожаловался, по его словам, в Кремль, где ему ответили примерно следующее: «Ну и что, что урод. Зато выборы делает!»

Но если в Кремле думают, что Грищенко сможет и дальше отвлекать внимание от социальных проблем города своей популистской демагогией и тем, что, по странному стечению обстоятельств, в местной прессе невозможно встретить ни одной критической публикации, посвященной местным проблемам, то это, на мой взгляд, большое и чреватое крупными последствиями заблуждение.

Думаю, что уже осенью в Саратове первым делом провалится ЖКХ. Будет подъемный для населения, впрочем, как и в других регионах, скачок поборов, которые сегодня просто неприлично называть тарифами, что может повлечь за собой в самой коммунальной системе череду техногенных катастроф. И, как следствие, может подстегнуть горожан к массовому выходу на улицы.

Конечно, глава города в этой ситуации может попытаться переложить всю ответственность на центральные власти, намекая на руководителей страны. На мой взгляд, такая версия вполне вероятна, ведь сам Грищенко просто фонтанирует апокалиптическими прогнозами типа «дальше будет все хуже и хуже». Он считает, что рейды ОНФ, как и вся его деятельность, «очень похожи на показуху», намекая на то, что, мол, мы, саратовцы, и без них знаем как жить.

Возможно, мэр позволил себе критику организации, созданной, кстати, в свое время президентом страны, исходя из своих личных, пока неочевидных широкой общественности, целей? Ведь в последнее время представители ОНФ по всей стране живо интересуются: а как живут сами слуги народа, что имеют в собственности, на что тратят деньги? К слову, об этой стороне жизни Грищенко можно говорить долго. О ней могут во всех красках рассказать жители городка, где расположена «резиденция» мэра Саратова под названием «Белое облако». Но это уже следующая история.

Москва – Саратов – Москва

Последние новости