Молочный олигарх споткнулся на лейкозе?

Молочный олигарх споткнулся на лейкозе?
Фото: https://tanyana.com/
Продукция из молока занимает важное место в рационе граждан всех возрастов. Оторвавшись от материнской груди, дети переходят на «молочную кухню» - продукты из коровьего молока. Очевидно, что качество исходного сырья – сырого молока – имеет первостепенное значение для здоровья нации.

На рынке производства сырого молока есть компания, претендующая на положение монополиста отрасли. Это холдинг «ЭкоНива», принадлежащий Штефану Дюрру. Он родом из Германии, но с 90-х годов занимается агробизнесом в России и даже получил российское гражданство. Дюрр, конечно, не Жерар Депардье, но в ряду новоиспеченных россиян личность весьма примечательная.

Холдинг «ЭкоНива» удивляет наблюдателей тем, с какой скоростью скупает предприятия конкурентов, расширяя свою «молочную империю». «ЭкоНива» проводит политику агрессивной экспансии на рынке производства сырого молока, но гарантирует ли немец Дюрр «немецкое качество» производимой продукции? Можно ли быть уверенными, что детские творожки из молока, произведенного на фермах «ЭкоНивы» безупречного качества?

Как выясняется, у Штефана Дюрра весьма своеобразные взгляды на вопросы качества молока. Так, Дюрр признал в одном из интервью, что коровы на воронежской ферме холдинга заражены лейкозом. Это вирусная инфекция, очень опасная для животных. В Европейском союзе молоко таких коров запрещено к продаже. Но ведь Дюрр делает бизнес не в родной Германии, а в России. И с видом знающего человека он успокаивает журналистов: «В Америке не обращают внимания на лейкоз, а в Европе, например, обращают. Лично мое мнение: для человека лейкоз КРС роли не играет. Однако есть ученые, которые утверждают, что данная болезнь для человека – все же не очень хорошо. Поэтому мы решили, что наше молоко, которое идет в переработку, на 100% без лейкоза/a>».

Для непосвященного в тонкости молочной отрасли ситуация выглядит пустячной. Именно такого эффекта, возможно, и добивался Штефан Дюрр. Но все не так просто. Прежде всего, отметим, что Дюрр, мягко говоря, выдал желаемое за действительное, утверждая, что в Америке на лейкоз «не обращают внимания». Молоко больных коров разрешено к продаже после термической обработки. Нагревают молоко до 85 градусов. Однако свойства молока больной коровы и свойства молока здоровой – две очень большие разницы.

Важно также отметить, что лейкоз у коров – это настоящий бич для сельского хозяйства. Данное заболевание среди животных довольно распространено. Лекарства от него нет. Опасность заражения здорового стада очень велика, поэтому фермерам приходится отдельно содержать больных коров. Если коров принято решение забить, то ветеринарная служба не всегда может дать разрешение на реализацию такого мяса. Как правило, продажа мяса больных коров разрешается, если болезнь была на ранней стадии. Однако такое случается редко. Фермеры терпят большие убытки, если коровы заболевают лейкозом.

Как профессионал Штефан Дюрр не может всего этого не знать. Но благоразумно умалчивает о «деталях». Однако, как известно, «дьявол кроется в деталях».

Дюрр не жалуется на убытки от содержания лейкозных коров. Наоборот, он любит хвастаться тем, что у коров на его предприятиях высокие надои. Для справки: лейкозные коровы дают надои выше средних. Если их молоко реализовывать, то содержать таких коров прибыльней, чем здоровых. Не в этом ли секрет успеха Штефана Дюрра?

Другая важная «деталь», которая ускользнула от собеседников Штефана Дюрра, из разряда арифметики начальных классов. Если все 100% молока «ЭкоНивы» без лейкоза, то куда поставляется молоко больных коров? Либо с правилами арифметики что-то не так, либо Дюрр умалчивает об истинном положении вещей.

Благодушное отношение Дюрра к проблеме лейкоза буренок наводит на размышления. Только на воронежской ферме имеет место быть такой факт или на других предприятиях Дюрра тоже есть больные коровы? Если да, то куда поставляется производимое ими молоко? Вопрос можно поставить шире: как вообще обстоят дела с контролем качества на предприятиях Дюрра? Насколько строгий контроль за их деятельностью осуществляется со стороны государственных органов?

У себя на родине Штефан Дюрр ничем не выделяется, а в России стал чуть ли не «наполеоном» молочной отрасли. Его холдинг продолжает расширяться, подминая под себя рынок производства сырого молока. Год назад Дюрр возглавил объединение национальных производителей молока «Союзмолоко». Теперь он не просто бизнесмен, а общественный деятель, главный лоббист отрасли. Будучи по совместительству еще и монополистом, Дюрр пытается продвигать инициативы, выгодные «ЭкоНиве». Правда, госчиновники пока на его идеи не реагируют, но Штефан Дюрр не унывает.

Для быстрого расширения холдинга необходимы большие средства. Эти средства образуются из привлеченных кредитов и снижения издержек. Предприятия Дюрра «прославились» регулярными задержками зарплаты. Можно предположить, что для снижения производственных издержек предприятия Дюрра отпускают в продажу все имеющееся сырое молоко (и от больных, и от здоровых коров). Ведь качество требует затрат. А расширяющему свои «владения» Дюрру надо их урезать. Вопросы, вопросы, вопросы…

Проблема еще и в том, что конечный потребитель не обладает информацией о том из сырья какого производителя сделаны приобретаемые им йогурты и творожки. «ЭкоНива» поставляет сырое молоко производителям конечной продукции. И на маркировке товара никто не укажет, что творожок сделан из молока воронежских коров Штефана Дюрра.

Реклама на веке
Как разместить
Лондон ужесточит миграционные правила Предприятия оштрафуют за отсутствие мусорных договоров
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются