Монополия бокса: ради чего погиб банк «Финтех» и зачем Умар Кремлёв (Лутфуллоев) лоббирует букмекеров

Монополия бокса: ради чего погиб банк «Финтех» и зачем Умар Кремлёв (Лутфуллоев) лоббирует букмекеров
Банк России заканчивает расчистку финансового поля от большого количества мелких банков, позволяющих обходить запрет на онлайн-казино. Первой жертвой стал «Финтех». Таким образом готовится площадка для нового регулятора на игровом поле.

Банк «Финтех», он же Вьетнамско-российский банк, лишился лицензии. Это было ожидаемое событие, о котором писали как анонимные телеграм-каналы, так и вполне легитимные СМИ. Чем объясняется повышенное внимание к кредитному учреждению, которое занимало лишь 241-е место по размерам активов? В пресс-релизе, распространенном по случаю отзыва лицензии, Банк России объяснил свое решение систематическими нарушениями ограничений, вводившихся регулятором на осуществление отдельных видов операций. Этими «отдельными видами» оказалось обслуживание организаторов нелегальных азартных игр в сети интернет.

Смена вывески

Другими словами, «Финтех» оказался маленьким банком, но зато крупным расчетным центром для клиентов онлайн-казино, запрещенных в России более десяти лет назад, но не слишком заметивших запрет. Не замечал этот запрет и «Финтех», получивший свое название в мае 2020 года. До этого он назывался загадочнее - Вьетнамско-российский банк (ВРБ). Смена вывески произошла после чрезвычайно успешного года для этого учреждения. В 2019 году ВРБ стал показывать в отчетности рекордные суммы, полученные в качестве комиссионных за переводы, совершенные между юрлицами без открытия счета. По этому показателю банк вырвался в лидеры российского рынка.

Реклама на веке
Как разместить

Подобный рывок выглядел весьма подозрительно для банка, на протяжении долгих лет находившегося в спящем состоянии, в которое он погрузился после яркого старта. В 2006 году ВРБ был создан для развития российско-вьетнамских экономических связей. Это произошло после поездки во Вьетнам тогдашнего премьера Михаила Фрадкова. По сути же это был интерфейс для совместных проектов отечественного ВТБ с Банком инвестиций и развития Вьетнама. Но что-то, как обычно, пошло не так, отношения с Вьетнамом развивались другими тропами, и в 2015 году на смену вялотекущей российско-вьетнамской дружбе пришла... целая футбольная команда. Именно так на жаргоне «банкстеров» называют ситуацию, когда капитал банка делится между командой номинальных лиц-«собственников», каждому из которых принадлежит доля величиной менее 10%, что позволяет не согласовывать перемены в ЦБ.

Соответственно, появление подобного рода команд в составе акционеров кредитного учреждения не сулит последнему ничего хорошего. В былые времена такие перестановки означали «поджигание» банка - превращение его в «банкомат», который занимался исключительно обналичиванием и делал это до тех пор, пока Центробанку не надоедало смотреть на безобразие и он не отзывал лицензию. Происходило это довольно быстро.

ВРБ ждала примерно такая же судьба, но с поправкой на современные технологии. Объем переводов и получаемых за них комиссионных начал стремительно расти со второй половины 2018 года и, как видим, прервался в декабре 2020-го. Полтора года яркой горящей жизни вместо десятилетия прозябания под мифическим флагом российско-вьетнамской дружбы.

Организованная группа товарищей

ВРБ пошел на взлет после того, как аварийную посадку совершил банк «Воронеж» - еще одно кредитное учреждение с непростой историей. Когда-то это был вполне мирный Воронежкредитпромбанк, созданный еще в ноябре 1990 года. Затем за него взялся столичный банкир Александр Лебедев, после чего воронежское происхождение банка сохранилось разве что в его названии. Все остальное - московское. Но банкир Лебедев в 2012 году бросил «Воронеж» на фоне проблем со своим основным учреждением - банком НРБ. В результате у банка появились новые акционеры: целая команда. В общем все та же история, похожая на футбол. Считается, что банк «Воронеж» и «Финтех» входили в одну и ту же неформальную группу «банкстеров», имена которых не всегда фигурируют в числе владельцев и руководителей.

К примеру, среди акционеров банка «Воронеж» засветились имена Олега Кисляка и Андрея Сухарева, а до 2013 года они занимали должности советников председателя правления АБ «Банк проектного финансирования» (БПФ).

БПФ стал звездой и жертвой еще раннего этапа зачистки банков на рынке классического обнала. Преемственность на уровне людей позволяет предположить, что несмотря на смену технологий суть проводимых операций при участии этой группы особо не меняется. Закрывая один или несколько банков, регуляторы пытаются выкинуть с рынка теневых финансистов, которые, тем не менее, всегда могут найти новые методы и в этом на шаг опережают регулятора. А имен заказчиков этих операций могут не знать и сами «банкиры».

Монополия бокса

Но на этот раз помимо закрытия самих банков у регулятора есть еще одна миссия - провести реформу букмекерской отрасли. Сейчас рынок с оборотом 1,25 трлн. рублей находится под полным контролем платежных систем, через которые принимают деньги клиентов в том числе и легальные букмекеры. Но у Умара Назаровича Лутфуллоева на этот счет есть другие идеи. В мае этого года Умар Кремлев (именно так сейчас зовут Лутфуллоева) отправил премьер-министру Михаилу Мишустину предложение... передать контроль над рынком букмекеров единому регулятору в форме учрежденной государством некоммерческой организации. Исключительно для того, чтобы обелить рынок и увеличить отчисления на спорт.

Понятное дело, что с такой идеей реформы не согласны все ключевые стейкхолдеры отрасли. Для них эта реформа означает смерть. Позицию борцов осложнял статус Кремлева. Помимо громкой фамилии и предполагаемых связей с одной из «башен» у реформатора есть еще одно весомое преимущество - он является генеральным секретарем Федерации бокса России, а с недавних пор еще и президентом Международной ассоциации бокса (AIBA). Мало того, что бокс обладает серьезной пробивной силой в прямом смысле этого слова, но в России бокс - это больше чем спорт. К примеру, предшественником Кремлева на посту президента Федерации бокса России были Борис Викторович Иванюженков, экс-министр спорта и почетный гражданин города Подольска, который провел 90-е годы, скажем так, не только на спортивных турнирах.

Собственно, Кремлев-Лутфуллоев в 90-е тоже по спортзалам не отсиживался. В 2004 году он получил условный срок за вымогательство, а в 2007-м – за побои.

Эти наказания сродни чему-то вроде нашивок за ранения на мундирах кадровых военных.

И, тем не менее, в такой специфической сфере, как перечисление денег в заморские юрисдикции, навыков бокса недостаточно, нужны более деликатные методы, но в тоже время более действенные. Например, перекрыть любую возможность ведения какой-либо финансовой деятельности. Вот тогда-то на горизонте принятия решений и появляется Банк России. А исчезают с этого горизонта банки, играющие роль кровеносной системы в теневой индустрии онлайн-игры.

Реклама на веке
Как разместить
По предварительным данным, две дозы вакцины от Oxford/AstraZeneca вызвали хороший иммунный ответ Эксперты заявляют, что жесткие ограничения в Великобритании продлятся как минимум до февраля
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются