18+
  1. «Навальный» - это проект

«Навальный» - это проект

«Навальный» - это проект
Ведущие российские политологи высказали свое мнение относительно деятельности блогера и юриста Алексея Навального. Глеб Павловский, директор Фонда эффективной политики:

- Навальный только для нас фигура экзотичная. А в той же Америке таких много. Это тип такого социального популиста, использующего протестантские технологии. Ведь, выражаясь рыночными терминами, продукт должен быть не только полезен, он должен быть хорош еще и с точки зрения дизайна, чтобы потребитель влюбился в него еще до того, как попробовал. Навальный с его проектом – это такой хорошо дизайнерски оформленный политический продукт. Но при этом он не хочет быть пассивным участником политического процесса, переходящим из рук в руки, он хочет управлять собой. А для этого ему нужно создать вокруг себя устойчивый электоральный сектор, который, повторю, с удовольствием приобретет любая оппозиционная партия.

Создание какого-либо проекта – политического или неполитического – и последующая его передача на каких-то условиях политическим партиям – вполне распространенная и вполне современная технология. Она взята из шоу-бизнеса. Это только в наивную эпоху шоу-бизнеса продавался отдельный продукт: музыкальная группа, спектакль и т.д. А потом было замечено, что вокруг очень успешных продуктов возникает устойчивая аудитория. И такой аудитории можно много чего продать – от примитивных футболок до многочисленных сиквелов и приквелов, что может быть еще выгоднее, чем продажа основного продукта. И пока аудитория существует, ее всеми силами пытаются сохранять, извлекая из этого выгоду. В политике ровно то же. Самое главное – создать именно устойчивую аудиторию. Поскольку в эпоху Интернета век информации совсем недолог, сегодня ты что-то сказал, а завтра об этом уже никто не помнит. Год назад все говорили про майора Дымовского. Сегодня он неинтересен никому. Герой сегодняшнего дня завтра уже не герой.

Поэтому те кто, как Навальный, работают сознательно, стараются не столько сообщить что-то, сколько забетонировать аудиторию. И уже дальше думать, что с ней делать, как ею распорядиться. Понятно, что аудитории невозможно приказать проголосовать за кого-то, но ее можно аккуратно привести за собой к кому-то. Это, опять же, обычное дело на Западе. Ведь эпоха старых партий проходит. В Америке сейчас очень популярно «Чайное движение», которое очень стимулирует Республиканскую партию, но, строго говоря, не имеет к ней никакого отношения. Это устойчивая сеть граждан, симпатизирующих республиканцам.

Ровно то же делает и Навальный: он создает свою социальную сеть. А у социальных сетей очень много вариантов использования. Единственный их минус состоит в том, что такие сети существуют, пока их участникам не надоест. Поэтому, чтобы не надоело, надо постоянно их чем-то «прикалывать», заинтересовывать, занимать. Антикоррупционный проект – неплохой способ для этого. Ровно с той же целью – занять аудиторию – Навальный попытался сыграть на местных выборах против «Единой России». Многие поняли это буквально – что Навальный просто играет против «Единой России» и хочет создать оппозиционное движение, но на самом деле ему нужно было другое. Ему нужно было чем-то занять свой фан-клуб. А потом он мог приписать себе все голоса против «Единой России» - мол, это мы сделали, ребята.

Проблема Навального в том, что ему все меньше доверяют люди образованные – именно в силу того, что люди, обладающие способностью к критическому мышлению, понимают, что это просто очередной политический проект. Современный, пока хорошо работающий, но именно проект.

Дмитрий Орлов, генеральный директор «Агентства политических и экономических коммуникаций»:

- Еще в противостоянии с «Транснефтью», когда Навальный подавал в суд на компанию с требованием предоставления протоколов, он написал в своем блоге, что главное для него – получить эти документы, что он готов их впоследствии даже не обнародовать.

Это что означает? Что логика его личных выгод, его личных отношений с корпорациями откровенный имеет приоритет даже по отношению к его публичному имиджу общественного деятеля. Если он получает какую-то информацию – а протоколы крупных компаний это, естественно, ценная коммерческая информация – он прямо говорил, в качестве публичного обращения: дайте не эту информацию и я прекращу публично об этом говорить. Он, кстати, в этом же блоге написал, что такие же соглашения есть у него с другими компаниями. Естественно, логика борца с коррупцией была сильно поколеблена, и многие и эксперты, и представители блогосферы очень жестко высказались против Навального, он был вынужден оправдываться. Но это лишь один из примеров, далеких, в общем, от борьбы с коррупцией.

Я думаю, на самом деле, что бэкграунд Навального (а здесь у него и сотрудничество с радикальными националистами, и исключение из «Яблока» за это, ведь «Яблоко» известно своей брезгливостью, и сомнительная деятельность в качестве советника губернатора Кировской области, когда он возглавлял фонд поддержки инициатив губернатора, куда собирались деньги с предпринимателей) позволяет ясно судить о том, что вряд ли человеком движут какие-то возвышенные или некоммерческие мотивы. Вот в истории ФАС он поучаствовал – откровенно уже участвует в пиар-кампаниях различных ведомств.

Кроме того, мне кажется, что, как говорит наш премьер-министр, пытливого исследователя еще ждет тема доходов Навального. Он говорит, что он адвокат, но я, например, не слышал, чтобы он вел какие-то крупные процессы или возглавлял какие-то корпоративные структуры такого рода. Есть эксперты, которые говорят о том, что бизнес Навального – это гринмейл. Может быть, стоит исследовать эту тему.

Навальный – это не отдельный феномен в нашей истории или в истории российского бизнеса. «Навальный» - проект прежде всего технологический, у него есть своя логика развития, подъемы, спады и так далее. Я думаю, что сейчас он находится в зените, но закат уже недалек. Потому что, по большому счету, все, что Навальный мог сказать, он уже сказал.