18+
  1. Несоразмерная цена

Несоразмерная цена

Несоразмерная цена
Накануне предъявления Архангельской областной прокуратурой официального обвинения мэру Архангельска, Александр Донской написал письмо написал нынешнему Президенту РФ В.В.Путину.

На этот шаг архангельский градоначальник вынужден был пойти после того, как стало известно о том, что следующими следственными действиями местных законников станет прошение о приостановлении его полномочий на том основании, что Донской якобы препятствует проведению в отношении него следственных действий. По имеющейся информации, судья Ломоносовского суда готов немедленно проштамповать соответствующее ходатайство прокуратуры. А областной прокурор объявить о решении суда и прокуратуры на заранее запланированной на 23 января пресс-конференции. Судя по всему, послание Президенту - последняя надежда прекратить тот хаос преследований, разборок, угроз, которые последовали сразу после прошлогодней пресс-конференции Донского, на которой он имел смелость самостоятельно предложить свою кандидатуру в качестве претендента на высшую должность страны .

Президенту РФ Путину В.В.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Обратиться к Вам с этим открытым письмом меня вынудили особые обстоятельства, которые касаются не только меня лично, как всенародно избранного мэра г. Архангельска и гражданина России, но, полагаю, и Вас тоже как гаранта прав и свобод, законности и справедливости, демократического пути развития нашей с Вами страны. Для меня, похоже, это последняя возможность обратиться к Вам в моем нынешнем статусе главы областного центра. Как мне стало известно, завтра, 22 января, прокуратура Архангельской области намерена предъявить мне официальное обвинение по делу, которое возникло вскоре после того, как я заявил о своем намерении участвовать в президентских выборах 2008 года. После предъявления обвинения прокуратура обратится в суд с ходатайством о приостановлении моих полномочий мэра г. Архангельска на том основании, что Александр Донской препятствует проведению проводимых в отношении него следственных мероприятий. Не сомневаюсь, что суд вынесет положительное решение.

Не стану, Владимир Владимирович, утомлять Вас подробностями этого странного уголовного дела, внезапно возбужденного в отношении меня после многочисленных тотальных проверок деятельности архангельской мэрии и ее руководителя. Замечу лишь, что к этим нескончаемым проверкам были привлечены значительные и, бесспорно, лучшие силы различных контролирующих органов. Но на выходе всей этой без преувеличения громадной межведомственной работы ее исполнители так и не смогли уличить меня и моих подчиненных ни в финансово-хозяйственных нарушениях, ни в злоупотреблениях полномочиями. Согласитесь, что на фоне других громких дел в отношении ряда глав российских городов и регионов инкриминируемые мне манипуляции с дипломом о моем образовании выглядят в глазах избирателей как-то несерьезно.

Доходит даже до откровенного пренебрежения Вашими же, Владимир Владимирович, распоряжениями. Чего стоит хотя бы тот факт, что обыск моей квартиры проводил бывший прокурорский работник Андрей Шабарин, который к тому времени уже неделю как был назначен Вашим указом судьей Ломоносовского райсуда Архангельска! А теперь, я не удивлюсь, если он, но уже в качестве судьи, будет рассматривать вопрос об отстранении меня от должности.

Люди, хоть отдаленно разбирающиеся в политике и знающие нынешние российские реалии, наверняка понимающе качают головами при виде столь отчаянных попыток прокурорских и других чиновников во что бы то ни стало представить меня преступником, нарушителем хотя бы какого-то закона. Архангельской историей наверняка не преминут воспользоваться и Ваши, Владимир Владимирович, недоброжелатели, которые получат лишний повод напомнить о том, как в России устраняют неугодных политиков, решившихся на самостоятельные шаги.

Собственно говоря, то, что сейчас происходит вокруг меня с подачи чиновников разного ранга, с таким рвением зачищающих политическое поле перед выборным циклом, полностью подтверждает мое мнение о том, что бюрократия все больше дискредитирует власть. Вы, Владимир Владимирович, и сами не раз жестко высказывались по поводу этого недуга нашего государства. Не лишне вспомнить и народную поговорку о том, что услужливый чиновник хуже врага. У меня нет сомнений в применимости такого эпитета к представителям бюрократической машины, развязавшим в отношении меня кампанию откровенной травли.

Я хорошо понимаю, Владимир Владимирович, что сегодня Вам, как главе государства, взвалившему на себя воз ответственности за будущее страны, приходится очень нелегко. У нашей с Вами России, а значит, и у Вас, как ее Президента, недоброжелателей как за пределами страны, так и внутри нее наверняка даже больше, чем это можно представить. Многие из тех, кто сегодня от имени власти идут на подмену закона якобы политической целесообразностью, те, кто превратно понимают стабильность и суверенную демократию, не оставляя места политической инициативе снизу и по любому поводу сотрясая воздух административной дубиной, на самом деле служат плохую службу государству и Вам, Владимир Владимирович.

Возможно, Ваши советники, прежде чем довести до Вас тезисы этого письма, попытаются упреждающе разъяснить, что, мол, это не более чем хитрая уловка очередного проштрафившегося градоначальника, пытающегося привлечь к себе внимание для защиты от следствия и тюрьмы. Могу Вам на это твердо сказать, Владимир Владимирович, что после ваших недавних слов о том, что в России значительная часть осужденных сидят ни за что, в тюрьму мне идти уже не так страшно. Во всяком случае, мы оба с Вами будем знать, что это будет не акт осуждения именем закона, а некая важная командировка с политическим контекстом, что во все времена было характерно для такой страны, как наша Россия.

Скрывать не буду: у меня имелся выбор между тем, чтобы идти до конца и поступиться принципами. Те, кто сейчас вершит мою дальнейшую судьбу именем закона и власти, неоднократно ставили условием прекращения моего преследования мой отказ от намерения участвовать в президентских выборах. Мне говорили открытым текстом: дезавуируй свои политические амбиции - и мигом все станет на свои места: уйдут из мэрии отряды проверяющих и контролеров, вернутся в кабинеты милицейские и прокурорские следователи, оставят в покое мой диплом Однако, Владимир Владимирович, на мой взгляд, предложенная цена слишком уж несоразмерна. Помните, как сказал герой любимой мной и, наверно, Вами, книги писателя Александра Дюма: Для мушкетера Атоса это слишком много, а для графа де ля Фер это слишком мало?

За сим спешу поставить свою подпись с искренней надеждой на то, что пусть не сегодня, но в обозримом будущем власть в России будет руководствоваться принципами нравственности и верховенства закона перед кажущейся сиюминутной выгодой и сомнительной конъюнктурой.

Александр ДОНСКОЙ, мэр г. Архангельска.