18+
  1. "Нимиц" снится Путину

"Нимиц" снится Путину

"Нимиц" снится Путину
Всякий раз, когда авианосцы ВМС США «играют мускулами» на публику, на их палубах неизбежно образуется «плевок» от тех, кого они должны были напугать..

«Недемократические режимы» словно не замечают страшных 100 000-тонных кораблей и проводят свою независимую политику, ничуть не стесняясь стоящих на рейде «Нимицев» с ядерной силовой установкой.

- В чем сила, брат?

- Сила – в правде.

Почему никто не боится атомных авианосцев типа «Нимиц»? Каким образом США сметают с лица Земли целые государства? Неужели Иран знает какой-то секрет, что позволяет себе так легкомысленно реагировать на присутствие американских авианосных кораблей?

Заблуждение №1. Подгоним к побережью пять «Нимицев» и…

И американские летчики умоются кровью. Все рассуждения о мощи палубной авиации ВМС США - «проецирование силы», «500 самолетов», «в любой момент, в любой точке Земного шара» - на деле являются фантазиями впечатлительных обывателей.

Заблуждение №2. Пять сотен самолетов! Это не фунт изюма!

Начнем, пожалуй, с наиболее известного мифа: на палубах атомного авианосца могут базироваться 80…90…100 (кто больше?) палубных самолетов, которые, естественно, могут разнести в клочья небольшую страну.

Реальность куда прозаичнее: если загромоздить авиатехникой все пространство полетной и ангарной палуб, то на «Нимиц», теоретически, можно «впихнуть» 85-90 самолетов. Разумеется, никто так не делает, иначе возникнут большие сложности с перемещением самолетов и их подготовкой к вылетам.

На практике, численность авиакрыла «Нимица» редко превышает значения в 50-60 летательных аппаратов, среди которых всего 30-40 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 «Хорнет» («СуперХорнет»). Все остальное – самолеты обеспечения: 4 самолета радиоэлектронной борьбы, 3-4 самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-2 «Хоукай», возможно наличие 1-2 транспортных самолетов С-2 «Грейхаунд». Наконец, эскадрилья из 8-10 противолодочных и поисково-спасательных вертолетов (эвакуация сбитых пилотов – задача не из легких).

В итоге, даже пять супер-авианосцев «Нимиц» едва ли способны выставить более 150-200 ударных машин и 40 самолетов боевого обеспечения. Но разве этого мало?

Заблуждение №3. Авианосцы завоевали полмира!

250 боевых машин – ничтожное количество. В операции «Буря в стакане пустыне» было задействовано … 2600 боевых самолетов (не считая тысяч винтокрылых машин)! Именно столько авиации потребовалось чтобы «немного» разбомбить Ирак.

Возьмем операцию масштабами поменьше – Югославия, 1999 год. Всего в бомбардировках Сербии приняли участие порядка 1000 летательных аппаратов стран НАТО! Естественно, на фоне этого невероятного количества техники, вклад палубной авиации с единственного авианосца «Теодор Рузвельт» оказался просто символическим – всего 10% выполненных задач. Кстати, сверхмощный авианосец «Рузвельт» приступил к выполнению боевых задач лишь на 12-е сутки войны.

Попытка решить любой локальный конфликт силами нескольких авианосцев закончится трагически – палубная авиация не способна обеспечить необходимую плотность бомбовых ударов, у нее не хватит сил, чтобы самостоятельно организовать достойное прикрытие. Часть истребителей-бомбардировщиков придется задействовать в качестве воздушных танкеров, что еще более сократит и без того мало количество ударных машин. В результате, при встрече с более-менее подготовленным противником (Ирак образца 1991 года) – вражеская авиация и средства ПВО перебьют авиакрылья «Нимицев» в первый же день войны.

Заблуждение №4. Плавучие гнезда агрессии и разбоя

1300 боевых вылетов в сутки – интенсивность авиаударов во время операции «Буря в пустыне» поражает воображение. Каждые несколько часов по территории Ирака прокатывались смертельные волны из 400-600 самолетов. Очевидно, что даже 10 суперавианосцев типа «Нимиц» не способны выполнить такое количество работы; они слабы, как щенки, перед мощью тактической авиации наземного базирования.

В 1997 году в ходе международных учений JTFEX 97-2 самолеты с атомного авианосца «Нимиц» установили рекорд – 197 вылетов в сутки. Однако, как это всегда случается на учениях, «достижение» авианосца «Нимиц» оказалось банальной показухой, устроенной перед высоким начальством. Вылеты совершались на дальность не более 200 миль, а часть самолетов просто взлетала с авианосца, делала облет фок-мачты и сразу же приземлялась на палубу. Есть все основания полагать, что эти «боевые вылеты» совершалась порожняком – действительно, зачем цеплять под крылья тонны бомб и ПТБ, если цель учений не нанесение ударов, а заветная цифра в 200 самолетовылетов (кстати, так и не достигнута).

На практике, в боевых условиях, авиакрылья «Нимицев» редко выполняют больше 100 вылетов в сутки. Просто «дешевые понты» на фоне тысяч боевых вылетов авиации Многонациональных сил во время операции «Буря в пустыне».

Но и это еще не все. Ключевая проблема авианосцев в том, что палубные самолеты здорово уступают по характеристикам «сухопутным» самолетам – истребитель-бомбардировщик «Хорнет» просто посмешище на фоне многоцелевого F-15Е «Страйк Игл». Несчастный «Хорнет» не в силах поднять даже бомбу крупного калибра (ограничение при полетах с палубы!), в то время, как F-15E гарцует в небе с четырьмя 900-кг боеприпасами (не считая подвесных топливных баков, прицельных контейнеров и ракет «воздух-воздух»).

Что ж, становится понятно, почему супер-авианосцы ВМС США не рискнули вмешаться и предотвратить оккупацию Кувейта иракской армией летом 1990 года. Вообще палубная авиация проявила тогда удивительную пассивность и даже ни разу не попробовала преодолеть ПВО Ирака. «Непобедимые» авианосцы терпеливо ждали полгода, пока в зоне Персидского залива не образуется миллионная группировка Международной Коалиции при поддержке 2600 боевых самолетов и 7000 единиц бронетехники.

Воистину, – великие «завоеватели» и «разбойники». Вклад авианосцев ВМС США в мировые конфликты просто неоценим: Ирак – 17% от общего количества боевых вылетов авиации, Югославия – 10% всех боевых вылетов авиации, Ливия – 0%. Позорище.

В 2011 году американцы постеснялись приглашать «Нимицы» в Средиземное море, полковника Каддафи «прессовали» 150 самолетов с авиабаз в странах Европы.

Заблуждение №5. Ядерный реактор превращает «Нимиц» в супероружие.

Причина появления ядерного реактора на авианосцах проста – стремление поднять темп выпуска самолетов и, тем самым, увеличить интенсивность работы палубной авиации. Фокус в том, что для эффективного выполнения ударных задач, самолеты должны взлетать группами по 15-20 (а то и более) машин за короткий промежуток времени. Растягивать этот процесс недопустимо – минимальная задержка приведет к ситуации, когда первая пара будет уже над целью, а последняя пара самолетов будет только готовится к взлету с катапульты.

В результате, в короткий промежуток времени требуется обеспечить катапульты огромным количеством перегретого пара. Разогнать два десятка 20-тонных боевых машин до скорости 200 км/ч – энергии требуется так много, что авианосец с обычной ГЭУ замедляет ход вплоть до полной остановки – весь пар «вылетает» из катапульт, вращать турбины оказывается нечем. Янки пытались решить проблему, взгромоздив на авианосец ядерную паропроизводящую установку.

Увы, несмотря на повышенную производительность ЯППУ, вместо эффективного «плавучего аэродрома» американцы получили «вундервафлю» с жизненным циклом в 40 млрд. долларов в современных ценах (для перспективных авианосцев типа «Форд» эта сумма возрастет в 1,5-2 раза). И это только затраты на строительство, ремонт и эксплуатацию корабля! Без учета стоимости летательных аппаратов, авиатоплива и авиационных боеприпасов.

"Нимиц" снится Путину

Обычное состояние авианосца ВМС США

Даже двукратное увеличение количества самолетовылетов - вплоть до 197 в сутки (рекорд!) ситуацию исправить не помогло – палубная авиация была унылым зрелищем в любом из локальных конфликтов последних 50 лет.

Ядерная силовая установка, вместе с её многочисленными контурами, комплектом биологической защиты и целым заводом по производству бидистиллята занимает так много места, что какие-либо разговоры об экономии места за счет отсутствия топливных цистерн с мазутом, просто неуместны.

Увеличение ёмкости цистерн авиатоплива (с 6000 тонн у неатомного АВ типа «Китти Хоук» до 8500 тонн у атомного «Нимица») в большей степени объясняется значительным ростом водоизмещения – с 85 000 тонн «Китти Хоука» до более чем 100 000 тонн у атомного авианосца. Кстати, ёмкость погребов боезапаса больше как раз у неатомного корабля.

Наконец, все преимущества от неограниченной автономности по запасам корабельного топлива теряются при действии в составе эскадры – атомный авианосец «Нимиц» сопровождает эскорт из эсминцев и крейсеров с обычной, неатомной ГЭУ.

Ядерный реактор на борту американских авианосцев –дорогое и бесполезное излишество, негативно влияющее на живучесть корабля, но не имеющее никакого принципиального значения. Несмотря на все усилия американцев, ударная мощь авианосцев ВМС США все равно остается на уровне плинтуса.

Заблуждение №6. Авианосец необходим для войны на чужих берегах.

Свидетельств ничтожности военного значения авианосцев более чем достаточно. Собственно, обитатели Пентагона понимают это гораздо лучше нас, потому в локальных конфликтах всецело полагаются на военные базы США в количестве 800 единиц на всех континентах Земли.

Но каким образом вести войну, при отсутствии зарубежных военных баз? Ответ незамысловат: никак. Если у вас нет авиабаз в Южной Америке, вести локальную войну на другом конце Земли невозможно. Никакие авианосцы и десантные «Мистрали» не заменят пяток нормальных аэродромов с двухкилометровой «бетонкой».

Уникальная Фолклендская война (1982 год) – не аргумент. Британские морпехи высаживались на практически необитаемые острова при вялом воздушном противодействии со стороны ВВС Аргентины. Сорвать высадку аргентинцы никак не могли – аргентинский флот оказался полностью небоеспособен и спрятался в базах.

Еще один интересный миф: современный Авианосец выполняет роль колониального крейсера Британской империи в Занзибаре.

Все-таки 100 000 тонн «дипломатии» внушают - имперский облик авианосца «Нимиц» должен вызывать ужас и трепетание в сердцах несчастных туземцев. Атомная «вундервафля», входящая в любой зарубежный порт, привлекает к себе внимание всех местных СМИ и внушает аборигенам уважение к Америке, демонстрируя всему миру техническое превосходство США.

Увы, даже роль «символа военной мощи Соединенных Штатов» авианосцам оказалась не под силу!

Во-первых, авианосцы типа «Нимиц» просто теряется на фоне других важных событий: размещение американской системы ПРО в Европе, развертывание ЗРК «Пэтриот» на границе с Сирией – все это вызывает куда больший мировой резонанс, нежели очередной бессмысленный поход авианосца ВМС США в Аравийское море. К примеру, граждан Японии гораздо больше волнуют непрекращающиеся бесчинства американских морпехов с базы Футэмма на о. Окинава, чем авианосец «Джордж Вашингтон», тихо ржавеющий у причала в Йокосуке (американская ВМБ в пригороде Токио).

Во-вторых, авианосцы ВМС США банально не могут выполнять роль «колониального крейсера в Занзибаре», по причине … отсутствия авианосцев в Занзибаре. Парадоксально, но факт – основную часть жизни атомные исполины мирно спят у пирсов в своих тыловых базах в Норфолке и Сан-Диего, либо стоят в полуразобранном состоянии в доках Брементона и Ньюпорт-Ньюс.

Эксплуатация авианосцев столь затратна, что адмиралы ВМС США семь раз подумают, прежде чем отправить гиганта в дальний поход.

В конце концов, чтобы «навести понт» не обязательно жечь дорогущие урановые стержни и содержать 3000 моряков – для «демонстрации флага» порой достаточно визита одного крейсера или эсминца (читатели наверняка помнят, сколько шума наделал сорванный визит американского штабного корабля «Маунт Уитни» в Севастополь).

Заключение

Проблемы палубной авиации начались с появлением реактивных двигателей. Рост габаритов, масс и посадочных скоростей реактивных самолетов вызвал неизбежное увеличение размеров авианосцев. При этом размеры и стоимость авианосных кораблей росли значительно быстрее, чем боевая эффективность этих монстров. В итоге, к концу ХХ века авианосцы превратились в чудовищные неэффективные «вундервафли», бесполезные как в локальных конфликтах, так и в гипотетической ядерной войне.

Второй удар по палубной авиации был нанесен во время Корейской войны – самолеты научились ловко заправляться в воздухе. Появление воздушных танкеров и систем дозаправки на самолетах тактической авиации привело к тому, что современные истребители-бомбардировщики могут эффективно действовать на удалении в тысячи километров от родного аэродрома. Им не требуются авианосцы и «аэродромы подскока» - мощные «Страйк Иглы» способны за одну ночь прелететь Ла-Манш, промчаться над Европой и Средиземным морем, высыпать четыре тонны бомб на ливийскую пустыню – и еще до рассвета вернуться на авиабазу в Великобритании.

Единственная «узкая» ниша, в которой могут быть применены современные авианосцы – противовоздушная оборона эскадры в открытом океане. Но для решения оборонительных задач мощь «Нимица» избыточна. Для обеспечения ПВО корабельного соединения достаточно легкого авианосца с парой истребительных эскадрилий и вертолетами ДРЛО. Безо всяких ядерных реакторов и сложных катапульт. (Реальный пример такой системы – строящиеся британские авианосцы типа «Куин Элизабет»).

"Нимиц" снится Путину

Баскетбол на авианосце

Но главное, такие конфликты исключительно редки – за 70 лет, минувших с момента окончания Второй мировой, морская война случилась лишь однажды. Речь идет о Фолклендской войне в Южной Атлантике. Кстати, в тот раз аргентинская сторона обошлась без авианосцев – имея единственный самолет-заправщик и единственный самолет ДРЛО («Нептун» образца 1945 года), аргентинские пилоты на устаревших дозвуковых «Скайхоуках», успешно действовали на удалении в сотни километров от побережья и, в результате, едва не «укокошили» треть эскадры Её Величества.