18+
  1. Нужна свежая кровь

Нужна свежая кровь

Нужна свежая кровь
В конце мая (23–24 мая) в Москве пройдёт очередной XI съезд Союза композиторов России, на котором, скорее всего будет поднят вопрос о смене руководства союза.

Музыкантам предстоит подвести итоги работы, наметить перспективы на следующую пятилетку и избрать новое руководство во главе с председателем.

Прежний глава Союза композиторов — народный артист России Владислав Казенин – скончался в феврале 2014-го. По уставу, нового председателя должны были избрать в течение года. Однако в феврале намеченный съезд был отложен якобы из-за финансовых сложностей. Майское собрание, заверяют в Союзе композиторов, состоится обязательно, а значит, есть надежда на обстоятельное обсуждение работы организации, отмечающей в этом году своё 55-летие. Разговор обещает быть долгим и крайне нелицеприятным – один из старейших российских союзов нуждается в радикальной смене руководящей команды. Сейчас это стало очевидным – первоочередные задачи Союза, продекларированные предыдущим съездом (ознакомиться с ними можно на сайте http://soyuzkompozitorov.ru), так и остались декларацией.

Слово есть, профессии нет

Складывается ощущение, что нынешние руководители композиторской организации озабочены чем угодно, только не движением Союза вперёд. В силу обстоятельств или умысла (в этом ещё предстоит разобраться) не удалось даже сохранить остатки былого советского благополучия. Нынешний Союз композиторов сильно отличается от Союза советских времён. Тот для своих членов был и местом общения, и профсоюзом, и раздатчиком благ: строил дома, выделял квартиры, переписывал ноты, имел поликлиники, пионерские лагеря, издательства, типографии и даже ателье. Сейчас композиторы отпущены на вольные хлеба. Из некогда обширной «собесовской» линии интерес может представлять разве что экономичный отдых в трёх домах творчества (Руза, Иваново, Сортавала) и медицинское обеспечение ветеранам. Однако и отдых, и медицина – удел избранных. В основном современный Союз даёт композиторам возможность ощутить некую «причастность к цеху». Но её можно почувствовать и в рамках ассоциации – для этого необязательно содержать административный аппарат. К тому же нынешние композиторы не просят дармовых благ. Заработать они готовы сами. От Союза им в первую очередь нужно обеспечение правовых и социальных гарантий.

А как их обеспечить, если в российском профессиональном реестре профессия «композитор» не значится? Следовательно, отсутствуют пенсии, соцльготы, оплата больничного листа, декретного отпуска и т.д. И Союз уже несёт потери – первое поколение его молодёжного отделения («МолОт») практически в полном составе трудоустроилось за границей. Дело доходит до абсурда. Кафедры композиции российских консерваторий выпускают специалистов с несуществующей профессией. На «Мосфильме», например, есть штатный туалетный работник, а композитора – нет. Представители этой специальности значатся аранжировщиками, музредакторами, завмузами. Любое сопутствующее композиции явление может быть оформлено по трудовой книжке, кроме композитора.

Руководство Союза в курсе этой проблемы, иначе не включило бы в декларацию слова о том, что «принятие законодательного акта, утверждающего статус композитора, есть дело государственной важности». Однако конкретных шагов по инициированию упомянутого акта либо поправок к уже действующим законам сделано не было. Результат – сотни российских композиторов так и не могут вписать себе в трудовую книжку это гордое слово.

Регион пишем, центр в уме

Статус творческой личности напрямую связан со статусом организации. И это тоже не новость для руководства. О том, что творческие союзы, в том числе композиторский, в законодательном порядке должны стать профессиональными творческими институциями (сейчас они находятся на положении общественных), а это, в свою очередь, должно принципиально изменить систему контактов государства и творческого объединения, написано в декларации. Говорится в ней и о том, что отдельная строка в закон о бюджете, посвящённая финансированию союзов (как на федеральном, так и на региональных уровнях), позволит решить многие проблемы – например, упорядочить систему государственных заказов и отношения с филармониями.

Последний съезд констатировал факт «недостаточного исполнения современных произведений музыкальными коллективами и театрами страны» и посчитал целесообразным введение квоты на обязательное включение в репертуар концертных организаций музыки композиторов России. Подвижек в этой области почти не наметилось. Можно, конечно, говорить, что на современную музыку нет спроса. Но если нет предложения, откуда он появится?

Отдельные регионы, например Татарстан, успешно занимаются исполнением местной музыки у себя в регионе и за границей. Однако это капля в море. Для исправления ситуации нужны централизация усилий, наличие некой объединяющей силы. И здесь композиторы разных поколений склоняются к использованию опыта Союза композиторов СССР, этакого музыкального Голливуда, где был целый ряд структур, занимавшихся пропагандой отечественной современной музыки в стране и за рубежом.

Сделано ли что-нибудь в этом направлении? Если да, то в жизни композиторов мало что изменилось. А поддержка творцов по большей части как зависела, так и зависит от доброй воли местных властей.

В бюджетах ряда региональных министерств и муниципалитетов есть статьи на приобретение новых произведений. В Красноярске имеется целая структура – Дом искусств, которая занимается обслуживанием творческих союзов: организует концерты, выставки и т.д. Мордовия содержит свой Союз композиторов: платит ставку председателю, бухгалтеру. В Екатеринбурге в ведении местного Союза за год появились симфонический оркестр и несколько зданий в центре города. Но это единичные примеры. Меняется губернатор – и рушатся наработанные связи. Чтобы избежать форс-мажора, господдержка должна быть более объёмной и законодательно прописанной, причём на общероссийском уровне. А это уже задача не местных композиторских организаций, а головного руководства. Оно признало её существование, но законодательным решением не озаботилось.

Как нам реорганизовать Союз

Не проявила нынешняя команда готовности и к поиску собственных ресурсов, хотя у союза есть отличная возможность помогать себе самостоятельно.

Однако это кропотливая, системная работа. Её легко декларировать, но трудно осуществить. А у нынешнего руководства союза как раз проблема с дееспособностью. «Творческий союз не вправе выступать с законодательной инициативой», – говорят там, объясняя, почему не воплощены в жизнь основные пункты декларации X съезда. Действительно, не вправе. Но лоббирование закона – это право любого союза. Как и объединение усилий с другими творческими институциями, решающими аналогичные задачи. Рабочие группы Госдумы редко пишут законопроекты «от и до» – как правило, они пользуются наработками общественных и профессиональных организаций, заинтересованных в их рассмотрении и принятии. Камень, как известно, капля точит.

Конечно, былую мощь композиторского союза не возродить. Организация, имевшая на июль 1991-го годовой бюджет в 20 миллионов рублей и вменявшая обязательное исполнение новой советской музыки любому отечественному коллективу, независимо от того, выступал ли он на Родине или за рубежом, останется лишь в воспоминаниях. Другая страна – другие люди. Но обеспечить современным композиторам условия самореализации, а отечественной музыке – достойное продвижение вполне реально. Нужно только встроить российский Союз композиторов в новую систему социально-правовых и финансовых отношений. Если XI съезд проголосует за команду, способную это сделать, первый шаг к обновлению можно считать свершившимся.

Досье

Учредительный съезд Союза композиторов России состоялся ровно 55 лет назад, в апреле 1960 года. Первым секретарём правления, куда вошли представители 16 российских организаций, единогласно был избран Дмитрий Шостакович. Тогда же были определены главные направления деятельности композиторской организации: подъём периферийных композиторских организаций, создание условий для композиторского творчества, обеспечение звучания и пропаганды музыки России, внимание к творческой молодёжи, решение социальных проблем музыкантов.

В дальнейшем организацию возглавляли Георгий Свиридов (1968–1973), Родион Щедрин (1973–1990), Владислав Казенин (1990–2014).

Нынешний Союз композиторов России объединяет более 2000 композиторов и музыковедов, состоящих в 50 региональных организациях. Управлением союза сейчас занимается – по доверенности от скончавшегося Владислава Казенина – бывший заведующий гаражом Музфонда Игорь Рингер.