18+
  1. Олег Дерипаска хочет нефти Михаила Гуцериева

Олег Дерипаска хочет нефти Михаила Гуцериева

Стабильно высокие мировые цены на нефть, стали для российских добывающих компаний источником весьма внушительных дополнительных доходов - но вместе с тем и причиной новых проблем.

Прибыльная отрасль начала привлекать к себе конкурентов, ранее занимавшихся совсем другими видами бизнеса. И первой почувствовала это занимающая восьмое место в стране по объемам добычи компания «Русснефть».

Начавшиеся некоторое время назад проверки деятельности компании, претензии и обвинения, связанные со сверхлицензионной добычей в адрес её руководителя Михаила Гуцериева, только на первый взгляд кажутся неожиданными. Слишком уж хорошо срежиссированым выглядит массовый вброс информации в СМИ, слишком очевидно то давление, которое оказывается на руководство «РуссНефти». Опыт подобного рода акций подсказывает — у «наката» на «РуссНефть» и Гуцериева есть конкретный заказчик, цель которого — перехват бизнеса.

Рейдерские атаки такого масштаба — это, по сути «военная операция» и проводятся они по всем правилам стратегии. А каноны военного искусства гласят, что перед тем, как перейти в генеральное наступление, надо загнать противника на невыгодную позицию, ослабить и деморализовать его. В этом случае, сопротивление будет слабым, а победа — быстрой и легкой. Именно этот план, похоже, пытаются реализовать в отношении «РуссНефти». Вопрос лишь в том, чей именно это план.

Широкомасштабное подключение к «накату» на «РуссНефть» государственных силовых структур первым делом заставляет подумать на «Роснефть», находящуюся в собственности государства. Однако эта компания еще не до конца разобралась с доставшимися ей активами «Юкоса» и заниматься поглощением еще одной крупной компании было бы в этой ситуации опрометчиво.

Куда более убедительным кажется предположение о том, что «заказчик» — крупная коммерческая структура, пытающаяся любой ценой прорваться на нефтяной рынок. И здесь внимание в первую очередь привлекает принадлежащий Олегу Дерипаске холдинг «Базовый элемент». Два года назад в составе этой группы появилась дочерняя компания «Объединенная нефтяная группа», управляющая сугубо нефтяными предприятиями активами «Базового элемента». В их числе — Афипский НПЗ (годовая мощность 3,0 млн.тонн); «КубаньНефтьРесурсы» (геологоразведка); «Юг-нефть» (17 АЗС и 2 нефтехранилища объёмом 7000 м3 в Краснодарском крае); «Самара-Инвестнефть» (нефтедобыча в Самарской области, пять лицензий на добычу в регионе, разведанные запасы 2,9 млн.тонн).

Легко заметить, что активы «ОНГ» не слишком велики — ни на фоне других нефтяных компаний, ни на фоне самой бизнес-империи Олега Дерипаски. Это связано не с тем, что «Базовому элементу» не хватает ресурсов или уж тем более, амбиций, а с тем, что «бесхозной» собственности в нефтянке просто не осталось. Все наиболее ценное давно разделено, и Олегу Дерипаске досталось лишь то немногое, что случайно не успели взять под контроль нефтяные корпорации.

Тем не менее, потребность в нефти у «Базового элемента» налицо. Алюминиевая промышленность, составляющая основной бизнес холдинга, весьма энергоемка и наличие собственной топливной базы может существенно снизить производственные затраты.

Кроме того, при нынешних ценах нефтяная отрасль, привлекательна и сама по себе, но, впрочем, при выполнении двух условий. Во-первых, нужна холдинговая структура полного цикла — «от скважины, до бензоколонки». Во-вторых, эта структура должна быть крупной. А в третьих, активы должны быть приобретены дешево, поскольку рыночные цены на них слишком высоки, да и желающих расставаться со столь прибыльным бизнесом в России не наблюдается. Отсюда вывод: то, что нельзя купить, то можно изъять другими способами. А уж чего-чего, а опыта подобных изъятий Олегу Дерипаске не занимать.

Стандартным стилем Дерипаски в акциях по перехвату бизнеса является, во-первых масштабное привлечение силовых структур, с которыми у него налажены устойчивые контакты, а во-вторых, умелое использование СМИ для информационного прикрытия операций. Как правило, до какого-то момента «Базовый элемент» находится в тени, и выходит из нее лишь тогда, когда начинает скупать активы. Эта схема хорошо отработана, и очень напоминает ту, которая используется сейчас в отношении «РуссНефти».

Безусловно, рейдерство — достаточно рискованное дело, особенно когда речь идет о крупных и высокодоходных операциях. Точно так же очевидно, что Михаил Гуцериев — не новичок в бизнесе, и обладает собственными контактами на весьма высоком уровне. Тем не менее, нельзя исключить вариант, что через пару лет «Объединенная Нефтяная группа» из небольшой малоизвестной компании может превратиться в одного из заметных игроков российского нефтяного рынка. И, если это произойдет, то, вполне возможно, именно за счет «РуссНефти».