18+
  1. Олимпийский кульбит Сбербанка

Олимпийский кульбит Сбербанка

Олимпийский кульбит Сбербанка
Глава Сбербанка Герман Греф одержал крупную моральную победу, "прогнув" всех участников одной из самых проблемных строек олимпийского Сочи - курорта "Горная карусель", - пишет журнал «Компания».

Первоначально реализацией проекта занималась компания "Красная Поляна", находящаяся под контролем Магомеда Билалова, брата бывшего сенатора Ахмеда Билалова.

Сбербанку в "Красной Поляне" принадлежало только 25% акций. При этом генподрядчиком была также подконтрольная Билалову девелоперская фирма "Развитие курортов" (бывшая "НББ-девелопмент"). Дела с "Каруселью" не ладились: срок сдачи важнейшего элемента проекта - комплекса трамплинов - сместился с декабря 2011 г. на декабрь 2013 г., стоимость проекта выросла с 16 до 75-80 млрд руб.

Сбербанк стал предпринимать срочные меры. Сначала он выкупил допэмиссию "Красной Поляны", в ходе которой доля банка выросла до 50%, а доля Билалова снизилась до 41% (по другим данным, до 18%). Затем "Сбер" отстранил от проекта генподрядчика. Наконец, Герман Греф обратился к правительству с жалобой на главного кредитора - Внешэкономбанк, заявив, что тот недодает проекту кредитов: вместо 70% стоимости ВЭБ профинансировал лишь 33%.

Глава ВЭБа Владимир Дмитриев пытался протестовать, говоря, что проект будет убыточным, но политическое решение было принято, и кредитный комитет ВЭБа нехотя одобрил увеличение лимита с 12 до 52 млрд руб. Причем кредиты предоставляются на длительный срок (до 12 лет) и под льготные проценты.

Итак, Герман Греф смог взять под контроль компанию-заказчика, сменил подрядчика и вырвал у ВЭБа льготное финансирование. Но, возможно, победа оказалась пирровой: ведь только на выкуп допэмиссии "Красной Поляны" Сбербанк потратил 9 млрд руб., а общие убытки по проекту, по расчетам ВЭБа, составят 28 млрд руб», - полагает журнал «Компания».

22 мая в публикации Агентства федеральных расследований FLB «Олимпийская катастрофа» говорилось: «перед крупнейшими российскими строительными компаниями замаячили многомиллиардные убытки, после того как государство отказалось пересматривать сметы спортивных объектов в Сочи, строящихся на выделенные из бюджета средства госкорпорации «Олимпстрой». Эксперты уверены, что самостоятельно покрыть разницу между изначальной и итоговой ценой контрактов строители не смогут, в результате чего сметы проектов будут оптимизированы, а качество олимпийских объектов окажется ниже ожидаемого.

12 мая на совещании в Сочи Владимир Путин заявил, что он не допустит пересмотра стоимости строительства олимпийских объектов в сторону увеличения.

— Если цену объекта самостоятельно сформировал инвестор или подрядчик без соответствующего согласования с органами власти, риск увеличения стоимости и дополнительных расходов лежит на соответствующей частной организации, — сказал президент.

Это высказывание стало вердиктом в споре правительства в лице курирующего олимпийскую стройку Минрегиона с госкорпорацией «Олимпстрой» по поводу увеличения смет на центральный стадион Сочи (ЦС) и санно-бобслейную трассу (СБТ). В сентябре прошлого года в инвестиционном паспорте ЦС стояла сумма 11,127 млрд рублей, а в феврале она выросла до 23,5 млрд рублей. Цена строительства СБТ за тот же период увеличилась в цене с 4,7 млрд до 8,9 млрд рублей.

В целом удорожание олимпийских объектов далеко не сенсация: многие проекты пришлось переделывать, отдельные объекты переносились на новое место, где-то потребовалась противооползневая защита и т.д. Но случаи со стадионом и санно-бобслейной трассой вышли особо нарочитыми из-за резкости увеличения смет — сразу в два раза. Причем в тот момент, когда объекты были в относительно зрелой стадии: по СБТ уже проходили тестовые заезды, сейчас там монтируют оборудование.

Двукратное увеличение смет не поддержал Минрегион, как следствие, коррекцию не одобрил наблюдательный совет «Олимпстроя», в результате чего у госкорпорации возникли проблемы не только с этими, но и со всеми остальными проектами, по которым есть рост смет. Принятое правлением «Олимпстроя» 23 марта решение увеличить предельную стоимость десяти объектов в общей сложности на 44,99 млрд рублей в правительстве не поддержали, поручив компании заняться оптимизацией расходов.

Насколько успешно идет эта работа, в «Олимпстрое» говорить отказываются. Также в госкорпорации не смогли ответить на вопрос о том, кто теперь компенсирует подрядчикам разницу между проектом сметы и ее итоговым видом. Если будет в точности так, как сказал президент, то разница между 23,53 млрд рублей, запрашиваемыми на ЦЗ «Олимпстроем», и 11,127 млрд рублей, утвержденными ранее, ляжет на плечи подрядчика — ЗАО «Объединение «Ингеоком» — крупный строительный холдинг семьи Рудяк. Ляжет за вычетом того, что сможет еще выкроить для подрядчика «Олимпстрой» за счет оптимизации своей деятельности: в частности, госкорпорации уже поручено урезать бюджет на собственное содержание и пустить их на нужды строительства, рассказал «Известиям» источник в Минрегионе.

«Ингеоком» подписал контракт с «Олимпстроем» 27 октября 2009 года, в первом варианте обязавшись создать проект и сам стадион «под ключ» за 7,5 млрд рублей. Если брать изначальные цифры, то к сегодняшнему дню и менее чем за три года стадион подорожал втрое. Тут было много объективных причин: изменения и серьезные дополнения в проект вплоть до решения перестроить трибуны после закрытия Олимпиады, для того чтобы арена смогла принять матчи чемпионата мира FIFA 2018 года. Все эти решения, равно как и пересчет стоимости работ, на всех этапах согласовывались с «Олимпстроем» как ответственным исполнителем объекта. В «Ингеокоме» предпочли не комментировать ситуацию, но в частной беседе представитель компании назвал ее «сложной», потому что «Олимпстрой» ими воспринимался как представитель государства, а теперь получается, что госкомпания по своим обязательствам ответить не может.

— Если вопрос с финансированием не решится, пострадают либо время, либо качество, а скорее всего, и то и другое, — полагает генеральный директор компании «Гео девелопмент» Максим Лещёв. — Я сильно сомневаюсь, что кто-то из подрядчиков пойдет на то, чтобы сознательно потерять большие деньги. Скорее пострадает качество.

В омской компании «НПО «Мостовик», выступающей подрядчиком на строительстве санно-бобслейной трассы, не смогли поделиться идеями по поводу того, кто заплатит разницу между 4,7 млрд и 8,9 млрд рублей. Известно только, что и 8,9 млрд рублей здесь не предел: по информации «Минрегиона», в ноябре прошлого года подрядная организация направила в Главгосэкспертизу проектную документацию с предельной стоимостью строительства 12,01 млрд рублей. Как видим, и здесь стоимость по мере реализации проекта увеличилась втрое. Если вспомнить, как дорожал футбольный стадион на Крестовском острове в Петербурге (с 6,7 млрд рублей в 2005 году до 28,7 млрд рублей в 2011-м), то рост сметы спортивных объектов в 3–4 раза по мере их возведения можно назвать для России стандартом.

В «Олимпстрое», «НПО «Мостовик» и «Ингеокоме» не смогли ответить на вопрос о том, будут ли пересматриваться сами проекты спортивных объектов после возникновения бюджетного дефицита», - писали «Известия»."

Последние новости