18+
  1. Оппозиция по недоразумению?

Оппозиция по недоразумению?

Оппозиция по недоразумению?
Оксана Дмитриева вновь «распушила хвост» перед иностранным консулом. Чтобы сразу было понятно, речь идет об Оксане Дмитриевой – депутате Госдумы от партии «Справедливая Россия», руководителе петербургского отделения этой партии и фактически третьем лице в общепартийной иерархии.

Лидер правящей партии, премьер-министр и по совместительству будущий президент Российской, обращаясь на днях с высокой трибуны к своим соратникам, в очередной раз помянул недобрым словом неких представителей иностранных государств, тратящих огромные деньги в тщетных попытках повлиять на результаты выборов в России.

Указанным господам было предложено не беспокоиться и потратить деньги на другие богоугодные дела - право влиять на результаты выборов давно уже монополизировано заинтересованными лицами.

Весь пафос данного заявления, равно как и всех предыдущих и куда как более впечатляющих высказываний лидера «в пику вашингтонскому обкому», нацелен на то, чтобы записать «Единой России» еще 1-2% голосов ура патриотов. Нация должна объЕдиниться перед лицом неведомого, но коварного внешнего врага, пособники (в лице политических оппонентов «ЕдРа») – посрамлены, ну и так далее.

У нормальных людей все эти вихри враждебные, что реют над нами, вызывают откровенную скуку. Вот лидер с трибуны клеймит прогнивший запад и внутренних врагов, которые «шакалят у посольств», а вот он же с улыбкой общается с руководителями тех самых прогнивших государств. А значит цена всех этих громких высказываний, как и любых высказываний в политике, копейка в базарный день. Решаются сугубо прикладные задачи: отвлечь население от внутренних проблем, завоевать симпатии старшего поколения, привыкшего к риторике времен «холодной войны», попугать зарубежных партнеров, чтобы было чем козырнуть на переговорах.

Выходит все это просто изящные словесные конструкции, не несущие никакого реального содержания? Вовсе нет. Простомеханика процесса, который составляет немалую часть обязанностей любой дипломатической миссии (в том числе и российской) на территории другого государства, несколько иная. Раскрывать ее не с руки, ведь придется признавать, что покупка лоббистов, подкармливание оппозиции, сбор компрометирующей информации на первых лиц – это нормальная общепринятая практика. Мы делаем это у них, они - у нас. Причем никакой интриги тут не наблюдается, никаких шпионских страстей, погонь и мордобоев – сплошь вполне легальная дипломатическая деятельность. Обставлено это настолько скучно, рутинно и банально … да вот хоть на прилагаемой ниже записи разговора одного известного российского политика с сотрудником британского консульства.

Чтобы сразу было понятно, речь идет об Оксане Дмитриевой – депутате Госдумы от партии «Справедливая Россия», руководителе петербургского отделения этой партии и фактически третьем лице в общепартийной иерархии. Дмитриева парламентарий со стажем, дважды выдвигалась в думу от партии «Яблоко», в 1998 году вошла в правительство Кириенко в качестве министра труда и социального развития РФ. Потом дважды проходила в думу по одномандатным округам, пока в 2007 году не примкнула к «Справедливой России», став вторым лицом избирательной кампании.

Сам факт такого разговора удивления не вызывает. Для сотрудника консульства, получающего, скорее всего, прибавку к жалованию от соответствующих служб, встречи с представителями всех политических партий и внесистемной оппозиции - каждодневная рутина. По итогам этих встреч он строчит многостраничные отчеты, которые отправляются известно куда, откуда их крадут ушлые хакеры и выкладывают на всякие wikileaks. Зато для его собеседника это, похоже, способ поднять свои котировки (в том числе личные) в глазах потенциальных зарубежных партнеров, в расчете на получение в будущем определенной поддержки, которая – не будет скатываться в банальность – вовсе не обязательно должна выражаться в денежных знаках.

Для людей худо-бедно разбирающихся в современных политических реалиях, заявления депутата Госдумы Оксаны Дмитриевой именно ее голос звучит на записи, о том, что партия «Справедливая Россия» и лично Оксана Генриховна - главный и, по сути, единственный оплот свободы демократии в стране, явный оксюморон.

Незамысловатые передергивания с при помощи которых г-жа Дмитриева пытается провести впечатление на собеседника (кстати, весь разговор ведется на английском языке), просто, вынуждают улыбнуться. Оказывается у нас уже написать обращение к президенту - гражданский подвиг, видимо, участников уличных акций протеста ждет просто прижизненная канонизация. Остается надеяться, что свои представления о России зарубежные лидеры формируют не только на основании отчетов о такого рода беседах с лицами, которые по какому-то недоразумению, именуются оппозицией. Впрочем, помощь последние, скорее всего, получат – из представленных на политическом небосводе политических партий выбирать агентов влияния особо не приходится.

« Присылайте к нам наблюдателей! И мы немедленно будем отсылать жалобы …»

Фрагмент беседы Оксаны Дмитриевой с представителями дипмиссии одной из западных стран. Дмитриева общается с иностранными гостями на английском языке

ДМИТРИЕВА: Санкт-Петербург – уникальный город, в котором в борьбе между «Единой Россией» и «Справедливой Россией» у нас есть реальный шанс победить. Это практически единственный регион России со столь высоким уровнем компетентности граждан в вопросах политики. «Единая Россия», понимая, что по популярности она уступает нашей партии, пытается использовать все возможности административного ресурса. Поэтому для нас нет ничего удивительного в том, что все наши встречи запрещаются в официальных залах.

В прошлые выходные нам пришлось проводить встречу на улице – в Санкт-Петербурге сейчас не самое лучшее время для проведения мероприятий на улице. Притом, что на собрании присутствовало 200 человек, нам было запрещено использовать звукоусилители, т.к. на таких мероприятиях не разрешается пользоваться микрофоном. В итоге мне, используя только мой голос пришлось час рассказывать людям всю необходимую информацию.

Впрочем, это обычное явление, на таких встречах мы учим людей, как раздавать нашу партийную прессу, листовки и т.д. В этом смысле на нас также оказывается давление: к примеру, лучшие места для раздачи печатных материалов обычно у станций метрополитена, но нам не разрешают этого делать, - другим партиям – «Единой России», «Яблоку» разрешено, но только не «СР». Кроме того, есть проблема и с наружной рекламой – билбордами – на улицах города вы не встретите наших плакатов.

Собеседник: Да, я был удивлен, что на улицах их нет…

ДМИТРИЕВА: Да, можно найти плакаты «Яблока», но не «СР»… Если вы поедете в метро, которое тоже является хорошим местом для агитации, вы не увидите нашей рекламы.

Собеседник: И вы пытались купить места для нее?

ДМИТРИЕВА: Да, конечно! Конечно же, мы пытались купить места, ведь у нас высококвалифицированный персонал – мой пресс-секретарь проработал со мной более 10 лет. Мы обращались к руководству метрополитена, но в итоге даже та реклама, которая была согласована – может быть 5-7 штук, в итоге оказалась снята.

Это хороший проверка на оппозиционность: спуститесь в метро и вы увидите плакаты «Единой России», «Яблока» и ни одного плаката «СР», что хорошо говорит о том, кто на самом деле является оппозиционной партией. Но, опять же, это типичное нарушение законодательства, использование административного ресурса и выборочного подхода к допуску партий к участию в агитационном процессе.

Собеседница: Как вы думаете, масштаб фальсификаций на предстоящих выборах будет значительно больше, чем на предыдущих?

ДМИТРИЕВА: Конечно. В Петербурге, без сомнений. Я участвовала в выборах много раз – шесть раз я выбиралась в Госдуму. Последние мои выборы по одномандатному округу проходили в 2003 г., когда уже Валентина Матвиенко пришла к власти, однако на тот момент еще сохранялась видимая объективность выборного процесса.

В 2007 г. мы почувствовали, что уже были какие-то фальсификации, давление административного ресурса в некоторых округах, но это были отдельные территории. Я предполагаю, что общий объем нарушений составлял где-то 5-7%. Однако последние муниципальные выборы, в т.ч. выборы Матвиенко в МО «Красненькая речка» и «Петровский», были полностью фальсифицированы с самого начала.

Собеседник: Последние 4 года в Законодательном Собрании у «Единой России» не было большинства. В то же время «Справедливая Россия» играла заметную роль. Как вы думаете, изменилась ли за эти годы политическая жизнь в Петербурге при относительно честной конкуренции?

ДМИТРИЕВА: Да, у «ЕР» не было большинства, но на второй же день после выборов они создали коалицию вместе с ЛДПР, так что в итоге они все-таки получили свое большинство. «Справедливая Россия», соответственно, не получила никаких значимых постов в комитетах – с самого начала «СР» была устранена с каких-либо значительных позиций. Потом «ЕР» попыталась оказать давление, подкупить некоторых из наших депутатов, часть из них в итоге перешла в «Единую Россию».

Как я полагаю, главной угрозой на предстоящих выборах может стать очередное коалиционное соглашение между «ЕР» и ЛДПР, которые, если только преодолеют 7% барьер, немедленно вступят в него.

Я не уверена насчет позиций «Яблока», которые видят своими главными врагами, если вы посмотрите на их агитацию и поведение, отнюдь не «ЕР», а «СР». В некоторых районах мы вообще не видим наблюдателей от «Яблока» - есть наши представители, представители КПРФ, но никого из «Яблока». Похоже, что у них есть договоренность по некоторым районам с «ЕР», чего им достаточно. Однако я не думаю, что это хороший для них расчет.

Собеседница: Как вы думаете, на предстоящих выборах в ГД «Справедливая Россия» преодолеет 7% барьер?

ДМИТРИЕВА: Да, конечно. Например, в Петербурге наш рейтинг превышает 20%. Только за счет этого мы уже набираем больше 7% по всей стране, если во всех остальных регионах будет по 6,5%. Впрочем, я думаю, что ситуация не так плоха – я недавно была в Сибири, в Иркутске, наш рейтинг там порядка 10%.

В некоторых регионах у нас есть мэры-члены «СР». Например, в Усть-Илимске мэр был избран от нашей партии и эффективно справляется со своим обязанностями. В общем, нет сомнения что мы преодолеем избирательный барьер, вопрос лишь в том, сколько всего процентов мы получим в итоге, я думаю, что порядка 8-10%. Конечно, в таких регионах как Татарстан, Дагестан, кавказских республиках мы очевидно практически ничего не получим.

Собеседник: Возвращаясь к Санкт-Петербургу: вы говорили, что планируете набрать здесь порядка 20%, вы думаете, что при всех существующих фальсификациях это возможно?

ДМИТРИЕВА: Даже сейчас, по опросам, проводимым «Единой Россией», хотя у них и не опросы вовсе (смеется), мы набираем 10%.

Собеседник: И вы думаете, что при текущих обстоятельствах «СР» сможет получить больше чем «ЕР»?

ДМИТРИЕВА: Думаю, да. Если нам удастся эффективно бороться с фальсификациями, если все оппозиционные партии сосредоточатся на борьбе с «ЕР», а не «СР», как они пытаются это сделать сейчас, тогда я предполагаю, что у нас будет шанс, хотя бы возможность.

В некоторых округах у нас рейтинг больше чем у «ЕР»: к примеру, в МО «Автово» мы намного популярнее «ЕР». Серьезная поддержка у нас в том округе, откуда избирался Миронов, в тех округах, в которых на данных моментах действующими депутатами ЗакСа являются наши члены.

Собеседник: И что вы думаете в ваших политической программе привлекает людей больше всего? Что является главным – борьба с коррупцией или…

ДМИТРИЕВА: Главное – это то, что мы против «Единой России». Люди понимают, что мы – практически единственный эффективный вариант для противостояния большинству «ЕР». В особенности в Петербурге это является важным, главным моментом.Потом следует борьба с социальным неравенством – борьба с коррупцией и т.д.

Собеседник: Касательно явки. Ранее Вы упомянули, что молодые люди в данный момент считают важным придти и проголосовать – очень интересное замечание. Как вы думаете, у молодежи есть вера в политическую систему?

ДМИТРИЕВА: Молодежь использует интернет. А интернет – это оппозиционная площадка для противостояния «Единой России». Сейчас считается просто ниже своего достоинства поддерживать «ЕР». Среди молодежи сейчас серьезное разделение по уровню образования и понимания ситуации – у некоторых очень хорошее образование, общий интеллектуальный уровень, уровень потребления информации, другие же вообще ничего практически не понимают – полнейшее невежество, даже если принадлежат к истеблишменту.

Например, я выступала в наших петербургских университетах с открытыми лекциями – в ФИНЭКе, СПБГУ и т.д. и видела очень много образованной, яркой молодежи, которая задает сложные вопросы. В то же время, в каком-нибудь провинциальном ВУЗе, в Коми, например, я просто не понимала, что происходит – там была одна из глупейших аудиторий, с которой я когда-либо встречалась, кроме умственно отсталых людей, естественно. Они ничего не понимали, ничего не спрашивали. Именно такие люди становятся основной частью электората «ЕР».

Когда разговариваешь с людьми моего окружения – академики, инженеры – все они задают один и тот же вопрос: «Мы, наши семьи, родственники никогда не голосуем за «ЕР», откуда же у них эти огромные проценты?». Образованные люди практически не голосуют за «ЕР». Когда мы делали опрос, то выяснили, что реальный рейтинг «ЕР» на уровне 25%. Кто эти люди? Недалекая молодежь, результат нашей образовательной реформы.

Собеседница: Как при малом представительстве в Думе вы пытаетесь заставить «Единую Россию» идти в нужном направлении, принимать необходимые законы?

ДМИТРИЕВА: Есть несколько способов. Мы стараемся продвинуть наши законодательные инициативы любым возможным путем, аппелировать к общественному мнению. Конечно, в существующих условиях господства «ЕР» это достаточно трудно, но у нас есть определенные результаты.

Обращаясь к общественности, мы иногда организовываем митинги, акции протеста, подчас совмещая их с подачей законодательной инициативы. Такая ситуация была с законом о социальных налогах. Мы были единственной партией, которая голосовала против, т.к. закон предполагал увеличение налогов для малого бизнеса в 2,5 раза – с 14% до 34%. Мы организовывали марши протеста, в частности наш депутат Грачев занимался этим, писали петиции к президенту. Такая же ситуация была с законом о выплатах пособий по беременности.

Но, конечно, такой способ действия имеет довольно ограниченные возможности, т.к. иногда широкая общественность просто не может понять законов, у которых достаточно сложная структура. Люди не могут приходить на митинги каждый день. Впрочем, всё это непарламентская борьба, ведь парламентская борьба заключается в том, чтобы принять превентивные меры по введнию губительных для страны законов.

Собеседник: Мы заняли очень много вашего времени. Хоть я и не поддерживаю ни одну из партий, но считаю, что должна существовать справедливая конкурентная борьба, поэтому положительно отношусь к вашим действиям. Я встречал множество людей, которые говорили, что будут голосовать за любую оппозиционную партию, но только не за «ЕР», надеюсь Госдума и ЗакС станут ареной настоящей политической борьбы.

ДМИТРИЕВА: У нас 1800 наблюдателей, которых мы посылаем во все избирательные комиссии. Они будут следить за тем, чтобы все поддельные протоколы не были занесены в систему ГАС «Выборы».

Собеседник: Спасибо большое за встречу.

Собеседница: Я заметила, что в избирательных списках нет граждан 1992 года рождения. Максимум – 1991 г.

ДМИТРИЕВА: Зато «Единая Россия» уже вписывает умерших. «Мертвые души» идут на выборы.

Собеседник: Спасибо вам, вы в любой момент можете обращаться либо в консульство к нам, либо в посольство в Москве.

ДМИТРИЕВА: Присылайте к нам наблюдателей! Сейчас у нас уже есть контакты ОБСЕ – их телефон и факс, и мы немедленно будем отсылать жалобы в ГИК и копии в ОБСЕ, т.к. когда ранее приезжала миссия ОБСЕ, то они обратили внимание, что у нас же нет никаких жалоб, что означает, что всё в порядке. АУДИО можно прослушать по ссылке