18+
  1. Оппозицию позвали «к столу»

Оппозицию позвали «к столу»

Оппозицию позвали «к столу»
Спикерам не чуждо благородство. Бессменный председатель Московской городской Думы Владимир Платонов сделал неожиданный реверанс в сторону проигравших на октябрьских выборах в столичный парламент кандидатов, рассказав о своем желании создать некий совет оппозиционных партий.

В рамках этого совета, по словам Платонова, потерпевшим поражение партиям будет дан шанс применить свой законотворческий потенциал и принять реальное участие в выработке законов. А предложил создать этот необычный орган ни кто иной, как Юрий Лужков. Других подробностей о совете господин Платонов не сообщил.

Впрочем, дальше заявлений прессе дело, кажется, не пошло. По крайней мере, как сказал «Веку» лидер проигравшего на выборах «Яблока» Сергей Митрохин, ему никаких предложений не делали - ни от имени спикера, ни от имени мэра. «А если бы и предложили войти в этот совет, то мы бы отказались, - добавил Митрохин. - Потому что мы считаем думу пятого созыва нелегитимной и не собираемся участвовать в имитации демократии». Такого же мнения придерживается и несостоявшийся депутат Мосгордумы от «Справедливой России» Галина Хованская. «Я не вижу повода для сотрудничества с такой командой», - говорит Галина Петровна. «Органом без полномочий» назвал этот загадочный совет лидер «Правого дела» Борис Надеждин, который баллотировался в столичную Думу в качестве одномандатника.

В общем, «Единая Россия» работает в своем репертуаре: красивые слова и «несовместимые с жизнью» предложения. Впрочем, было бы гораздо смешнее, если бы оппозиция согласилась работать в этом совете, а депутаты реально стали бы прислушиваться к ее инициативам. Можно представить, как единороссы с коммунистами обсуждают предложение Митрохина распустить Московскую городскую Думу пятого созыва в виду ее нелегитимности.

Кстати, о нарушениях на октябрьских выборах снова вспомнили и в Центральной избирательной комиссии. Впервые в своей истории ЦИК провел встречу с председателями избиркомов и представителями партий, сотрудниками прокуратуры, МВД и Верховного суда не после очередных выборов, а накануне. Председатель ЦИК Владимир Чуров, говоря о грядущей мартовской кампании, напутствовал коллег по поводу возможных фальсификаций: «Следует проводить видеосъемку инцидента, делать акт с подписями максимально возможного числа свидетелей, требовать от органов внутренних дел также составлять свой акт об этом нарушении и, наконец, передавать все материалы в следственные органы, в прокуратуру и в суд».

Очевидно, что, следуй этим советам председатели избиркомов во время октябрьских выборов, работа органов внутренних дел была бы парализована. Только представители КПРФ зафиксировали нарушения на 953 из 3000 избирательных участков столицы и подготовили 900 исков в районные суды Москвы. Подтверждают обвинения коммунистов и данные социологических опросов, проведенных после выборов 11 октября. Как выяснил «Левада-центр», за «Единую Россию» проголосовали на 20% меньше избирателей, чем сообщали официальные источники - 46,1%, а не 66,25%. Данные того же исследования говорят и о фальсификации уровня явки: согласно ответам опрошенных, голосовали всего 23% москвичей, тогда как ЦИК утверждает, что на избирательный участки пришли 31% жителей столицы.

Неудивительно, что не только Митрохин сомневается в легитимности Московской городской Думы пятого созыва. Проведенный ВЦИОМ опрос показал, что в достоверность результатов выборов не верят 44 % москвичей, из них 22% - «безусловно не доверяют». Даже 11% тех, кто голосовал за «Единую Россию», сомневаются в том, что подсчет голосов прошел чисто.

Что же касается выборов в региональные парламенты 14 марта, то по итогам встречи в ЦИКе можно надеяться на то, что октябрьского беспредела не повториться. И не только потому, что хуже уже некуда. Судья ВС Валентина Пирожкова рассказала о том, что в январе 2010 года Верховный суд вынесет постановление пленума, которое унифицирует подход судов в схожих делах. Сейчас же решения судей по одним и тем же обстоятельствам зачастую противоречат друг другу, что иногда делает саму процедуру подачи жалоб на фальсификации попросту бессмысленной.