18+
  1. Особенности национального партийного руководства

Особенности национального партийного руководства

Особенности национального партийного руководства
Более месяца назад «Век» направил вопросы секретарю Нижегородского регионального отделения «Единая Россия» Александру Тимофееву по поводу деятельности руководителя Арзамасского подразделения партии власти Михаила Бузина.

В марте 2009 года «Век» опубликовал редакционные материалы «Михаил Бузин как гордость арзамасских «единороссов» и «Партийная неприкосновенность «единоросса» Бузина». В статьях речь шла об Арзамасском районе, в руководители которого местное отделение «Единой России» выдвинуло человека с сомнительной репутацией – Михаила Бузина. В частности, в результате деятельности этого партийного руководителя в разгар этой зимы остались без квартиры и выплаченных за нее денег жительница г. Арзамаса Евгения Папертева и ее несовершеннолетний ребенок.

Опубликованные материалы вызвали немало откликов и вопросов со стороны наших читателей. Одно из присланных в редакцию писем – под заголовком «Нижний Новгород: партия власти обернулась разгулом чиновников» «Век» опубликовал 14 апреля с.г. Однако, к сожалению, на наши публикации никак не отреагировали руководители Нижегородского регионального отделения «Единая Россия», в которое входит Арзамасская партийная организация.

Письменный ответ на публикацию был получен непосредственно от самого героя материала – Михаила Бузина. Вернее, не ответ, а требование «в течение часа» снять материал, иначе он «оставляет за собой право подать на редакцию в суд». При этом никаких документов или других подтверждений, которые бы опровергали приведенные в статьях факты, предоставлены не были.

Редакция «Века» направила официальный запрос на имя секретаря НРО «Единая Россия» Александра Тимофеева, в котором попросила, в соответствии с требованиями ст. 40 Федерального Закона «О средствах массовой информации» предоставить редакции ответ по поводу изложенных в публикациях фактов. Ответа по настоящее время редакция так и не получила.

Поэтому сегодня «Век» направил вопросы, касающиеся ситуации, сложившейся в г. Арзамасе, Председателю Высшего совета партии «Единая Россия» Борису Грызлову.

Редакции удалось связаться также с самой Евгенией Папертевой и взять у нее интервью по поводу обстоятельств ее выселения из квартиры и той роли, которую сыграл в этом глава политсовета Арзамасского отделения «Единой России» Михаил Бузин.

- Евгения, почему Арзамаский городской суд принял решение о выселении Вас и Вашего ребенка из купленной Вами квартиры?

- Суд посчитал, что сделка не была должным образом оформлена. Мой покойный муж осуществлял все операции через риэлторскую контору, которой руководит Михаил Михайлович Бузин. Он ему верил: Бузин ему сказал, чтобы он вносил деньги, а документы на квартиру он обещал постепенно выправить. Но прошло два года, из мест заключения вернулся так и не выписанный Бузиным из квартиры Сергей Сапожков и подал на нас в суд. Поскольку документов Михаил Михайлович так и не сделал, суд принял сторону Пирожкова. Я даже не получу назад почти триста тысяч рублей, которые мы с мужем потратили на ремонт. Не говоря о деньгах, которые мы заплатили за покупку квартиры – еще 350 тысяч рублей. Причем действия риэлторского агентства, которое у нас выманило деньги и не предоставило нам никаких документов на купленную квартиру, в суде даже не обсуждались. Михаил Бузин не явился на заседание, хотя мы его приглашали.

Сейчас я осталась одна с ребенком – без квартиры и без денег. В феврале месяце нас из квартиры выселили. Причем в бумаге суда говорилось только о моем выселении. Писать о выселении ребенка судье, наверное, было стыдно.

- А где Вы сейчас живете?

- Я переехала к маме. Но сами понимаете, какие у нас там условия. А самое главное, квартиры мне уже никогда не купить, муж умер.

- Но, наверное, должны быть расписки, что Вы вносили деньги за квартиру?

- Это естественно.

- И что?

- У меня нет этих расписок, дело в этом. Михаил Михайлович не отдал эти расписки.

- А почему?

- Потому что это ему не на руку.

- А как он это объяснил?

- Если честно, он ответил: Жень, ты прекрасно понимаешь, что это расписка липовая. Может быть, он сам ее написал, я не знаю, но расписку я видела точно.

- Почему липовая, если этот человек, как директор риэлторского агентства, выступал гарантом сделки? Вы же обратились не просто к частному лицу, а как к руководителю организации, которая взяла на себя обязательства юридически оформить покупку квартиры. У Вас был заключен официальный договор с этим риэлторским агентством?

- Да. Договор был заключен, подписан он Бузиным Михаилом Михайловичем. Но, по словам родственников, подпись на расписках была не его, не Сапожкова Дмитрия, брата Сергея.

- То есть деньги могли до Сапожкова и не дойти?

- Не знаю.

- Судя по решению суда, получается, что Ваш муж заплатил такие большие деньги просто за аренду квартиры? Реально-то это была, все-таки, покупка?

- Покупка конечно.

- Расскажите тогда, как получилось, что Вы не получили необходимые документы о покупки квартиры? Из-за чего это произошло?

- Потому что тот человек, который ее продавал, сидел в тюрьме, оформил доверенности на паспорт старого образца. Все доверенности у меня есть, они оригинальные.

- А в доверенности написано, что он именно продает Вам квартиру?

- Да, сначала идет договор о приватизации, а потом о продаже квартиры.

- А договор о приватизации тоже не был сделан?

- Приватизация не была сделана.

- Получается, Ваш супруг оплатил сразу всю стоимость квартиры, еще не получив документы?

- Он сначала залог вносил, потом оставшуюся сумму, всего 350 тысяч. Гарантом сделки выступал Михаил Михайлович. Он сказал мужу: вноси деньги, я все сделаю.

- А куда делись потом эти деньги, он объяснил? Если сделка не состоялась, то Вам должны их вернуть.

- Я вот этого не знаю, куда они делись. Дело в том, что все документы находились непосредственно в этой риэлтерской фирме. Муж дружил с сыном самого Бузина, и он ему доверял. Когда мужа не стало, мне передали пакет документов, который находился в этой фирме, но там не было части документов, которые подтверждали бы эту сделку. То есть, расписок не было.

- Деньги передавались кому непосредственно?

- Непосредственно брату Сапожкова. Передавались моим мужем при Михаиле Михайловиче Бузине и моем брате. Бузин-младший подтвердил на суде, что деньги передавались.

- Но их же риэлторская организация должны была быть гарантом этой сделки?

- Да. Они должны были взяться за то, чтобы, во-первых, приватизировать квартиру и, во-вторых, правильно оформить саму покупку.

Мы, не дождавшись документов, отдали деньги вперед. На тот момент нам негде было жить, а Бузины сказали, что после передачи денег можем сразу въехать в эту квартиру. Сказали, что документы оформят в течение короткого времени.

- Но прошло почти два года, Вы за это время обращались в агентство, чтобы документы были оформлены должным образом?

- Естественно, после гибели мужа я обратилась сразу в эту фирму, мне сказали, что все будет хорошо, не переживай, ты слишком рано бьешь панику, и вообще труп еще не остыл, а ты уже думаешь о квартире! То есть, они меня заверили, что все будет хорошо. В итоге ничего хорошего не получилось. У нас с Михаилом Михайловичем была беседа, когда пришел Сергей Сапожков из тюрьмы, хозяин квартиры. У нас была встреча в его агентстве, то есть, та сторона, Сапожкова, я и Михаил Михайлович. Бузин при них показывал расписки, которых я впоследствии не нашла. Я думаю, что они их уничтожили.

- А что случилось с братом Сергея Сапожкова, который должен был получить Ваши деньги?

- Договор был заключен с Бузиным 27 мая 2005 года. Мы отдавали в этот день задаток в размере 134 тысячи. А 14 августа Сапожков-старший умер, он был сильно пьющий человек. Куда делись деньги, я не знаю. Муж передал, в конце концов, всю сумму. 350 тысяч были прописаны в договоре.

- А сейчас Вам риэлтерская компания Михаила Бузина предлагает какой-то выход из ситуации? Или там считают, что Вы сами в чем-то виноваты?

- От них вообще ни слуху, ни духу. Может за глаза они, и говорят всякие плохие вещи.

- Почему про Вас-то плохие вещи могут говорить?

- То, что я лезу не в свое дело, что все равно у меня ничего не получится, что ничего доказать не смогу.

- Эта риэлтерская организация, наверное, должна была комиссию получать с Вашей сделки?

- Наверное. Может, эти же деньги не зафиксированы нигде, чтобы налоги не платить. Бузин так объяснял, что они ждут, когда Сапожков-младший выйдет из тюрьмы, чтобы продолжить работу по оформлению документов. А он вышел из тюрьмы и совсем другим занялся.

- А когда впервые Вы поняли, что можете остаться без квартиры?

- В тот момент, когда Сергей пришел ко мне домой и сказал, что я здесь живу незаконно. Показал мне прописку в паспорте, вот тогда я забила тревогу. Бузины же меня уверяли, что все оформят. У меня было несколько встреч с Михаилом Михайловичем. Я к нему сама приезжала, он мне говорил, что все будет хорошо, что этим делом занимается вплотную, денег давала ему 5000 рублей, чтобы поменять паспорт Сапожкова.

- А на суде Вы разве не говорили, что соответчиком должно проходить по этому делу риэлторское агентство, которое не выполнило своих обязательств?

- Они шли как свидетели. Мне никто не подсказал, что можно по-другому…

- А в результате получается, что пострадавшей стороной являетесь только Вы. Г-ну Бузину вообще не стыдно, что Вы остались по его вине без денег и без квартиры?

- Нет, я его давно не видела. Мало того, он нам ничего не сказал даже в тот момент, когда мы начали ремонт делать.

- Вы не спросили мужа, почему он деньги все отдал, не дождавшись заключения договора?

- У них были дружеские отношения с его сыном. И тот пообещал, что все будет нормально. Чтобы въехать, надо, мол, сейчас все отдать. А потом задним числом нам все постепенно оформят. Потом один хозяин умер, другой сидел в тюрьме. Как бы не было помех для того, чтобы там не жить. Это так по их словам.

- А что Вы собираетесь делать сейчас?

- В январе я подала заявление в милицию, в отдел борьбы с экономическими преступлениями на Бузина Михаила Михайловича. Но оттуда мне ни ответа, ни привета так и не было.

- С Вас брали какие-то показания?

- Да, майор юстиции Рябова И. В.

- А что Вы написали в заявлении?

- Могу его прочитать: прошу привлечь к уголовной ответственности Бузина Михаила Михайловича, который в 2005 году присвоил обманным путем денежные средства мои и моего мужа, якобы для приобретения квартиры для нас, в сумме 350 тысяч рублей. Условия договора не выполнил. Об уголовной ответственности предупреждена по статье 306. И потом идет уже объяснение.

- И с тех пор к Вам из милиции не обращались и о результатах не сообщали?

- Нет.

- Но Вы, наверное, ходили сами, узнавали результаты?

- Нет, не ходила, а куда? У нас такое заведение, что туда прохода нет...

Редакция публикует столь подробный диалог с матерью-одиночкой Евгенией Папертевой исключительно для того, чтобы дать возможность читателям посмотреть на ситуацию, что называется, глазами «простого человека».

«Век» не случайно публикует уже третий материал о, казалось бы, сравнительно рядовом случае. Мы действительно часто сталкиваемся с мошенническими действиями куда как более крупного масштаба. Но данный случай, на наш взгляд, очень символичен. В нем отражены реалии сегодняшнего дня, реалии, с которыми рядовые российские жители сталкиваются ежедневно. По радио и телевидению мы слышим о том, что правительство и правящая партия «Единая Россия» делают все возможное, чтобы таким людям, как Евгения Папертева, жилось как можно лучше. А на местах о них, извините, просто вытирают ноги, пользуясь их юридической некомпетентностью, внушая им, «маленьким людям», что сами они ничего сделать не в состоянии, и что им лучше всего смириться...

Описанная нами ситуация и публикуемое интервью с Евгенией Папертевой подтверждают сказанное как нельзя лучше.

P.S. Когда материал был уже подготовлен, из Арзамаса поступило сообщение, что Михаил Бузин вновь представлен в качестве кандидата на пост руководителя местного политсовета партии «Единая Россия».

В суд о защите чести и достоинства из-за фактов, приведенных в публикациях «Века», Михаил Бузин, не обратился.

Последние новости