18+
  1. Панацея от ведомства Чубайса

Панацея от ведомства Чубайса

Панацея от ведомства Чубайса
Глава Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России Владимир Уйба сообщил, что российские ученые разработали нановакцины против рака, туберкулеза и СПИДа. Как пишет «Российская газета», все три вакцины показали высокую эффективность и сейчас находятся на стадии доклинических испытаний.

ЦитатаНеужели удалось изобрести вакцины от рака, СПИДа и туберкулеза?Конец цитаты По словам Уйба, это препараты совершенно нового поколения. В определенной степени открытия удалось совершить в результате сотрудничества с компанией «Роснано».

Сама по себе новость об изобретении лекарств, которые могут не просто лечить, но и предупреждать одни из самых страшных болезней, может претендовать на мировую сенсацию. Ежегодно на планете от рака умирает до 8 миллионов человек. СПИД, который называли чумой ХХ века, за последние три десятилетия свел в могилу свыше 25 миллионов, а число живущих с ним составляло в 2010 году 34 миллиона. Туберкулезом ежегодно в мире заболевают 9 миллионов человек и 2 миллиона умирают от него.

В нашей стране рак ежегодно уносит почти 300 тысяч человек, а диагностируется он более чем у полумиллиона. По другим болезням ситуация не лучше. Более 100 тысяч россиян каждый год заражаются туберкулезом, умирают 25 тысяч. Растет число заболевших и умерших от СПИДа. В прошлом году ВИЧ в нашей стране унес жизни 20 тысяч человек.

Весть о возможной скорой победе над этими заболеваниями может даровать надежду многим нашим согражданам, а Россию превратить в глазах жителей Земли в спасительницу человечества.

Но, к сожалению, радоваться пока рано. По всей видимости, к «чудо-вакцинам» следует относиться так же, как к каким-нибудь «чудо-фильтрам» для воды. Особенно учитывая, что руку к медпрепаратам приложило ведомство Чубайса.

«Роснано» уже много раз критиковали за непонятные проекты. Например, представленный в конце 2011 года проект производства отечественных гибких дисплеев и электронных учебников так и не был реализован. А в апреле этого года Счетная палата в своем докладе по результатам проверки «Роснано» отметила, что за последние годы компания неэффективно израсходовала десятки миллиардов бюджетных рублей.

В феврале 2010 года руководители ФМБА и «Роснано» подписали соглашение о сотрудничестве. Тогда они обещали миру сделать ряд прорывных открытий в медицине. Среди них нановакцина от гриппа, наноклапаны для сердца, наночастицы для борьбы с онкологией. Договорились о строительстве Центра ядерной медицины в Ульяновской области за 14 миллиардов рублей.

Сейчас выяснилось, что открытие центра в Ульяновской области откладывается. Зато было сказано о вакцинах от рака, СПИДа и туберкулеза.

Как говорит руководитель онкологической службы Научно-практического центра помощи детям города Москвы, профессор, автор уникальных операций Тимур Шароев, рассчитывать на панацею в области предупреждения раковых заболеваний не стоит:

– Вакцин против рака разработано уже много. В любом уважающем себя онкологическом центре из опухоли делают вакцину. Другое дело, что пока надежды, которые мы возлагаем на препараты, не всегда оправдываются. Но они есть и постоянно производятся. Это неправда, что сейчас, мол, впервые появился уникальный препарат. Вакцина существует давно и активно применяется. Это вещь не новая.

«СП»: – Как же получается, что вакцина есть, а много людей болеют раком?

– Не совсем так. К примеру, сейчас есть даже календарь прививок у девочек-подростков от рака шейки матки. Вакцинация вовсю идет в московских поликлиниках. Есть вакцина от вируса, который вызывает рак шейки матки. Но надо помнить, что вакцины существуют от конкретных опухолей. У некоторых сложилось такое представление, что стоит принять некую абстрактную вакцину, и опухоли не будет в принципе. Это не так.

Скажем, есть вакцины от гриппа, коклюша, дифтерии. В онкологической сфере то же самое. Против конкретной опухоли существует конкретная вакцина. И пока только к определенным видам. Все опухоли предупреждать пока не научились. А панацеи от рака, которую можно ввести и избавить человека от риска заболевания, нет. Такого не бывает, чтобы вколоть один препарат и потом вообще ничем не болеть. Даже вакцинирование перед эпидемией гриппа проходит от определенных вирусов.

«СП»: – Скажите, а существующие вакцины эффективны?

– В ряде случаев эффективны. Но, повторюсь, глобальных надежд вакцины не оправдали. Рак – это болезнь генома. Поэтому необходимо учиться вмешиваться в процесс развития болезни на генетическом уровне. И я думаю, что мы обязательно подойдем к решению этой задачи: геном человека уже известен. Есть аппараты с названием «секвенаторы», который определяют геном. В этом направлении ученые работают. Самые перспективные открытия можно сделать именно в области генной инженерии.

«СП»: – А нанотехнологии имеют отношение к лечению рака?

– Мне это очень сложно представить. Насколько я знаю, нанотехнологии тут не причем. Может, лучше спросить у Чубайса?. Вакциной занимаются эпидемиологи, вирусологи, иммунологи. В принципе, косвенно нанотехнологии имеют отношение к нашей жизни. Некоторые жулики даже пишут в рекламе «наномойка», «нанопокрытие для машин».

«СП»: – То есть, само слово «нановакцина» звучит абсурдно?

– Я лично не понимаю этого термина. Возможно, меня это не украшает. Но я даже не пойму, о чем речь.

Один из ведущих исследователей в России проблем ВИЧ-инфекции, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАМН Вадим Покровский сдержанно смотрит на возможность победить ВИЧ:

– Из всех препаратов, которые создают и называют вакцинами против СПИДа, до клинических испытаний доходит около пяти-шести процентов. Клинические испытания пока не прошла ни одна из них, все они окончились неудачей. Вакцина, о которой говорят сейчас, находится на фазе до клинических испытаний. Ее перспективы пока абсолютно не ясны. Впереди еще много испытаний. Тем более, что эта вакцина профилактическая. После испытаний на добровольцах на безвредность понадобятся еще испытания на эффективность, то есть на то, что вакцина действительно защищает от болезни. На их проведение уйдет не менее пяти лет.

«СП»: – Вообще, наука близка к появлению подобного препарата?

– Те, кто пытается создать вакцину, утверждают, что они близки к этому. И это мы слышим уже 25 лет. Поэтому ничего не могу сказать определенного, кроме того, что 25 лет делают вакцину, но пока не создали. Но от сифилиса делают вакцину уже 100 лет, и ее до сих пор нет. Больше века делают вакцину от малярии, но пока ничего не получили. Поэтому оптимизм должен быть крайне сдержанным.

«СП»: – В чем основная причина неудач, ведь над созданием препаратов работают столько лет лучшие умы.

– Причина в том, что это действительно очень сложно. Против возбудителей инфекции не так легко создать искусственный иммунитет. Сколько не бьются над вакциной от сифилиса и малярии, а эффективного препарата получить не могут. Пока мы не можем думать, что со СПИДом будет лучше. Тем более, что он прямо угнетает иммунитет.

«СП»: – Нанотехнологии могут помочь ученым?

– Я бы назвал разговоры о нанотехнологиях рекламным ходом. Понятие «нано» обозначает только величину. Но опыт показывает, что чем меньше молекула, тем у нее меньше иммуногенность. Поэтому я не уверен, что использование мелких молекул может здесь дать положительный эффект.

Главный научный сотрудник отдела организации противотуберкулезной помощи НИИ фтизиопульмонологии ММА им. И.М. Сеченова профессор Маргарита Шилова хотела бы надеяться на изобретение новой вакцины против туберкулеза. Но пока не может:

– Вакцины против туберкулеза уже существуют. Но они не способны полностью предотвратить болезнь. Наша вакцина сокращает риск заболевания на 80%. Это соответствует мировым аналогам. Но у вакцинированных в случае заболевания туберкулез протекает значительно легче. Что касается новой вакцины, то разговоров о ней ведется много, но ничего конкретного пока у нас нет.

Можно ли такую вакцину создать? Это пытаются сделать много поколений после Роберта Коха, но пока ничего не получается.

«СП»: – Говорят, что современная вакцина эффективна только для детей, но бесполезна для взрослых.

– Это так. Взрослых в нашей стране прививать считается нецелесообразным. Потому, что большинство взрослых жителей уже инфицированы туберкулезом. В развитых странах инфицированные составляют примерно от пяти до десяти процентов. У нас до 80% уже заражены туберкулезом. Поэтому у нас проводить отбор взрослых для вакцинации нет смысла.

«СП»: – Но у нас в таком количестве люди не болеют.

– У человека срабатывает иммунитет. Дело в том, что когда в организм попадает небольшая доза туберкулезных бактерий, то организм начинает с ними бороться. Вырабатывается иммунитет. Организм вырабатывает антитела. И когда к человеку попадает новая порция бактерий, то антитела набрасываются на них и сразу уничтожают.

Важны очень условия жизни человека. Если он хорошо живет, хорошо питается, ведет правильный образ жизни, не имеет вредных привычек, то инфекция, которая сидит в организме, защищает его. Это называется нестерильным иммунитетом. Но если у человека постоянно возникает стресс, у него низкий уровень жизни, то сидящий в организме микроб может привести к заболеванию.

«СП»: – Вакцину можно создать с помощью нанотехнологий?

– Думаю, что такой вывод слишком поспешный. Вообще, в медицине о многих лекарствах говорят с восторгом, но результаты их применения далеки от идеала.