18+
  1. Политзаключенные объединились

Политзаключенные объединились

Политзаключенные объединились
6 июля в Москве прошел съезд политзаключенных, главными организаторами которого выступили нацболы. На съезде было решено создать Союз заключенных, который защищал бы права бывших и нынешних заключенных, а также людей, подвергающихся судебному преследованию.

Открыл съезд лимоновец Максим Громов, который отсидел три года за участие в захвате здания Минздрава в 2004 году. Громов заявил о том, что необходимо создать профсоюз бывших политзаключенных. «Сделать это необходимо, поскольку репрессивная машина усиливается, а противостоять мы сможем только сообща», - сказал он. Главное, по его мнению, - защитить от системы граждан.

Эдуард Лимонов предложил ежегодно отмечать день заключенного 14 сентября. Писатель и политик отметил, что в России практически в каждой семье кто-нибудь сидел и такая инициатива привлечет на стороны оппозиции симпатию массы людей. «Есть День пограничника, когда люди в зеленых беретах вспоминают годы на границе. А нам разве нечего помнить?» - сказал он. Лимонов отметил, что среди его соратников за последние восемь лет число политзаключенных перевалило за полторы сотни и поблагодарил правозащитников за то, что они помогают осужденным отстоять свои права.

По данным нацболов, только из их числа в России 147 политзеков прошли через тюрьмы, 18 из них продолжают там находиться или были вынуждены уехать из страны в связи с преследованиями, связанными с их активной политической деятельностью.

Выступивший на съезде бывший заключенный Михаил Трепашкин, осужденный по обвинению в разглашении государственной тайны, констатировал, что современное российское правосудие остается, по сути, административным органом, а не самостоятельной ветвью власти. Трепашкин заявил, что в российские суды обращаться бесполезно, а добиваться справедливости следует через международные органы, такие как Совет Европы и ООН. Он отметил, что одной из сложностей при донесении до международного сообщества информации о политзаключенных в России является то, что российские власти всегда стараются представить дело так, будто эти люди осуждены за уголовные преступления, а не по политическим мотивам.

Касаясь вопроса о понятии «политзаключенный» Трепашкин отметил, что, на его взгляд, это обозначение следует применять к тем заключенным, которые могут повлиять на политику. Остальных людей, пострадавших за свои убеждения, с точки зрения Трепашкина, следует квалифицировать как узников совести.

Адвокат Сергей Беляк отметил, что союз по защите заключенных может создать политической оппозиции надежный тыл. «Испытав лишения и пытки, человек волей-неволей становится оппозиционером. Он не позиционирует себя так, но если он будет знать, что его права кто-то защищает, он будет вашим тылом», - сказал Беляк. Он также рассказал о систематических пытках и бесчеловечных условиях содержания заключенных. В качестве примера он привел Бутырскую тюрьму, где в камере содержится по 40 человек и нет элементарной медицинской помощи.

По итогам работы участники приняли проект резолюции. В ней значатся три основных требования к российской власти: немедленно освободить всех политзаключенных, провести широкую амнистию, отправить в отставку главу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Юрия Калинина.

По мнению нацболов, главой ФСИН должен стать гражданский человек, способный реформировать эту систему в гуманистическом ключе. Съезд политзаключенных также планирует потребовать ряда изменений в российском законодательстве, исключить признание из допустимых доказательств, провести выборы судей всех уровней, ввести обязательный адвокатский стаж для судей и ввести в план практики студентов, специализирующихся на уголовном праве, обязательное временное пребывание в действующем СИЗО.

Последние новости