18+
  1. Последняя битва металлургических баронов

Последняя битва металлургических баронов

Последняя битва металлургических баронов
Как стало известно Веку, завтра Федеральное агентство по Недропользованию (Роснедра) проведет аукцион на получение лицензии Приоскольского месторождения, которое расположено в Белгородской области. Его запасы оцениваются по категориям C1 и С2 и составляют 45,17 млн. т.

Основными претендентами на рудники являются Магнитогорский металлургический комбинат, принадлежащий Виктору Рашникову, Металлинвест, главным владельцем которого является бизнесмен Алишер Усманов, и Северстсаль, находящийся под контролем Алексея Мордашова. Интрига заключается в том, что, по сути, это последние непроданные запасы руды, которые можно добывать открытым способом. Все это происходит на фоне передела металлургической отрасли.

Напомним, что несколько месяцев назад партнер Романа Абрамовича по Millhouse Евгений Швидлер сделал заявление о планах компании об объединении под своим крылом большинства металлургических предприятий России. Первое предложение было направлено Алишеру Усманову. Бизнесмен тогда высказался весьма пространно относительно этой перспективы, заявив, что должна быть справедливая оценка и наших активов, и активов Evraz. После консолидации Металлоинвеста и Газметалла (также собственность Усманова) их стоимость составит не менее $10-12 млрд. Во столько же мы оцениваем Evraz.

Между тем консолидация Газметалла в настоящее время идет полным ходом. И совсем не факт, что Усманов продастся Абрамовичу. Еще в 2003 году бизнесмен покупает у Газпрома акции Оскольского меткомбината (ОЭМК) и Лебединского ГОКа (ЛГОК). Эта сделка далась ему достаточно легко, так как, будучи одновременно чиновником Газпрома, он получил от своего руководства преференции на приобретение этих активов. А уже в 2004 г. он вместе со своим партнером Василием Анисимовым купил у Бориса Иванишвили 97% акций Михайловского ГОКа на сумму $1,6 млрд. Усманов вообще любит партнерский бизнес, но это скорее для того, чтобы делить ответственность. Ведь ни для кого не секрет, что цены в этом сегменте металлов очень неустойчивы. Впрочем, когда встает вопрос о том, кто в доме хозяин, Усманов предпочитает принимать решения самостоятельно.

В настоящее время Василий Анисимов и другой партнер Усманова, Андрей Скоч, продают Газинвесту акции принадлежащих им Михаловского и Лебединского ГОКов. В результате такой консолидации Усманову будет принадлежать 50% объединенной компании, Андрею Скочу - 30% и еще 20% - Василию Анисимову.

Ряд экспертов полагает, что на самом деле Усманов крайне боится быть поглощенным Абрамовичем. Ведь он то знает, что место, где ступает нога Чукотского губернатора, впоследствии становится его собственностью.

Впрочем, чтобы устоять против экспансии Абрамовича, одной консолидации будет явно недостаточно. Еще в прошлом году Алишер Усманов предлагал Виктору Рашникову объединить активы Металлоинвеста и Магнитки. Но руководитель ММК отказался, так как сам когда-то устроил передел на родном комбинате, в результате которого как миноритарные акционеры, большинство из которых были простыми рабочими Магнитки, так и другие владельцы комбината в лице Игоря Зюзина, собственника компании Мечел, остались ни с чем. Получив отказ, Усманов обиделся, после чего Лебединский и Михайловский ГОКи прекратили отгрузку железорудного сырья для Магнитки. Этот скандал до сих пор многие вспоминают с улыбкой. Рашников тогда пообещал вообще прекратить производство, а некоторые злые языки с ехидством назвали его поведение истерикой. Решать проблемы собственными силами владелец ММК стал только после жесткого окрика из Кремля.

Действительно, отсутствие собственных железорудных ресурсов является, пожалуй, одним из самых слабых и уязвимых мест Рашникова. Он много раз делал различные попытки купить то или иное месторождение, но все они оканчивались неудачно. Поэтому борьба за лицензию на Приоскольское месторождение является последним шансом обезопасить свой бизнес от недружественных поглощений. Ведь какой прок от комбината, пускай даже самого крупного, если у него нет сырья.

Для Алишера Усманова Приоскольское тоже имеет принципиальное значение. Дабы не быть поглощенным Абрамовичем, ему необходимо вовсю укреплять свои активы. В настоящее время он претендует еще и на Чернянское месторождение железных руд. Его запасы по категориям В + С1 составляют 199,6 млн. т, железистых кварцитов по категориям B + C1 2,09 млрд. т. Кстати, Магнитка тоже на него заглядывается.

По мнению эксперта МеталлТорг.Ru Николая Кислицына, появились признаки монополизации рынка железорудного сырья: группировка известного бизнесмена Алишера Усманова контролирует более 40%. Российская ситуация повторяет мировую: 66% глобального рынка железорудного сырья контролируют бразильские CVRD, Rio Tinto и австралийская BHP Billiton. Монополизация на внутреннем рынке, по убеждению аналитика, может привести к тому, что небольшие российские металлургические предприятия, а также Магнитка будут вынуждены покупать сырье по ценам выше мировых.

Получается, что та компания, которая выиграет битву за эти рудники, и станет хозяином металлургической отрасли. В этой ситуации любопытна позиция структур Романа Абрамовича. Ведь кроме громких заявлений Швидлера, они никаких активных действий на российском рынке не предпринимали. Но это только на первый взгляд. Дело в том, что на все вышеуказанные активы, кроме таких крупных игроков, как ММК, Металлоинвест, а также Северсталь, претендуют несколько до сей поры неизвестных фирм. Вполне возможно, что Абрамович использует свой излюбленный прием до последнего не раскрывать своих планов, дабы не возникла паника на рынке, и за никому неизвестными участниками аукциона стоят структуры этого олигарха.

Впрочем, любой исход не в его пользу будет для Рашникова катастрофичным. Усманов с Абрамовичем так или иначе договорятся. А вот у руководителя Магнитки, по сути, уже не будет выбора, к кому примкнуть. В условиях монополизированных цен на металл, а также сбоев в поставках, которые могут произойти по любым надуманным предлогам, возможно, Рашникову придется расстаться со своим детищем, за которое он так держится.