18+
  1. Следователи по особо важному… бизнесу?

Следователи по особо важному… бизнесу?

Глава Генпрокуратуры Юрий Чайка предложил привлекать к ответственности сотрудников правоохранительных органов, виновных в необоснованном заключении граждан под стражу.

На днях в Санкт-Петербурге по решению городского суда следователь УВД Красногвардейского района, сфальсифицировавший доказательства по уголовному делу, получил три года лишения свободы условно. Следователь был признан виновным по части 3 статьи 303 (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении) и статье 286 (превышение должностных полномочий) Уголовного Кодекса РФ.

Привлек недавно внимание федеральных СМИ также следователь Следственного комитета при МВД России капитан Дмитрий Бардин, который стал чуть ли не первым представителем правоохранительных органов, кому в один день два независимых друг от друга судьи отказали в удовлетворении его ходатайств. Не так часто российские суды вообще отказывают следователям в их ходатайствах об избрании для обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, а тут такой конфуз - сразу два отказа за один день!

Как известно, Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка, выступая как-то перед сенаторами, даже посетовал на то, что наоборот, слишком уж часто судьи идут на встречу следователям в этом вопросе. А в случае с Бардиным обратная ситуация: судьи еще и попеняли ему на то, что, мол, обосновал свои ходатайства стандартными фразами, но не представил тому ни одного доказательства.

Впрочем, с доказательствами у Бардина, как выяснилось, давно проблемы. Нынешние отказы случились всего через пару недель после того, как еще один судья напрямую указал на грубые нарушения закона, допущенные Бардиным при расследовании другого уголовного дела. На ошибки капитана юстиции обратили внимание даже заместителя генерального прокурора Малиновского. Судья Мытищинского городского суда Макарова указала прокурору на то, что «пренебрежительные отношения следователя Бардина к соблюдению закона», а также «грубые нарушения закона, допущенные при расследовании уголовного дела» привели к «необоснованному предъявлению обвинения» в совершении особо тяжкого преступления.

В Санкт-Петербурге следователей за такое «пренебрежение», как видим, уже судят. Но на «просчеты» капитана Бардина по каким-то причинам пока смотрят сквозь пальцы. А ведь это уже не первый, и даже не второй его конфуз с законом. За полтора месяца до постановления Мытищинского городского суда Тверской районный суд признал незаконным второй арест одного из обвиняемых, дело которого ведет капитан Бардин. Этот следователь, кстати, тогда тоже прославился тем, что едва ли не первым в российской истории попросил дать ордер на арест человека, который к тому времени уже находился в СИЗО.

Хотя капитан Бардин и так не может пожаловаться на безвестность. Он ведет достаточно громкие дела. Не без его усилий они становятся еще и скандальными. Адвокаты и обвиняемые постоянно жалуются на нарушение следователем их прав и закона. Теперь к ним присоединились еще и судьи. А так как расследования он ведет долго, то жалоб, судебных разбирательств и скандалов получается много. Причем, и долгие сроки расследований, и многочисленные нарушения, допущенные следствием, трудно объяснить: ведь с Бардиным работает целая следственная группа – около 40 человек, в составе которой должны быть опытные юристы и практики.

Это кстати, не единственная странность. Судя по одному из постановлений, подписанных и.о. заместителя начальника СК при МВД России Логуновым, капитан Бардин занимает всего лишь должность следователя отдела по расследованию преступлений в сфере… компьютерной информации и высоких технологий. Конечно, капитан юстиции должен был получить универсальное образование, но по специализации ему бы более пристало ловить каких-нибудь хакеров, компьютерных и телефонных воров. Ан нет, дела, которые ведет Бардин, все больше относятся к группе тяжких преступлений против собственности. Причем, как отметила в своем решении судья Мытищинского городского суда Макарова, даже если дело на особо тяжкое не тянет, следователь его «натягивает».

Не менее странно выглядит и история появления многих дел, которые ведет следственная группа капитана Бардина. Вот, например, дело о захвате земли в сельскохозяйственном предприятии ОАО «Раисино» в селе Покровское Рузского района Московской области, в рамках которого Мосгорсуд признал незаконным второй арест руководителя компании «Ваш финансовый попечитель» Василия Бойко. Можно по-разному относиться к этому бизнесмену с довольно скандальной репутацией, но, как говорится, перед законом все равны, и каждый гражданин имеет право, чтобы к нему обращались с соблюдением всех норм принятого в нашей стране законодательства.

Между тем многие обстоятельства этого запутанного дела заставляют усомниться в этом. Пострадавшим по нему проходит некий митинговый депутат соседнего сельсовета Николай Клюев. Хотя пострадавшим он быть никак не может, так как не является ни местным жителем, ни местным депутатом. Господин Клюев не только живет в 45 км от Раисино, но и никогда ничем не владел в данном ОАО. Но следователей это нисколько не смутило. Ведь Клюев уже проходит у них потерпевшим по особо громкому делу, в рамках которого он обвиняет предпринимателя Бойко в захвате земель ЗАО «Имени Доватора» и, ни много, ни мало, в… «геноциде Рузского народа». Следователи не нашли также ничего необычного в том, что бывший ветеринар Клюев в середине 90-х лечился от шизофрении в двух психиатрических клиниках. Именно обвинение этого человека, причем как утверждают адвокаты Бойко, без каких-либо проверок, экспертиз и подтверждающих документов, стало основанием для возбуждения уголовного дела против их подзащитного.

Не менее интересна личность потерпевшего и по другому делу, которое ведет следственная группа капитана Бардина. В январе этого года в Следственном комитете при МВД России появился 70-летний Юрий Щапов, бывший депутат Верховного Совета республики Хакассия, личность одиозная и хорошо у себя на родине известная. В Москву Щапова из Хакассии отпустили на лечение. Причем, для этого потребовалось специальное разрешение судьи, так как дома бизнесмен и экс-депутат находился под подпиской о невыезде в связи с тем, что проходит обвиняемым по ряду уголовных дел.

После визита Щапова в Следственный Комитет его здесь начали называть «потерпевшим», а производство по уголовному делу, прекращенному прокурорами в Хакассии еще в 2003 году, было неожиданно возобновлено. При этом ни полковника Логунова, отменившего постановление о прекращении уголовного дела, ни капитана Бардина не смутило, что дело в свое время было отменено за отсутствием состава преступления, а их «потерпевший» сам обвинялся в мошенничестве на особо крупные суммы.

При всем внешнем различии дел Бойко и Щапова обнаруживаются удивительные совпадения. Как отмечают, например, адвокаты Василия Бойко, следствие, похоже, не очень-то заинтересовано в как можно более быстром расследовании дела и передаче его в суд. Создается впечатление, что кому-то просто нужно, чтобы обвиняемые длительное время находились под стражей. Само обвинение против Бойко вызывает множество вопросов. Защитники предпринимателя полагают, что его абсурдность очевидна. Предпринимателя обвиняют в «мошенническом завладении» землей ЗАО «Имени Доватора», но при этом якобы захваченный участок как был в собственности совхоза, так у него и остается.

Понимают нелепость ситуации следователи или нет, но в суд с доказательствами вины Бойко они явно не спешат. Дело было возбуждено еще в 2006 году. С февраля 2007 года Василий Бойко находится в СИЗО. Однако за прошедшие полтора года, по заявлениям его адвокатов, его почти не допрашивали, и хотя он сам неоднократно просился на допросы, его месяцами не вызывали к следователю, а по делу не было проведено ни одной экспертизы. Следствие обвинило Василия Бойко в том, что он подделал в 2003-2006 годах документы совхоза «им. Доватора» за 1992-1995 годы, хотя как выяснилось, еще до появления предпринимателя в Рузе эти документы неоднократно регистрировались и перерегистрировались. Бойко, кстати, сам неоднократно просил в СК МВД провести экспертизу этих документов, и следствие ему каждый раз отказывало.

За время нахождения под стражей следователь отказывает Бойко в свиданиях с 72-летней матерью, женой и священником. Целый год адвокатам пришлось добиваться разрешения на свидания с детьми. Для этого потребовалось специальное решение суда, но даже после него следователи препятствуют их свиданиям с отцом.

Даже по российскому законодательству такие вещи, пожалуй, можно было бы назвать оказанием давления на обвиняемого, что уж говорить о последствиях обращения Василия Бойко, например, в Европейский суд по правам человека.

Но капитана Бардина это, похоже, не смущает. Создается впечатление, что из опасения, что обвинение против подследственного может рассыпаться, против него заводятся новые и новые дела. Защитники Бойко считают, что подоплека второго дела по «мошенничеству» в ОАО «Раисино» проста: когда закончатся полтора года содержания Бойко в СИЗО без доказательств вины по первому делу, его можно будет еще столько же держать по второму. А там, глядишь, подоспеют и другие дела. Недавно было заявлено, что возбуждено еще два дела по другим Рузским совхозам. Получается, доказать вины Бойко капитан-компьютерщик не может, но и на свободу отпускать его не хочет.

Кстати, даже суд отмечал, что следователь Бардин не только с пренебрежением относится к закону, но и придумывает свои юридические конструкции, не предусмотренные законодательством. С подобным же обвинением, как и к Бойко, столкнулись, например, также глава администрации Никольского сельского округа Игорь Пискун и бывший руководитель Земельного комитета Рузского района Валерий Иванов. Они, по мнению следователя Бардина, создали «организованную преступную группу, деятельность которой была направлена на хищение земельных участков, принадлежащих на праве коллективно-долевой собственности владельцам земельных долей ЗАО «Рузский».

Мало того, что в отечественной юридической практике отсутствует понятие «коллективно-долевой собственности», изобретенной Бардиным, так и никаких «физических лиц на праве коллективно-долевой собственности», владевших землями ЗАО «Рузский» не существует. В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество собственником, якобы, похищенного участка, как был, так и остается только ЗАО «Рузский».

Адвокаты уверены, что изобретенные Бардиным «конструкции» вряд ли будут убедительны для суда. Впрочем, как уже отмечалось, в суд следователи и не спешат. Василий Бойко, например, сразу заявил, что беззаконное уголовное дело возбуждено против него с одной единственной целью – захватить его бизнес. Тем более, что конкурентов у него в регионе было достаточно. За землей здесь «охотились» такие известные компании, как «Знак», «Нерль», «ПИК», «Эко-Руза» и другие. По «странному совпадению» с заявлением Бойко в мае этого года конкурентами был захвачен головной офис ВФП, а за тем и находящийся рядом торговый центр «Электроника на Пресне».

Кстати, один из фигурантов уголовного дела, против которого оно было возобновлено по заявлению «пострадавшего» Щапова - Дмитрий Сотов - тоже проходит у Бардина по одному из земельных дел. Кстати, месяц назад рассматривавший дело против самого Щапова Черногорский городской суд Республики Хакассия вынес обвинительный приговор Щапову «в совершении умышленных действий», в результате которых «Разрез Степной», собственником и директором которого он являлся, прекратил свою деятельность и перестал существовать как коммерческая организация. В 2003 году аналогичные действия Щапова стали основанием для прекращения уголовного дела против Дмитрия Сотова. Уже тогда следователям МВД Хакассии было очевидно, что действия Сотова не принесли вреда Щапову, а потому в этом деле не содержится состава преступления.

Между тем, как и в случае с Василием Бойко, создается впечатление, что Сотова просто как можно дольше кому-то нужно подержать под стражей. Несмотря на то, что однажды он уже получил отказ в суде, следователь вновь попытался вторично арестовать человека, который уже находится в СИЗО.

Результат оказался предсказуемым. Если весной судьи Тверского суда столицы и разрешили повторный арест Василия Бойко, то после отмены этого решения Московским городским судом, ходатайство следователя было отклонено. На этот раз следователю традиционная формулировка обоснования для заключения подследственных под стражу не помогла. Необходимость их содержания под стражей якобы была вызвана тем, что, дескать, на свободе они могут помешать следствию, уничтожить доказательства вины и даже – вдумайтесь – наличие неких сведений, Дающих основания предполагать, что Сотов «может оказаться на свободе еще до вынесения судом приговора» по делу, расследуемому самим же следователем Бардиным, по которому он уже находится в следственном изоляторе! А в доказательство этого была приведена копия рапорта полковника милиции Саргсяна четырехлетней давности, относящегося к совершенно другому делу и заверенная тем же Бардиным.

В ответ судья Тверского районного суда города Москвы Подопригоров С. Г. в своем постановлении от 14 июля 2008 года, руководствуясь законом, камня на камне не оставил от ходатайства капитана Дмитрия Бардина.

«…изложенные в ходатайстве доводы суд признает неубедительными, поскольку Сотов Д.В. с 13 июля 2005 г. (т.е. более трех лет) содержится под стражей, в связи с чем, по мнению суда, он объективно лишен возможности оказать воздействие на ход расследования и воспрепятствовать производству следствия, скрыться в том числе за пределами РФ, продолжить преступную деятельность, вступить в сговор со свидетелями, фальцифицировать или уничтожить доказательства либо иным путем вопрепятствовать установлению истины по делу».

А судья того же суда Севалкин А.А., оформляя отказ на другое ходатайство Бардина о заключении под стражу другого подследственного - Мудрагеля В.К., и вовсе пишет: «таким образом, в представленных материалах отсутствуют объективные данные о возбуждении уголовного дела № 152803». Ссылки же на иные уголовные дела суд не считает «достаточным основанием» для избрания меры пресечения.

Недавно на заседании коллегии Генпрокуратуры главы этого ведомства Юрий Чайка предложил привлекать следователей, виновных в необоснованном заключении граждан под стражу, к материальной ответственности. Нужно отдать должное мужеству Юрия Яковлевича: он представил подлинные масштабы незаконного привлечения наших граждан к уголовной ответственности, заявив, что без правовых оснований за решеткой оказываются тысячи людей. Это заявление дает основание полагать, что в правоохранительных органах могут произойти серьезные подвижки в деле соблюдения законности.