18+
  1. «Русский марш» перестал быть русским, попав в чужие руки

«Русский марш» перестал быть русским, попав в чужие руки

Это выяснилось 4 ноября, в День национального единства России, когда на набережную Тараса Шевченко в Москве вышло всего 900 националистов (300 из которых были сторонниками ДПНИ Александра Поткина-Белова) - против 7 тыс. заявленных участников.

Не говоря уже о том, что это число националистов представляет собой 0,008% населения города Москвы, или порядка 0,0006% от 142-миллонного населения России (в других городах на «марш» собиралось значительно меньше участников), идеология и организационные моменты акции оказались значительно слабее предыдущих.

Во-первых, «марш» с ходу растерял часть сторонников. Около 600 членов НСО Дмитрия Румянцева ушли с набережной Тараса Шевченко у гостиницы «Украина», перед самым началом митинга. Румянцев, который однажды уже наградил Поткина-Белова (настоящая фамилия которого, по обсуждаемым в среде националистов слухам - Кац) ударом в ухо и обидным прозвищем - за обвинения в получении денег от политтехнолога Белковского, - призвал сторонников «проходить в метро», так как «мы не услышим здесь ничего нового».

Действительно, с ноября 2005 года, когда ДПНИ под руководством Поткина удалось оттеснить от руководства тогда еще «Правого марша» лидера ЕСМ Дугина, «Русский марш» постоянно сдавал свои позиции. Если первое появление в центре города русских националистов, вскидывающих руки в нацистском приветствии, шокировало российское общество (ЕСМ даже пытался отсудить свой бренд, а «Яблоко» устроило антимарш «Против попустительства властями фашизму в Москве»), то позднее этот шок быстро прошел.

Уже в 2006 году стало ясно, что захват бренда ЕСМ не принес ДПНИ и Поткину ощутимых результатов, даже под новым броским названием. Уже тогда, несмотря на события в Кондопоге, всколыхнувшие страну, Поткину пришлось сыграть роль провокатора, подменив националистическую риторику национал-экстремистской. Все помнят, что год назад Поткина хватило лишь на то, чтобы, обозвав неприличными словами Дудаева и других чеченцев, выкрикивать абстрактные лозунги «Слава России!» и «Русской земле - русскую власть!» в пару мегафонов, которые ему удалось заполучить лишь после окончания митинга бабуринского «Народного союза».

Примерно такая же картина сложилась в 2007 году – отличия состояли в том, что все сколько-нибудь серьезные националисты постарались заранее дистанцироваться от мероприятия Поткина: НС Сергея Бабурина перенес свою версию «Марша» на вечер, РОНС решил идти после ДПНИ, а православные националисты вообще собирались на Славянской площади.

Оставшись без поддержки других националистов, ДПНИ тотчас же показало провал и по идеологической линии: лейтмотивом «Марша» послужили два шаблонных абстрактных лозунга «Слава России!» и «Смерть жидам!». Окончательное превращение «марша националистов» в марш неопределившихся расистов и шовинистов довершил, как и следовало ожидать, Поткин. Он почему-то призвал собравшихся, совершенно в духе раннего Жириновского, «вернуть русскую власть» и «освободить Европу», захватив Константинополь.

Неудивительно, что после таких «выступлений» и НСО Румянцева, и другие участники постарались как можно скорее покинуть мероприятие, а после митинга все собравшиеся, по свидетельствам очевидцев, ну удивление «быстро рассосались».

Аналитики уже сравнивают пул организаторов «Русского марша» с распавшейся оппозиционной коалицией «Другая Россия». Амбиции, в результате которых распалась ДР, дают о себе знать и в оргкомитете «Русского марша», где Поткин норовит перетащить одеяло на себя. Здесь также налицо раскол (между ДПНИ и НС Бабурина), также налицо неразборчивость в методах (на «марше» были и дети, вскидывающие руку в известном жесте, были непонятные флаги с символикой США и Великобритании, футбольные фанаты - со своей символикой). Поражает и отсутствие сколько-нибудь внятной идеологии (ограничивающейся примитивными лозунгами – наверное, националисты даже не читали Ивана Ильина), и постоянно уменьшающееся количество участников. Еще больше сходства с ДР добавляют последние скандалы вокруг финансирования «Русского марша».

Организаторы «Марша» даже не сумели удержать оперативного контроля над своими сторонниками, которые покрыли набережную слоем бутылок из-под пива и других алкогольных напитков, чем вызвали сильное возмущение окрестных москвичей. Точно также в период угасания интереса к «маршам несогласных» поступали и сторонники «Другой России» помоложе – «нацболы» и другие «несогласные».

На нынешнем «Русском марше» националистическое движение, на главную роль в котором претендует Поткин из ДПНИ, показывает все признаки упадка. Если в 90-х и 2000-х годах действительно сильными оппозиционными акциями были отмечены ранние выступления Ельцина, и более поздние – против Ельцина (например, Фронта национального спасения Ильи Константинова), то нынешних «националистов» вряд ли можно даже сравнить с ними.

«Русский марш» выглядит по сравнению с настоящими митингами оппозиции просто детской пародией. К тому же националисты не нашли ничего лучшего, как извратить идею праздника - Дня национального единства, продемонстрировав в этот день раскол своего движения, и так и не показав, к чему же, собственно, они стремятся.