18+
  1. «Семейный подряд» губернатора Ерощенко

«Семейный подряд» губернатора Ерощенко

«Семейный подряд» губернатора Ерощенко
В последнее время в российской экономике начали усиливаться кризисные явления под влиянием падения цен на энергоносители и санкционной политики Запада.

ЦитатаКак Иркутская область оказалась на кормлении «правящей семьи» и ее близкого окруженияКонец цитаты Причем основная тяжесть кризиса легла на регионы, которые испытывают недостаток финансирования, отягощены накопленными долгами и нерешенными социальными проблемами. Однако картина кризиса сильно разнится от региона к региону. Как показывает анализ, ситуация зависит, прежде всего, от эффективности работы региональных руководителей. Там, где губернаторы заняты активным решением местных проблем, удается нивелировать многие негативные кризисные явления. Если же глава региона относится к нему как к своей вотчине, то кризисные явления многократно усугубляются. Такие «хозяева тайги» стремятся обеспечить режим «наибольшего благоприятствования», как правило, для близких к ним бизнес-структур, даже если при этом ущемляются интересы всей «подведомственной» территории. И делается это, конечно, за счет региональных бюджетов. По мнению экспертов, подобная «политика» создает взрывоопасные точки социального напряжения на карте страны и грозит серьезной дестабилизацией некоторых регионов.

Одной из «точек социального напряжения» на карте России сегодня является Иркутская область. Социологи отмечают подъем протестного настроения среди местного населения: предприниматели, учителя, врачи, работники социальной сферы сплошь и рядом высказывают недовольство создавшейся здесь ситуацией. Свои неприкрытые претензии губернатору области Сергею Ерощенко высказывают также здешние фермеры, которым вместо реальной финансовой и организационной помощи обещают создание в скором времен неких непонятных сельчанам кластеров. В последнее время в регионе резко сократились производственные показатели в промышленности, почти на 40 процентов за год снизились темпы возведения жилья.

Путь Ерощенко: из бизнесмена в губернаторы

Сергей Ерощенко был назначен губернатором Иркутской области в мае 2012 года. Сработал распространенный стереотип, что, мол, поскольку Ерощенко успешный коммерсант, то ему нет необходимости «улучшать свое материальное положение» за счет бюджетных средств. Ерощенко возглавлял компанию «Истлэнд», которая была создана в 90-х годах прошлого века его братом Николаем, выходцем из спецслужб. В период губернаторства Бориса Говорина Николай Ерощенко был вице-губернатором Иркутской области. Конечно, если бы жители региона внимательней изучили историю ЗАО «Истлэнд», то были бы менее оптимистичны в своих суждениях.

Бизнес-интересы братьев с годами становились все более разнообразными. Став госслужащим, Сергей Ерощенко переписал свои бизнес-активы на близких родственников. Так, строительная компания была передана сыну, дочь стала курировать холдинг «Истлэнд» и туристический бизнес, жена – земельные вопросы, авиакомпанию «Ангара» и Восточно-Сибирское речное пароходств. Но, став губернатором, Ерощенко вовсе не утратил деловую хватку. А как иначе объяснить то, что, несмотря на передачу своих бизнес-активов в руки супруги и других родственников, финансовая устойчивость его бизнес-империи не только не пошатнулась, но и укрепилась? Выгодные подряды, финансируемые из регионального бюджета, стали сыпаться на «бывшие» активы губернатора не переставая.

Прелести «семейного подряда»

Карл Маркс утверждал, что семья – это ячейка общества. Предприниматели, не имеющие отношения к главной иркутской «ячейке» имеют весьма тусклые перспективы. По открытой информации с сайта о госзакупках, можно судить о том, как выгодно иметь родственные отношения с губернатором. Например, для закупки самолетов частной авиакомпании «Ангара», входящей в холдинг «Истлэнд», из регионального бюджета выделено более 88 миллионов рублей. Около 150 миллионов рублей субсидий «Ангара» получила на перевозку людей в малодоступные районы области. Управление делами губернатора и правительства перечислило также авиакомпании почти 5 миллионов рублей за перевозку должностных лиц.

Но эти суммы смотрятся скромно на фоне доходов Восточно-Сибирского речного пароходства. Компания выиграла торги по двум госконтрактам - по реконструкции причалов Сахюрта и Ольхона на 201 миллион рублей и на строительство современного грузопассажирского парома стоимостью 252 миллиона рублей. ВСРП никогда целенаправленно не занималось реконструкцией причалов и строительством паромов, но это не помешало этой структуре выиграть конкурс. Также ВСРП получило из бюджета 136 млн руб. за выполнение работ по содержанию и эксплуатации паромного комплекса «Ольхон», а также почти 40 млн руб. за выполнение работ по содержанию и эксплуатации паромных переправ в Боханском и Балаганском районах. И еще 55 миллионов - на строительство объекта «Берегоукрепительные сооружения в г. Байкальске».

Кадры решают… не все

Команда Сергея Ерощенко заслуживает отдельного внимания. В эту команду входят или входили экс-глава дирекции по строительству и эксплуатации автомобильных дорог Иркутской области Кирилл Торопов, генеральный директор Дорожной службы Приангарья Радик Фаразутдинов, ставший вице-премьером местный представитель «золотой молодежи» Михаил Литвин. Эксперты отметили, что с появлением Литвина коррупционные схемы в регионе поднялись на куда более высокий уровень. Предполагается, что именно за любовь к распилам и откатам молодой вице-премьер и получил меткое прозвище: «Миша-четвертак». Достаточно сказать, что в конце 2013 г. тендер на строительство парома через пролив «Ольхонские ворота» выиграла фирма, поддерживаемая новым губернатором, и, согласно контракту и графику финансирования, работы к настоящему времени уже должны быть выполнены на сумму более 30 млн руб. Этот объект был выставлен на конкурс фактически без ценового обоснования и экспертизы. Стоимость явно подгоняли под необходимые кому-то суммы.

Сегодня Литвин скрывается от правосудия в Израиле. Не так давно был арестован министр промышленной политики и лесного комплекса Иркутской области Кирилл Торопов по подозрению в хищениях 15 миллионов рублей на строительстве дороги Бодайбо-Таксимо. Но, несмотря на все скандалы, система подряда «для своих» процветает, что, конечно же, не может не отражаться на жизни всего региона. Команда редеет, но ситуация в регионе не меняется.

Синдром Пикалево

Если сравнить последние три года, прошедшие под руководством регионом Сергея Ерощенко, с показателями его предшественника Мезенцева, то цифры будут более, чем красноречивые. При Мезенцеве область в сложных условиях смогла рассчитаться с долгами (более 12 млрд рублей) и увеличить бюджет, что объяснялось не только ростом производства в новой для региона отрасли добычи и транспортировки нефти, но и умением губернатора договориться с федеральным центром и крупнейшими налогоплательщиками.

Именно для этого Байкальский экономический форум был переведен в формат ежегодного, причем VI БЭФ в 2010 году стал крупнейшим за всю историю: делегации из 17 государств, руководители 22 федеральных органов власти, 53 делегации из регионов, 66 крупнейших российских и зарубежных компаний.

Сергей Ерощенко от проведения форумов отказался, переговоры и контракты с иностранными и отечественными инвесторами стали единичными. Более того, в Иркутской области постепенно сворачивается производство на Ангарском электролизно-химическом комбинате, объявлено о закрытии завода компании «СанИнБев», под угрозой закрытия находятся крупнейшие строительные компании.

Сергей Ерощенко не проводит заседания Регионального совета, не принимает участия в работе Ассоциации муниципальных образований. Говорить об управляемости территорий, по мнению ряда местных, депутатов Законодательного собрания области приходится с трудом. Складывается впечатление тотального недоверия губернатора кому-либо и отказа от коллективного механизма управления и заменой его так называемым ручным управлением. Губернатор никак не отреагировал на выступления мэров моногородов, заявивших летом 2014 года о глубоком кризисе их территорий (включая города Черемхово и Усолье-Сибирское).

Еще одной проблемой, буквально отбившейся от командных рук губернатора, стали вопросы обеспечения продовольственной безопасности. Вернее, отсутствие какой бы то ни было политики в области развития сельского хозяйства. «У нас не строятся крупные свинокомплексы, птицефабрики, непонятно, что происходит с крупным рогатым скотом, в итоге, полностью закрыть потребность населения в таких продуктах, как мясо, яйца мы не в состоянии, надежда на фермерские хозяйства не могла оправдаться, да и не оправдалась, а вот все наши соседи сделали упор именно на развитие крупных и мощных компаний, субсидируя их развитие», - констатирует предприниматель Павел Сумароков. По словам парламентариев, в регионе предусмотрено финансирование фермерских хозяйств, но не разработан механизм оценки эффективности таких вложений, в результате, деньги фактически зарываются в землю. «Мы сегодня вот закупаем бычков на убой, своих нет, в этот сезон, впервые отмечается неполная загрузка транспорта во время грядущего выкупа скота на убой», - констатирует Сумароков. Другими словами, поголовье КРС снизилось значительно, фермерские хозяйства не справляются с потребностями рынка. Кроме того, так и не была восстановлена существовавшая еще в советские времена система поставки сельхозпродукции с поля до прилавка.

Сегодня областное правительство требует сдерживать рост цен на продукты, но реальный контроль за ситуацией фактически, по мнению аграриев, утерян. Эта возможность могла появиться, если бы были созданы крупные агрохолдинги с достаточным объемом, с современной системой сбыта, отвечающую потребностям ретейлеров. В действительности же в настоящее время сельскохозяйственный комплекс представляет собой разрозненные фермерские предприятия, которые если есть возможность – поставят продукцию, если нет – не поставят. На них же «слетаются» многочисленные посредники, увеличивая стоимость продукции на прилавке практически в два раза. То есть отсутствуют линейные хозяйства, а без них еще никому не удавалось создать четкую систему поставок. То же предприятие Павла Сумарокова, крупнейшее в регионе, производящее в год под 20 тонн мяса, в прошлом году получило всего 300 тысяч рублей госдотаций на развитие племенного животноводства. И все! Выживает оно только за счет наличия собственной сбытовой сети. «На данный момент все наши поправки в программу развития сельского хозяйства не приняты», - с сожалением резюмирует Павел Сумароков.

«Нерыночные механизмы»

По мнению политолога Сергея Ильина, в Иркутской области сегодня происходит не что иное, как процесс вытеснения неугодных предпринимателей нерыночными механизмами. Тех, кто ещё вчера был в топе новостей по претензиям к качеству, делают эталоном для подражания. А компаниям, годами упорного труда доказавшим качество своей работы, отказывают в праве на дальнейшее существование». Депутаты Законодательного собрания Иркутской области высказываются еще более откровенно: «С предпринимателей требуют откаты кэшем в общей сложности под 25%, либо если прибыль от реализации проекта слишком понравилась, то «гонцы» требуют отдать контроль над проектом».

Это, конечно, далеко не полная картина происходящего. Мы будем знакомить наших читателей с другими особенностями «национального бизнеса по-иркутски». Но и приведенной информации достаточно, чтобы сделать вывод о взрывоопасности ситуации в регионе. Как считают эксперты, без жестких мер со стороны федеральной власти начавшиеся процессы могут стать неуправляемыми и перерасти в жесткий социальный кризис в области. Преодолеть его будет намного сложнее, чем предотвратить.