18+
  1. «Шантаж» по-фридмановски

«Шантаж» по-фридмановски

«Шантаж» по-фридмановски
ТНК-BP добивается вхождения в совместный проект «Роснефти» и ВР путем затягивания процесса по обмену акциями между британским концерном и госкомпанией.

Сделка отложена лондонским судом до рассмотрения иска совладельцев ТНК-ВР консорциума «Альфа-Аксесс-Ренова» (ААР) в Стокгольмском суде 25 февраля. Позиция ААР в данном вопросе довольно проста – либо ТНК-ВР входит в проект «Роснефти» и ВР по освоению арктического шельфа, либо «Роснефть» приобретает по завышенной цене акции российско-британской компании. Как считают эксперты, в данном случае представители ААР «играют с огнем», выступая одновременно против британской компании и «Роснефти», поддерживаемой правительством.

Напомним, что 14 января этого года руководители BP и «Роснефти» при участии премьер-министра РФ Владимира Путина подписали масштабное соглашение о взаимном обмене акциями. По достигнутой договоренности «Роснефть» получит 5% обыкновенных голосующих акций ВР в обмен на 9,5% собственных акций.

Юридическая позиция ААР в суде такова - ВР по соглашению с ТНК-ВР должна была предоставить последней право на участие в совместном с «Роснефтью» проекте по освоению арктического шельфа, но так и не предоставила.

По словам аналитика ИК «Финам» Александра Еремина, победа ААР в суде Лондона вряд ли сорвёт сделку между «Роснефтью» и ВР по совместному освоению арктического шельфа. «Тем не менее, затягивание сделки в судебном порядке может стать рычагом влияния для ААР, который может позволить группе ТНК-ВР получить долю в проекте», – говорит эксперт.

ААР пытается «вставить палки в колеса» масштабному проекту ради достижения корпоративных целей. «После того, как дело дошло до суда, трем сторонам, вероятно, сложно будет договориться. Действия акционеров ТНК-ВР как раз указывают на их желание выторговать наилучшие для себя условия», – отмечает аналитик «Инвесткафе» Анастасия Соснова.

По сценарию представителей ААР, у «Роснефти» и ВР, видимо, есть два варианта выхода ситуации: или впустить ТНК-ВР в свой масштабный арктический проект, или выкупить у нее пакет акций. В обоих случаях акционеры ТНК-ВР получат немалую выгоду. Особенно с учетом того, что на фоне вброшенной в прошлую пятницу «утки» о покупке госкомпанией российской доли ТНК-ВР, акции последней подскочили на ММВБ и РТС на 7%.

Со стороны Фридмана, Хана и Вексельберга это своего рода шантаж, считает Еремин, «Однако ТНК-ВР очень рискует. Если не будет найден устраивающий всех компромисс, давление на ТНК ВР может стать очень серьезным», - полагает он.

Подобное корыстное поведение со стороны одного из крупнейших акционеров ТНК-ВР Михаила Фридмана не удивительно. Российского финансиста неоднократно обвиняли в излишней агрессии по отношению к своим партнерам по бизнесу. Так, датский бизнесмен Джеффри Гальмонд обвинял Фридмана в незаконном присвоении 25,1% принадлежащих ему акций российского оператора мобильной связи «Мегафон». Г-н Гальмонд инициировал в США процесс против Фридмана, в котором уличает российского олигарха в получении капитала путем рейдерских захватов. Фридман до сих пор пытается доказать, что все его противники являются доверенными лицами противостоящих ему чиновников из российского правительства. А вот второй участник ААР Виктор Вексельберг находится в хороших отношениях с российской властью. Ведь именно ему поручено кураторство проекта бизнес-центра «Сколково».

Как бы то ни было, но, скорее всего, уже в ближайшее время правительство жестко накажет всех участников «заговора» против сделки «Роснефти» и ВР. Понятно, что российские власти не дадут сорвать сделку между российской и британской компанией, которая не только станет показательной, но и изменит отношения иностранных инвесторов к России в положительную сторону. Неслучайно проект этих двух компаний находится не только под защитой вице-премьера и председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина, но также поддерживается президентом и премьером. Тем более речь идет о крупных инвестициях. Напомним, что по соглашению между «Роснефтью» и BP денежный объем по обмену акциями составил $8 млрд., а затраты только на геологоразведку на первом этапе составят $1,4-2 млрд.