18+
  1. Слишком «популярен» на Западе

Слишком «популярен» на Западе

Слишком «популярен» на Западе
«Элегантные «жонглеры баррелями» на Ferrari, «открытые двери в Кремль» и миллионы долларов «на орехи» – швейцарская прокуратура разбирается в деловых практиках нефтетрейдинга на примере экс-сотрудника компании Gunvor, которой владеют Геннадий Тимченко и Торнбьорн Торнквист, - сообщает Газета.Ру.

Швейцарская прокуратура расследует работу трейдера группы Gunvor, совладельцами которой выступают предприниматели Геннадий Тимченко и Торнбьорн Торнквист. Куратора африканского направления бизнеса подозревают в злоупотреблениях при заключении контрактов в Республике Конго. По данным источников швейцарской газеты Le Temps, бывший сотрудник компании мог быть причастен к даче взяток конголезским чиновникам и легализации денег через швейцарские финансовые компании.

Издание утверждает, что перспективы заключения выгодных для Gunvor контрактов обсуждались и на личных встречах Тимченко и Торнквиста с президентом Республики Конго Дени Сассу Нгессо.

В июле следователи швейцарской прокуратуры обыскали штаб-квартиру Gunvor, действия правоохранительных органов связаны с работой трейдерской фирмы в Конго, знают источники Le Temps.

Внимание прокуратуры конфедерации привлек денежный перевод объемом $30 млн, который сопровождал заключение контрактов Gunvor на торговлю нефтью из Конго. Деньги пошли через банк Clariden Leu (подразделение Credit Suisse) на счета двух фирм. Одну из них контролировал человек из окружения Дени Сассу Нгессо, а вторая не вела хозяйственной деятельности в области нефтетрейдинга.

Счета для проводок открывала бывшая вице-президент Clariden Leu, сообщила Le Temps (в 2008 году этот пост занимала финансист Зинаида Псиола).

Из $30 млн $7 млн были переведены на счет сотрудника Gunvor, курировавшего Африку. Сейчас он уже не работает в компании.

В Clariden Leu сочли транзакции подозрительными, заблокировали счета и уведомили о них швейцарские правоохранительные органы.

По данным швейцарской газеты Le Matin Dimanche, $7 млн были «комиссионными» менеджера Gunvor, а получателями остальных средств должны были выступить бизнесмен и консультант нескольких африканских правительств (имена не разглашаются). «Расследование касается того, как использовались эти деньги», – говорит осведомленный источник Le Temps, добавляя, что процесс «чувствителен» из-за политической составляющей.

По информации телерадиокомпании RTS, сотрудник Gunvor вел переговоры с руководителями Cotrade Блэзом Эленгой и Дени Кристелем Сассу Нгессо (сыном президента). Cotrade – «дочка» Национальной нефтяной компании Конго (SNPC, ликвидирована в декабре 2009 года).

История, в которой разбираются швейцарские прокуроры, началась в 2007 году, тогда Gunvor перекупила команду трейдеров из компании Addax во главе со Стефаном Деженном.

«Он умеет жонглировать баррелями», вспоминает бывший коллега трейдера в комментарии для Le Temps.

В команде Деженна в должности ассистента работал гражданин Бельгии и уроженец Конго, он курировал в Gunvor африканское направление. «Нужен был молодой специалист, способный на то, на что те, кто постарше, уже не способны, – говорит источник, знакомый с этими эпизодами работы Gunvor. – Дважды в месяц садиться в самолет, лететь в африканскую глубинку, обедать и заключать контракты».

Le Temps не раскрывает имени трейдера, в публикации он проходит под псевдонимом «девелопер» (специалист по развитию бизнеса). Издание описывает сотрудника Gunvor, как интеллигентного, умного и элегантного молодого человека. Он жил на берегу Женевского озера, ездил на Ferrari.

Для Gunvor было важно выйти на африканский рынок. Там уже активно работают основные конкуренты компании Тимченко и Торнквиста – Vitol, Glencore и Trafigura. И «девелопер» предлагал большие комиссии тем, кто мог гарантировать нефтяные контракты. Откликнулся студент, заявивший, что он имеет связи в конголезской элите и лично знаком с Дени Кристелем Сассу Нгессо (называл его кличкой «Кики»). Но после неоднократных встреч и долгих переговоров «девелопер» решил обойтись без него. Ему удалось организовать встречу Тимченко и Торнквиста с Дени Сассу Нгессо, по итогам которой трейдеры получили $2-миллиардный контракт на продажу 18 танкеров с 920 000 тонн нефти. Дисконт за масштаб составил около $4 за каждый проданный баррель, это обеспечило Gunvor прибыль на уровне $72 млн.

В трейдерских кругах это называется получить «на орехи», рассказывает Le Temps.

По данным источников Le Temps, «девелопер» убеждал конголезских партнеров в том, что Gunvor является «открытой дверью в Кремль». «Он выбрал правильную стратегию: в Конго еще сильна ностальгия по СССР», – говорит источник.

Но источник, близкий к конголезским правительственным кругам, заявил Le Temps, что целью контракта была диверсификация поставок и снижение зависимости от Китая и Франции, а не выплата комиссионных для Gunvor.

Выплата комиссионных за выгодные контракты – стандартная практика нефтетрейдинга. Но прокуроров интересует, не были ли конечными получателями денег высокопоставленные чиновники Конго, и осведомлены ли были руководители Gunvor о решениях «девелопера». Один из источников Le Temps утверждает, что не были, и сравнивает «девелопера» с «свободным электроном».

А банкир из BNP Paribas, участвующий в финансировании ряда проектов трейдерской группы, говорит, что эти операции проскочили через систему внутреннего аудита.

Сам «девелопер» заявил Le Temps, что это «старое дело и оно уже позади». Представитель Gunvor заявил «Газете.Ru», что компания не является объектом расследования. Ранее трейдерская группа объявляла, что была проинформирована властями Швейцарии о проводимом расследовании в отношении бывшего сотрудника.

«Gunvor в полной мере сотрудничает со швейцарскими властями по всем вопросам, касающимся расследования, а также проводит собственную внутреннюю проверку», – отмечал пресс-офис компании.

Кстати, на прошедшей неделе проявилась информация о возможном возвращении Тимченко на постоянное место жительства в Россию».

В начале мая в публикации «Секреты успеха Геннадия Тимченко» Агентство федеральных расследований FLB сообщало: ««Нефтетрейдер Gunvor, принадлежащий Геннадию Тимченко, занижал цены на российскую нефть, чтобы дешевле покупать сырье в России и получать дополнительную прибыль. Такое предположение сделал журнал The Economist по итогам собственного расследования.

Издание отмечает, что пока этот вывод является не "доказанным делом", а лишь "некоторым числом подозрительных обстоятельств". Свое расследование журнал основывает на публичных данных о ценах на российскую нефть и действиях Gunvor, которые свидетельствуют, что на протяжении нескольких лет торговые операции компании совпадали со снижением стоимости нефти марки Urals.

The Economist пишет, что никто, кроме самого нефтетрейдера, не может знать о целях компании и однозначно утверждать, что цены на нефть занижались специально. Так, падение цен во всех случаях могло быть связано как с объективными факторами, так и с действиями Gunvor.

В пользу последнего говорит технический анализ, проведенный журналом - он показал, что нефтетрейдер в большинстве случаев проводил свои операции по продаже нефти до того, как цены падали. Издание подозревает, что Gunvor специально проводил операции таким образом, чтобы после падения цен покупать российскую нефть дешевле. В результате такого "манипулирования" Gunvor мог получать дополнительную прибыль.

Российская нефть марки Urals не торгуются на бирже, но по ней ежедневно проходит несколько коммерческих операций в участием поставщиков, таких как "Роснефть", трейдеров-посредников и конечных покупателей. Цены заключенных контрактов публикуются агентствами, в том числе Platts. Данные агентств о текущих ценах на Urals используются как "отправная точка" при последующих переговорах участников рынка.

По данным деловых СМИ, компания Gunvor является четвертым по величине нефтетрейдером мира, на нее приходится около трети экспорта российской сырой нефти по морю. The Economist напоминает, что Геннадий Тимченко считается знакомым российского премьер-министра Владимира Путина, и что расцвет компании пришелся на время его первого президентского срока.

В 2008 году Геннадий Тимченко уже подавал в суд на The Economist. Тогда издание опубликовало материал о коррупции в России, в котором упомянуло бизнесмена. В результате между сторонами было заключено мировое соглашение. До этого Тимченко несколько раз опровергал информацию о том, что его бизнесу помогает Владимир Путин», - сообщала Лента.Ру.

В конце минувшей недели в публикации «Возвращение резидентом» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: “совладелец нефтетрейдера Gunvor и друг Владимира Путина Геннадий Тимченко переезжает в Россию, возможно, для того, чтобы обезопасить себя от претензий со стороны минюста США, у которого, по некоторым данным, появились вопросы к его компании в связи с манипулированием ценами на мировом рынке нефти, - сообщает 19 октября Газета.Ру.

Знакомый с Тимченко банкир заявил, что того попросил перебраться поближе к «реальному производству» лично Владимир Путин.

«Владимир Владимирович заинтересован в поддержании роста российского производства, а почему бы для этого не задействовать средства его состоятельных знакомых? Кроме того, если эти знакомые будут находиться здесь, то Путин сможет лучше контролировать ситуацию», – рассказал он.

По словам банкира, Путин придерживается высокого мнения о предпринимательском таланте Тимченко. Президент якобы говорил, что Тимченко ничего не приватизировал, начал нефтетрейдинговый бизнес с «пяти столов и пяти сотрудников» и умеет выбирать правильных партнеров: другого совладельца Gunvor Торбьорна Торнквиста Путин как-то назвал «мощным шведским специалистом».

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, в свою очередь, заявил, что ему ничего не известно о том, просил ли Путин Тимченко переехать в Россию.

«Тимченко – бизнесмен, а бизнесмен руководствуется интересами прибыли предприятия, капитал живет там, где свобода», – сказал он.

“Есть экономические причины, — считает знакомый с Тимченко бывший чиновник. — Тимченко вкладывает деньги в российские компании. Здесь у него есть ресурс, ему понятно, как принимаются решения, конкуренты пять раз подумают, прежде чем перейти дорогу знакомому Путина. К нему, как в Мавзолей, стоит очередь из предпринимателей, готовых предложить сделку или пригласить в бизнес. Ему здесь удобнее, чем на Западе».

Бизнесмен из окружения Тимченко связывает возвращение с тем, что Тимченко из торговли постепенно уходит в реальное производство: «А если это не трейдинговый бизнес и если он сосредоточен в России, то он уже требует личного присутствия».

“К переезду Тимченко начал серьезно готовиться в этом году. Летом компания Ural Invest, инвестконсультант люксембургского фонда Volga Resources (консолидирует крупнейшие активы Тимченко, см.врез), открыла офис в Москве и учредила «дочку» «Урал инвест», которая будет управлять активами Volga Resources, - пишут в пятницу «Ведомости».

Одной из возможных причин переезда Тимченко в Россию могло стать то, что бизнесом Gunvor заинтересовался минюст США, рассказали несколько знакомых Тимченко и участников нефтяного рынка.

По словам одного из них, интерес американцев подстегнуло расследование The Economist о нефтетрейдере Gunvor, совладельцем которого является Тимченко. The Economist предположил, что Gunvor могла занижать цену нефти на внешнем рынке, чтобы подешевле купить ее на внутреннем, российском, и получить дополнительную прибыль. Логика примерно такая: агентство Platts определяет цену российской Urals на основе данных, которые получает в том числе и от Gunvor, а значит, Gunvor могла влиять на эту цену; поскольку по крайней мере некоторые контракты Gunvor на закупку нефти у российских компаний привязаны к ценам Platts, Gunvor выгодно занижать эти цены. Но при чем тут Америка и ее минюст? Нефть по заниженной цене могла попасть и на американский рынок, объясняет собеседник «Ведомостей».

Что может американский минюст? «Если будет доказана манипуляция с ценами, минюст США может подать иск в суд с целью возместить убытки от этой манипуляции», — рассказывает адвокат Илья Рачков. «Минюст США может ходатайствовать в суде о применении обеспечительных мер и наложении запретов в отношении компании, являющейся предметом расследования, ее сотрудников и представителей, — говорит Оксана Балаян, управляющий партнер московского офиса Hogan Lovells. — В частности, это может выражаться в запрете совершать определенные действия — заниматься бизнесом, совершать сделки, переводить денежные средства и т.д.». Международные компании, которые сталкивались с претензиями американского минюста, нередко предпочитали решать вопрос в досудебном порядке, заплатив штраф, заключает Рачков.

«Представитель минюста США не подтверждает и не опровергает наличие таких расследований, сообщила «Ведомостям». представитель министерства Ребека Кармайкл. Представители Gunvor отказались прямо ответить на вопрос, ведет ли минюст США расследование деятельности компании на нефтяном рынке, сообщив лишь, что ни в штаб-квартире Gunvor, ни в основном офисе компании в Женеве никаких следственных действий со стороны представителей правоохранительных органов США не проводилось».