18+
  1. Слушания по делу о крушении теплохода "Булгария" начинаются в Казани

Слушания по делу о крушении теплохода "Булгария" начинаются в Казани

Сегодня суд Казани начнёт выездное заседание в местном ДК. На этот вынужденный шаг пришлось пойти, так как рассматривается дело о крушении теплохода "Булгария", и в обычном зале суда просто не хватило бы места.

Процесс начался ещё в феврале в Каменско-Устинском районе Татарстана, но ввиду того, что большинству участников добираться туда было сложно, слушания были перенесены в столицу республики. "Булгария" затонула летом 2011-го, погибли 122 человека, среди которых 28 детей.

Наиль Сейдгазов купил для своего сына Ильнара, который приехал из Челябинска, чтобы познакомить с невестой Ириной, билеты на речное путешествие. Он не сомневался, что через два дня встретит молодых на том же причале. По словам мужчины, судно подозрений не вызвало. Был небольшой крен, но зато на палубе еще пахло свежей краской. Никто из пассажиров и подумать не мог, что "Булгария" пойдет ко дну уже через сутки.

"Я пришел в ужас, когда читал о техническом состоянии теплохода. На этом теплоходе практически ничего не работало. Удивительно, как его отправили в рейс, и как он дошел до Булгара", - говорит Наиль Сейдгазов.

По версии следствия, виновны в том, что теплоход отправился в тот злополучный рейс, 5 человек. Это - субарендатор судна Светлана Инякина, эксперт российского речного регистра Яков Ивашов, старший помощник капитана Рамиль Хаметов и сотрудники Ространснадзора Ирек Тимергазиев и Владислав Семенов. Все они знали, что "Булгарию" нельзя выпускать в рейс, уверены следователи.

"У судна в ужасном состоянии был один из двигателей, гребной двигатель, кроме того, практически вышла из строя осушительная система, нерабочими были и аварийные батареи для радиостанции", - сообщил следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК РФ по Республике Татарстан Артур Галимов.

Несмотря на все неисправности, "Булгария" вышла в рейс в плохую погоду - еще накануне было объявлено штормовое предупреждение. В любом случае, все иллюминаторы во время путешествия должны быть закрыты. Следить за этим был обязан один из обвиняемых, старпом Рамиль Хаметов. Однако все иллюминаторы на момент крушения были открыты. При сильном шторме в них хлынула вода. Судно, и так шедшее с сильным креном на правый борт, затонуло за несколько минут. Старший помощник капитана Хаметов не признает своей вины.

Свою вину, из пяти обвиняемых, признал только один - сотрудник Ространснадзора Владислав Семенов. По совокупности предъявленных обвинений всем им грозит до десяти лет лишения свободы.