18+
  1. Смерть на пороге клиники

Смерть на пороге клиники

Смерть на пороге клиники
Как стало широко известно накануне из сообщения на официальном сайте «СР», в минувшую пятницу, 15 апреля 2011 года, умер 40-летний секретарь бюро совета Свердловского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Максим Головизнин.

Открывшиеся обстоятельства смерти довольно еще молодого мужчины оказались поистине шокирующими.

Уральский сайт Ура.ru выяснил у друзей Головизнина, которые находились рядом с ним, причину его смерти. Оказалось, что она связана с банальным медицинским равнодушием, базирующимся на современном российском законодательстве. Головизнин скончался буквально на пороге высококлассного медицинского учреждения - Института хирургии имени Вишневского Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи, где ему отказали во врачебной помощи.

Свердловчанин Максим Головизнин приехал в Москву как делегат на съезд «Справедливой России». Он боялся летать самолетами, поэтому приехал поездом почти за сутки до главного партийного мероприятия. В столице его встретили друзья – Константин Комиссовский и Андрей Белоусов. На Люсиновской улице в Москве они застряли в традиционной московской пробке. Головизнин пожаловался на духоту, вышел из машины, сделал два шага и упал, сообщает обстоятельства произошедшего «Ура.ru».

«Тормошу Макса. Тело теплое, но не двигается. Видимо, потерял сознание. Или в коме. Или инсульт. Еще не знаю... Мы в пробке. Что делать? Знаю, метрах в двухстах-трехстах НИИ им. Вишневского. Выбираемся на встречку. Летим напролом. Нам понадобилось меньше минуты, чтобы доехать до ворот, за которыми приемный покой, - вспоминает друг Головизнина Константин Комиссовский. - Еще подумал – надо же, проперло, даже не придется вызывать скорую, которая реально не доберется до нас по односторонке запруженной. И одна мысль успокаивает: здесь Евкурова по кускам собрали после теракта. Лучшие врачи России! Трогаю Макса – теплый...»

Друзья Головизнина подбежали к будке, зовя медработника: «Каталку! Человеку плохо!» Однако на КПП их не пустил охранник, сославшись на запрет руководства принимать людей с улицы и посоветовав вызывать скорую помощь.

«Я ему: дед, скорая может не успеть. Пока он связывается с руководством, все же набираю «скорую». Понимаю, время уходит... Деду отвечают на том конце провода – не принимать. Мы рвемся в приемный покой, чтобы хоть каталку взять... на руках не дотащить через все эти заборы», - вспоминает Комиссовский.

Посторонних с территории НИИ выдворяли за ворота четыре охранника. Вокруг Головизнина собралась толпа. Одна прохожая представилась медсестрой, попросила вытащить Максима из машины. Друзья уложили его на одеяло, прямо на асфальт, она пробовала начать реанимационные действия.

«В это время из ворот НИИ периодически выезжали автомобили сотрудников. В окна каждой из них стучались с просьбами о помощи – человек умирает. В ответ – ноль внимания», - говорят друзья Головизнина.

Максима Головизнина попытались спасти и сотрудники ДПС, которые прибыли, чтобы выяснить, почему автомобиль с уральским депутатом ехал по встречной полосе. Один из инспекторов вошел в институт, предъявив удостоверение, и, приковав одного из медиков к себе наручниками, потребовал спасти Максима Головизнина. Но этот радикальный шаг оказался уже не нужным. Приехала «скорая», врач осмотрел умирающего, который уже четверть часа лежал на асфальте, и заключил: «этот человек уже мертв».

Так из-за крючкотворства медиков, не пожелавших даже из гуманных соображений преступить закон, ушел из жизни человек. Друзья Головизнина не только рассказали уральским журналистам шокирующие обстоятельства его смерти, но и сняли видео с места событий. На нем - труп Головизнина в черном мешке, лежащий около НИИ им. Вишневского. Самое интересное, что поблизости нет ни одного медицинского работника. И это ведущая многопрофильная клиника России, основа российского здравоохранения!

Начальник орготдела НИИ им. Вишневского Григорий Кривцов сообщил, что в институте ведется служебное расследование. Правоохранительные органы проводят проверку по данному факту.

Пока же руководство НИИ уверено, что специалисты действовали в рамках закона, а он запрещает подобным клиникам принимать экстренных пациентов.

Между тем, в пресс-службе Минздравсоцразвития утверждают, что Максима Головизнина доставили в московский НИИ имени Вишневского уже скончавшимся.

«Исходя из положений судебной медицины, институт не имеет права принимать труп, так как это может повлиять на проведение следственных мероприятий», – заявили в пресс-службе ведомства.

Пока от «Справедливой России» не поступало никакой информации, касаемой выяснения обстоятельств смерти Головизнина. По словам пресс-секретаря партии, этим вопросом занимается председатель Свердловского регионального отделения «Справедливой России» Александр Бурков. Связаться с ним «Веку» пока не удалось. Впрочем, из беседы с другими членами партии, стало ясно, что особо копаться в этом деле эсеры не собираются.

«Если человеку стало плохо с сердцем, то, к сожалению, эти случаи оперативно не удается исправить. Когда длительное время не оказывается помощь – это другое дело. Если человек умер, случилось несчастье, искать какой-то очередной повод для разбирательства и для рекламы совершенно бессмысленно. На таких вещах нельзя заниматься политиканством», - заявил «Веку» член «Справедливой России» Валерий Степаненков.

А вот задуматься о том, что из себя представляет в настоящее время российское здравоохранение с настолько антигуманными законами, что умирающему буквально на пороге клиники человеку бессмысленно ждать помощи от врачей, поскольку у них существуют на сей счет соответствующие инструкции, повод есть, и очень даже серьезный. Особенно в свете того скандала, который разразился вокруг доктора Леонида Рошаля, обвинившего на Всероссийском форуме врачей Минздравсоцразвития в неспособности наладить в России эффективную систему здравоохранения и, мягко говоря, неправильном использовании бюджетных средств, что вызвало гнев со стороны чиновников, работающих в ведомстве Татьяны Голиковой.