18+
  1. Совбез РФ: что звучало между строк?

Совбез РФ: что звучало между строк?

Совбез РФ: что звучало между строк?
Судьбоносных заявлений от Владимира Путина на вчерашнем Совете безопасности, по сути, не последовало. Но заседание СБ все же стало историческим: российский президент заявил всему миру, что Москва воевать не будет. Что это значит для Новороссии, для Запада и для нас? И почему встреча главных силовиков РФ была столь экстренной?

Экстренное заседание Совбеза РФ было созвано в связи с ухудшением ситуации на востоке Украины и крушением пассажирского «Боинга» Malaysia Airlines под Донецком, в причастности к которым Киев и страны Запада поспешили обвинить ополченцев ДНР и Москву. Накануне стало известно, что Евросоюз согласовал расширенный список санкций против России, в который войдут как отдельные граждане, так и целые сектора российской экономики.

От Путина явно ждали ответной реакции, и она последовала. Заседание Совета безопасности РФ ждали кто со страхом, кто с надеждой: глава государства мог заявить как о закрытии границ России с юго-востоком Украины, так и о начале войны. Вопреки традиции встреча главных силовиков и военных страны была анонсирована Кремлем, но истинный смысл Совбеза остался где-то за закрытыми дверями. Главное: президент заявил, что угрозы территориальной целостности России на данный момент нет, и дал понять - резких движений от нас пока не требуется. Неужели лишь для констатации этого факта заседание СБ было обставлено с такой помпой?

Директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников пояснил «Веку»: заседание Совбеза было проведено в специально заготовленном формате в рамках идущей информационной войны. «Это целая игра на внешнем поле. Именно нагнетание интереса к данному событию, подчеркивание его чрезвычайности вызвало приток ажиотажа и внимания российских и западных СМИ. И вот на этом фоне Путин сказал, что мы воевать не будем, и еще раз подтвердил миролюбивую позицию РФ: мы будем наблюдать, что происходит, каким-то образом взаимодействовать с ополченцами, пытаться снизить накал напряженности. Эту позицию президент РФ постоянно пытается донести до западной публики. Попытки прорваться туда со своей точкой зрения все время предпринимаются, но постоянно блокируются».

С другой стороны, считает политолог, это месседж внутрь страны для российских элит, чтобы всем было понятно, что основная задача нашей власти - не допустить втягивания России в открытый вооруженный конфликт на Украине. «Чем угодно можно помогать, но войны Россия объявлять не будет, и Вооруженные силы страны через границу не пойдут. В очередной раз это было сказано, чтобы успокоить «горячие головы», чтобы россияне не дергались, работали у себя на местах над развитием регионов, развитием гражданского общества и так далее», - отмечает Солонников.

«Принято решение не принимать Решения, - возмущенно написал на своей странице в Facebook после заседания СБ политолог Александр Дугин. - Путин заявил, что «прямой угрозы для России сегодня нет». Все ясно. Мы полностью успокоились и снова вернулись в прекрасное и уверенное расположение духа. Никто российскую территорию не обстреливал, никто на Крым нападать не собирается. Никто и никогда не сможет втянуть нас в войну… Гражданские люди гибнут в Донбассе? Да? Это очень плохо, и поведение Киева достойно осуждения. Образ России за рубежом оставляет желать лучшего? Не дорабатываем, надо подтянуть. Что нам остается делать после такого содержательного заседания? Стоять в Новороссии до конца. Готовиться к войне в Крыму. Ожидать катастрофических событий в самой России. С сильными считаются. Слабых добивают. Думаете, сильное было заседание Совбеза?»

Тем не менее, Владимир Путин хотя и сказал «Вольно!», однако обратил внимание на то, что группировка НАТО в Восточной Европе демонстративно усиливается и приближается к нашим границам. Между строк выступления российского президента СМИ и эксперты все же увидели некоторые сигналы, говорящие о готовности к войне: Путин вспомнил про ПРО как о части наступательной оборонной системы США; предупредил, что Россия - ядерная держава, от которой нужно держаться подальше.

«Это было такое «бряцанье оружием», - объяснил «Веку» генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. - Путин заявил, что у нас есть стратегический баланс сил, иначе говоря, - ядерное оружие. У нас есть ядерное оружие, и кто бы что нам ни говорил, у нас всегда есть, чем показать кузькину мать, если вдруг будут угрожать нашему суверенитету».

Что касается поддержки ополченцев - мнения политологов разделились. Одни увидели в речи Путина явный знак: Москва не бросит воюющих против Киева повстанцев на произвол судьбы. Глава РФ не коснулся вопроса о закрытии границы с Украиной, доступ к которой жизненно важен для ополченцев, хотя многие этого и ожидали. Он ограничился заверениями, что никаких вооружений Россия в самопровозглашенные народные республики не передает. Политолог Владимир Евсеев в интервью РБК высказал мнение, что смысл речи Путина, обращенной к западной аудитории, заключается в том, что Москва оказывает давление на сепаратистов и они покидают часть захваченных территорий. Российский лидер предлагает Западу и Киеву теперь сделать ответный шаг в урегулировании конфликта.

«Экономическая напряженность в России пока нивелируется политическими успехами российских чиновников, которые пропагандируются СМИ, но и они скоро могут смениться политическим поражением, - предупреждает Дмитрий Солонников. - Это произойдет, если Новороссия падет, что возможно. Потому что, конечно, Новороссия может противостоять Украине вместе с поддерживающими ее западными странами только при поддержке России. Если эта поддержка будет сворачиваться, без сомнения, это будет воспринято как предательство и приведет к разочарованию тех, кто надеялся на новую агрессивную политику, на новое место России в современном мире».

Соответственно, снижение рейтинга популярности Владимира Путина в этой ситуации весьма вероятно. «Снижение усилится, если это будет накладываться на экономические проблемы в России. А если еще и совпадет с тем, что из Новороссии вернутся воевавшие там по контракту или по доброй воле русские ребята, которых там сейчас достаточно много, которые получили опыт войны с братьями-славянами, говорящими на том же языке, что и они, - это будет большая проблема. И, мне кажется, что Совбез в закрытой части своего заседания мог обсуждать как раз те сценарии, которые нужно разворачивать сейчас в РФ в условиях вот этих негативных моментов, которые осенью могут стать очень важными».

Политолог считает, что именно на закрытой части заседания Совбез и обсуждал все те «переломные» вопросы, которые пока не были озвучены публично. «Обсуждали, что делать дальше в сложившейся и крайне сложной ситуации. Наверное, самой сложной для нашей страны и для Путина за все время его правления. Ситуация сложна не только тем, что война у порога, но и тем, что это крайне негативно может сказаться и на положении уже внутри РФ», - говорит Солонников.

«На мой взгляд, Путин пытается консолидировать свое окружение, - говорит Валерий Хомяков. - Очевидно, далеко не все в восторге от того, что происходит сейчас с Россией - санкции и так достаточно жесткие, плюс звучит обещание ЕС ввести еще более жесткие меры, консолидироваться с США по этой части. Наверное, Путин это видит и дает понять: наша экономика должна быть максимально независима от экономик других стран».

Звучит это, как минимум, странно, тем более в нынешних условиях, когда сделать это просто невозможно. «Невозможно отделить экономику России от экономики Европы, но эти слова по поводу диверсификации экономики мы слышим, наверное, ровно столько, сколько Путин находится в Кремле. И, наконец, пассаж о том, что он не будет «закручивать гайки». Это уже ритуал: в своих публичных выступлениях Путин часто об этом говорит, но практические действия идут в обратном направлении, - напоминает Валерий Хомяков.

«Я понял, что этот Совбез был созван не для того, чтобы решать конкретику, чувствуется, что президента России очень и очень беспокоит другое. Ему нравилось и нравится быть членом «элитного клуба» - G8, G20, а теперь «восьмерка» превратилась в «семерку», уже без участия Владимира Путина. Есть все основания предполагать, что и G20 станет G19, и, мне кажется, это самая главная для него трагедия. Мы проиграли Украину, и проиграли с треском. Украина теперь может стать основным союзником НАТО вне блока, как, к примеру, Япония или Египет», - заключает эксперт.

Многие наблюдатели были просто ошарашены фразой Владимира Путина о том, что «залог суверенитета России в значительной степени в том, что она не входит ни в какие альянсы». «Напомню, что кризис на Украине начался с того, что Януковичу поставили вопрос ребром: ЕС или Таможенный союз, - пишет в Facebook публицист Егор Холмогоров. - Неделю назад нам все вбивали в голову, что Путин сейчас совершил глобальную геополитическую революцию, превратив БРИКС в альтернативу НАТО. Я так понял БРИКС, Таможенный союз и ОДКБ - все? Такое ощущение, что Путин получил после Боинга ультиматум с требованием роспуска союзов. Ты нам БРИКС, а мы тебе - Боинг!»

Многие задаются вопросом: почему Россия в этом конфликте не может использовать в качестве аргумента газопровод, поставляющий «голубое топливо» в Европу? Уже осенью членам НАТО пришлось бы решать газовый вопрос с США, и есть большие сомнения, что он был бы решен мирно.

«Пригрозить «трубой»? Мы к этому готовимся, есть подозрение, что это один из сценариев, который на осень заготовлен в Кремле, - говорит Дмитрий Солонников. - Через Украину поставки «голубого топлива» фактически остановлены, если она начнет осенью отбор газа - мы его можем перекрыть совсем. Но есть и другой вариант - мы можем в два раза увеличить поставки по Северному потоку, что запрещено сейчас внутренними правилами ЕС. А это означает очень серьезную внутреннюю революцию в самом Евросоюзе. У России есть ряд союзников внутри ЕС, которые так или иначе недовольны политикой Брюсселя и больше склоняются к договоренностям с Москвой. Вот мы и играем с ними в «поддавки»: они нам что-то хорошее скажут, мы им что-то хорошее сделаем. Это сейчас наш основной сценарий - договориться с теми силами Европы, которые комплиментарно относятся к РФ, снабдить их дополнительными аргументами для того, чтобы усилить их позиции внутри ЕС».

«Термин «Энергетическое оружие» все же не следует понимать буквально, - предупредил в разговоре с «Веком» экономист Дмитрий Адамидов. - Поставки энергоресурсов - это вещь не только взаимовыгодная, но и обоюдоострая. России нет никакого резона прекратить поставки газа в Европу и остаться без денег. Проблема в том, что евробюрократия в последнее время все чаще в данном вопросе занимается политиканством, не учитывая реальных потребностей европейской экономики. Ну, и позиция властей США играет не последнюю роль - складывается впечатление, что они последние годы действуют исключительно по принципу «чем хуже - тем лучше», причем, не только в отношении внешней, но и собственной внутренней политики».

Эксперт полагает: России очень важно сохранить здравый смысл при принятии решений и не оглядываться на сопутствующие политические и медийные истерики. Как по ситуации на Украине, так и по газовой политике. «Собственно, Путин об этом и сказал - мы должны адекватно реагировать. Другой вопрос, что понятие «адекватности» для власти и для населения страны имеет разный смысл. Не говоря уже о населении Новороссии», - пояснил Адамидов.

С ним согласен и аналитик Дмитрий Голубовский: «бить» Евросоюз газовой трубой пока не за что - европейские страны все равно, по сути, саботировали все попытки США давить на Россию. «Ультиматумы и давление на Россию по поводу Крыма бессмысленны - там будет усиливаться военная инфраструктура. По Донбассу возможен торг, односторонних уступок не будет», - заявил эксперт «Веку».