18+
  1. СПС запутался в несогласии

СПС запутался в несогласии

За прошедший период "Другая Россия" из объединяющей все оппозиционные партии и движения коалиции превратилась в союз НБП и ОГФ, специализирующихся в большей степени на немногочисленных провокационных акциях, в том числе с использованием травматического оружия.

После почти полугодичного перерыва в Москве и Санкт-Петербурге оппозиция провела "Марши несогласных". Участие СПС в предстоящих "Маршах несогласных" стало настоящей сенсацией. Ведь до этого момента "правые" как чёрт от ладана шарахались от НБП, а членов СПС за участие в акциях "Другой России" ждало суровое наказание.

Ситуация изменилась в ноябре этого года, когда стало понятно, что избирательная кампания СПС на выборах депутатов Госдумы целиком и полностью провалена. Сделав ставку на так называемые сетевые технологии главного пиарщика СПС Антона Бакова, основанные, впрочем, на банальном подкупе избирателей, а также начав активно использовать в своей кампании левые, ориентированные на людей с небольшим достатком лозунги, лидеры СПС вскоре испытали разочарование. Деньги потрачены немалые, отказ от прежней идеологии привёл к бунту в региональных отделениях и выходу из партии многих её старожилов, а прогнозы социологов по прежнему не обещали партийцам ничего хорошего, констатируя закономерные 1-2% голосов избирателей.

Сыграло свою роль и шаткое положение Анатолия Чубайса, слухи об отставке которого с поста главы РАО "ЕЭС России" обретают всё более ясные очертания. Деятельность команды Чубайса давно уже стала притчей во языцах, а практически прямое финансирование "Союза правых сил" за государственный счёт (очень многие руководители региональных отделений СПС являлись сотрудниками РАо "ЕЭС") давно уже вызывало вопросы у народа.

Так что решение СПС принять участие в "Марше несогласных" политологи расценили как попытку "устроить себе самострел, т.е сделать все, чтобы их сняли с предвыборной гонки". Учитывая дурную репутацию "Другой России", это выглядело более чем вероятным. "Марши несогласных имеют целью не демонстрацию тех или иных позиций, у них нет объединяющих их идей. Они являются политтехнологическим проектом по захвату улицы по максимуму - с целью реализации оранжевых сценариев. А по минимуму – демонстрации того, что российские власти используют нелегитимные методы в политической деятельности, поэтому выборы нельзя считать легитимными. Поэтому логичным итогом такой деятельности стало бы заявление лидеров СПС, что они снимают себя с выборов. Это полное предательство либеральных идей, полное предательство либеральных избирателей, миллионов, голосовавших за СПС", - поделился с обозревателем газеты "Век" Сергей Марков.

Впрочем, факт предательства не слишком волновал руководство СПС, рассчитывающих набрать массовку своих сторонников проверенным способом, то есть за деньги. По некоторым данным, за участие в митинге платили 300 рублей, в случае возможных проблем с милицией ставка повышалась до 1000 рублей. Кроме того, участники фанатских группировок рассказывали, что к ним также обращались неизвестные люди, предлагавшие за 120-150 долларов устроить небольшую потасовку с милицией во время "маршей несогласных" в Москве и Санкт-Петербурге.

И если в Москве лидеры СПС затерялись на фоне Эдуарда Лимонова и Гарри Каспарова, то следующий день в Санкт-Петербурге стал настоящим бенефисом "правых". Поскольку у Лимонова, Каспарова и некоторых других "другороссов" возникли проблемы с правоохранительными органами, в город на Неве выехал чуть не весь политсовет СПС. Никита Белых, Борис Немцов, Леонид Гозман, а также ещё несколько членов президиума федерального политсовета партии - весьма солидное представительство для одного небольшого марша, организуемого к тому же совершенно посторонней структурой. Тем не менее, воспользовавшись отсутствием настоящих лидеров коалиции, "правые" сделали всё возможное, чтобы сорвать намеченную акцию, а всю вину возложить на "диких" нацболов и погрязшие в тоталитаризме власти Петербурга.

При этом, лидеры СПС даже не скрывали того, что идут на нарушение закона. На пресс-конференции в офисе "Яблока" не было ни слова о том, чтобы идти к БКЗ "Октябрьский", где должно было пройти официально разрешённое мероприятие, а выдвигаться на Дворцовую площадь, чтобы уже оттуда прошествовать "маршем несогласных". Разумеется, несанкционированным.

Впрочем, желание стать героями-мучениками было так велико, что распоряжение развернуть флаги поступило нацболам едва только делегация оргкомитета вышла из "яблочной" цитадели. Разумеется, что этим своим поведением "несогласные" очень быстро привлекли внимание правоохранительных органов. Всё дальнейшее развитие событий строилось на информации о задержаниях первых лиц СПС. И как только последний из них всё же оказался в отделении милиции, последовало заявление службы общественных связей СПС, в котором сообщалось о задержании двоих из трех федеральных лидеров списка СПС и двоих из пяти членов президиума федерального политсовета партии. "Власть пытается парализовать избирательную кампанию СПС не только снизу, арестовывая тиражи и рядовых активистов в регионах, но теперь уже взялась и за первых лиц партии", - заявляют в СПС.

С первыми лицами, правда, всё-таки вышел небольшой конфуз. Никита Белых, например, очень долго бегал то ли удостоверением кандидата в депутаты Госду, то ли с мандатом действующего парламентария, чем немало запутал сотрудников милиции. А история с задержанием Бориса Немцова и вовсе напоминает плохой анекдот. По словам бывшего премьер-министра, он стоял на Дворцовой площади и общался с пенсионерами и учителями. "Мы вели себя абсолютно мирно, обсуждая повышение цен на продукты, на коммунальные услуги, но в какой-то момент налетели ОМОНовцы, всех растолкали, а меня схватили и бросили в автозак, в клетку", - сообщил Немцов по телефону журналистам. Однако по другой версии, сотрудники милиции действительно растолкали толпу пенсионеров, которым Борис Ефимович рассказывал о том, как хорошо жилось в 90-е годы и почему нужно вернуться к тем временам. Говорят, что вид у кандидата в президенты после общения с электоратам был не самый респектабельный, а в отделении милиции, куда доставили незадачливого лидера оппозиции, Немцова очень долго отпаивали чаем, после чего отпустили с миром.

Единственные, кто остался в той или иной степени доволен прошедшими "маршами", стали западные журналисты, у которых появился материал о "новых нарушениях прав человека в несвободной России". Что же до отечественных ревнителей свободы, то СПС, связавшись с маргиналами, поставила себя в один ряд с романтиком гомосексуальных историй и мелким политмошенником, что вряд ли добавит её популярности. Ведь и сторонники "Другой России" весьма настороженно отнеслись к новым союзником, что, кстати, показал эпизод на московском "Марше несогласных" между нацболом и старушкой в накидке СПС. "А какую-то бабку из СПС (есть у них теперь такие, в связи с "полевением" партии), которая обозвала меня почему-то расистом, я послал к черту и сказал ей: “сама ты нацистка, дура…", - рассказывает один из "несогласных".

"Проект срыва легитимности выборов сам по себе является нероссийским. Он является иностранным. Поэтому СМИ действуют в рамках этого западного проекта. И здесь дело не в том, что СПС подтянули к себе западные СМИ. Смысл наоборот: СПС прекратил интересоваться российским избирателем. Они совершили катастрофические ошибки - вместо того, чтобы твердо стоять – расширять свою электоральную базу и т.д.", - говорит политолог Сергей Марков, считая, что "Марш несогласных" стал началом конца СПС, его полным провалом.