18+
  1. Стали известны лидеры и аутсайдеры Рейтинга Власти

Стали известны лидеры и аутсайдеры Рейтинга Власти

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» опубликовал новое масштабное исследование в рамках проекта «Народный рейтинг», посвященное положению дел в субъектах Российской Федерации и оценке эффективности глав регионов.

В нашей стране выходит несколько социологических рейтингов, в разных аспектах с различных точек зрения оценивающих положение на местах. Количество подобных публикаций не слишком велико. Практически всегда за (вернее, над) их авторами гласно или негласно возвышаются солидные инстанции, которые добавляют подобным работам авторитет, несколько уменьшая, при этом, доверие к результатам ученых трудов и изысканий маститых исследователей. Во время всё большей централизации информационных, финансовых и административных ресурсов, очевидна настоятельная необходимость существования независимого социологического проекта, преимущественно опирающегося в своих выводах на независимые источники и заключения независимых экспертов. Только такие структуры, по большому счёту, смогут обеспечить серьезное и доверительно отношение к результатам своих изысканий со стороны не только узкого слоя специалистов, но гораздо более широких общественных страт.

В своей работе ЦИК «Рейтинг» традиционно уделяет главное внимание мнению самих граждан России. Основным источником, с помощью которого мнение это выясняется, являются телефонные опросы. При подготовке Рейтинга Власти 4-5 апреля 2014 года в 80 субъектах Российской Федерации было проведено социологическое исследование, в ходе которого респондентам предлагали ответить на вопрос: «Лучше ли живется в вашем регионе по сравнению с соседними?»; оценить свои доходы; определить общую тенденцию социально-экономического развития в регионе проживания. Ответы граждан России на эти вопросы легли в основу «Народного рейтинга». Таким образом, специалисты ЦИК «Рейтинг» решили определять Рейтинг Власти, в первую очередь, на основании социального самочувствия граждан регионов, сознательно избегая «лобовых» вопросов, касающихся непосредственного отношения респондентов к местным главам как таковым. В результате удалось избежать влияния на ответы различных привходящих обстоятельств, таких, например, как идеологические или национальные пристрастия респондентов, личная симпатичность - несимпатичность для них того или иного руководителя и т.п. Телефонные опросы, самостоятельно проводимые ЦИК «Рейтинг», были дополнены результатами социологических опросов других организаций, в той или иной степени отражающих положение дел в субъектах нашей страны. Речь идет, в первую очередь, о результатах исследований Фонда «Общественное мнение» «Георейтинг», материалах ВЦИОМ и Левада-центра. Анализ ответов граждан России на 90% определяет итоговые результаты регионального Рейтинга Власти. Оставшиеся корректирующие 10% преимущественно базируются на регулярных опросах региональных экспертов ЦИК «Рейтинг». При работе с региональным сообществом, особый акцент делался на том, чтобы в своих оценках эксперты по возможности абстрагировались от различного потенциала регионов, сосредоточив свой анализ исключительно на личных качествах руководителей субъектов.

Кроме того, привлекаются материалы из открытых источников и данные государственных органов. Так, при составлении рейтинга учитывалась информация, содержащаяся в докладе «Социально-экономическое положение России» Федеральной службы государственной статистики, в частности, цифры денежных доходов и расходов населения. При оценке общих доминирующих трендов, социальной и экономической динамики развития субъектов нашей страны специалисты и региональные эксперты ЦИК «Рейтинг» использовали результаты исследований Министерства регионального развития РФ.

В силу недостатка исследовательских данных и отсутствия у ЦИК «Рейтинг» экспертов в некоторых регионах, в Рейтинге Власти не представлены Ненецкий и Чукотский автономные округа, Еврейская автономная область. При составлении рейтинга специалисты использовали стобальную систему оценок. В том случае, если количество баллов, набранных регионами, совпадает, их место в рейтинге определялось дополнительным опросом местного экспертного сообщества, основываясь на мнении которого специалисты ЦИК «Рейтинг» окончательно определяли места субъектов в списке. В таблицах рейтинга особо отмечены те регионы, в которых в 2014 году произошла смена глав: очевидно, что их место в Рейтинге Власти характеризует эффективность не столько нынешнего руководителя, сколько предыдущего. В таких случаях наряду с данными действующего главы региона приводится и фамилия его предшественника.

Олег Матвейчев

Политолог, профессор Высшей школы экономики

Я бы хотел отметить важность и практическое значение работы, проделанной ЦИК «Рейтинг». Данные, приводимые в исследовании, на мой взгляд, вполне адекватно отражают положение дел: практически все объективно благополучные регионы, оказались в лидирующей группе. Неслучайно место в хвосте большинства депрессивных и «сложных» территорий. Конечно, мнение самого населения, которое лежит в основе составления регионального Рейтинга Власти, вещь переменчивая и непостоянная, подверженная тем или иным сторонним влияниям. Посмотрите, например, как существенно в последнее время менялось отношение граждан к лидерам России, как менялись оценки политического курса внутри нашей страны в зависимости от событий за пределами нашей Родины. Тем не менее, хотелось бы ещё раз подчеркнуть именно практическое значение данного рейтинга. В первую очередь, я бы посоветовал обратить на него внимание главам регионов, как успешных, так и не очень. Безусловно, в некоторых случаях они выявят примечательную коллизию, когда по объективным показателям «их» субъекты должны располагаться выше, чем считает население. Такое положение отражает ситуацию, когда недоработки в сфере PR-а, неправильная постановка работы с общественными структурами не позволяют объективно информировать граждан о реальных усилиях действующей власти. С другой стороны, встречаются аномалии, когда положение в Рейтинге Власти у субъекта более высокое, чем объективные показатели. Тут мы сталкиваемся с противоположной ситуацией. При всех оговорках, которые можно было бы сделать по поводу того, как следует воспринимать данный рейтинг и работать с ним, ещё раз подчеркну одно из его неоспоримых достоинств: Рейтинг Власти позволяет объективно оценивать настроение населения России и вносить коррективы в тонкую и очень важную сферу работы на региональном информационном поле.

Первую группу Рейтинга Власти составляют субъекты Российской Федерации, которые набрали более 54 баллов при 100 бальной системе оценки. Именно для них характерно сочетание наиболее позитивного настроя населения, достаточно благожелательного отношения людей к местной власти и наличия прогресса в социально-экономической сфере. Жители этих регионов, как правило, не испытывают и особой зависти по отношению к населению соседних регионов.

Стали известны лидеры и аутсайдеры Рейтинга Власти

Ольга Галкина

Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

С одной стороны, Санкт-Петербург известен своими оппозиционными настроениями по отношению к действующей власти, с другой - в Рейтинге Власти он занял весьма высокое место. При этом учитывалось, в первую очередь, настроение населения города, по сути оценка им социально-политической стабильности региона в целом. Полагаю, что в этом свою роль сыграла консолидация значительной части простых граждан и, пожалуй, даже элитарных групп, связанная с известными событиями в Украине. Показательно, что только восемь депутатов нашего Законодательного Собрания не поддержали ввод войск в Крым. Остальные, несмотря на различную партийную принадлежность и политические пристрастия, действовали в этом вопросе единым фронтом. Подобная временная консолидация общества, конечно, отодвигает на второй план повседневные проблемы, переключает внимание населения на внешнюю политику. Но, повторюсь, и консолидация эта будет временной, и проблемы никуда не уйдут, а, пожалуй, даже обострятся.

Не следует забывать, что в этом году в нашем городе будут проходить муниципальные выборы, есть вероятность, что могут состояться и губернаторские. На информационном поле Санкт-Петербурга в ближайшее время развернется противостояние между различными общественными силами и представителями различных групп, элит города, да и России в целом. В связи с этим власти города пытаются не обострять ситуацию, обходить острые углы, потому что год предстоит очень ответственный. В результате общественный климат в городе достаточно стабильный. В принципе, при данных условиях Санкт-Петербург мог бы занять и более высокое место. Однако у наших властей ни одна бочка условного меда не обходится без своей толики вполне вещественного и осязаемого дегтя. Слабостью нынешней городской власти является кадровая политика - крайне непрозрачная и непродуманная. Ее вполне справедливо называют не кадровой политикой, а кадровой чехардой. Буквально за последний месяц в Смольном перетряхнули большую группу чиновников от вице-губернаторов до руководителей нескольких комитетов включительно. Вопиющий пример представляет собой Комитет по туризму, в котором за год сменилось три председателя и на нескольких чиновников которого было заведено уголовное дело. Причем ни общественность, ни депутаты совершенно не проинформированы о том, почему происходят те или иные кадровые перетряски, чем обоснованы те или иные назначения, о которых зачастую они узнают из твиттера пресс-секретаря губернатора. В принципе, если бы не это безобразие, Санкт-Петербург мог бы занимать в Рейтинге Власти еще более высокое место.

Вторую группу Рейтинга Власти с полным основанием можно определить, как своеобразный социально-политический «пелотон». Для 35 регионов, оказавшихся здесь, характерны оценки в пределах 39-53 баллов и такие же усредненные общие показатели.

Стали известны лидеры и аутсайдеры Рейтинга Власти

Андрей Русаков

Политолог, эксперт Екатеринбургского филиала Клуба политического действия «4 ноября»

Место, которое занимает в Рейтинге Власти Свердловская область, далеко не самое худшее. Я бы оценил его скорее позитивно. Нужно учитывать, что Екатеринбург всегда был местом активных политических страстей. Даже если вспомнить времена распада Советского Союза, у нас голосовали не так, как по стране. Здесь очень высокая политическая активность населения, много людей интеллигентных, высокий запрос к власть предержащим. Сильны оппозиционные настроения: достаточно вспомнить результаты прошлых выборов мэра Екатеринбурга. Регион очень сильно политизирован.

Существуют и другие аспекты. Свердловская область традиционно ориентирована на металлургию и машиностроение, что определяет большую зависимость от конъюнктуры, в частности от биржевых цен на металлы. Цены же эти последнее время крайне неустойчивы. Необходимо принять во внимание решение Олега Дерипаски о закрытии Богословского алюминиевого завода (БАЗ) в Краснотурьинске, которое вызывало массу проблем и явилось очень серьезным дестабилизирующим фактором. Конечно, руководство области делает много для того, чтобы диверсифицировать экономику региона, дополнив его другими отраслями. Но этот путь не является быстрым. Поэтому можно констатировать, что руководство области в целом справляется со своими задачами: активно ищет места для людей при сокращении убыточных производств, добивается успешного взаимодействия с частным структурами и федеральными органами. Поэтому я бы отнес основные проблемы региона к объективным, в первую очередь, лежащим в сфере экономической. В случае, если удастся уменьшить зависимость от металлургии и машиностроения, у Свердловской области появятся шансы выйти на новый уровень и занять существенно более высокое место в «Народном рейтинге».

Александр Бобошин

Политолог, руководитель управления внутренний политики Калининградской области в 2010 году

По моему мнению, невысокое место Калиниградской области в исследовании, представленном ЦИК «Рейтинг», вполне обосновано. Этот результат определяют несколько тенденций и факторов. Калининград – полуэксклав. Его жители, в первую очередь, сравнивают себя с Польшей и Литвой, где выше и уровень жизни, и её качество. Они не могут себя сопоставить с «другой Россией», где очень немногие из них регулярно бывают. Но если уж дело доходит до подобных сопоставлений, то калининградцы принимают в расчет исключительно Москву или Санкт-Петербург. Именно эти города для них являются точками отсчёта. Как человек, родившийся в Калининграде, проживший и проработавший в нём большую часть жизни, полагаю, что могу верно судить об особенностях менталитета местного населения. Для калининградцев характерно ощущение некоторой элитарности и даже, пожалуй, снобизм, - снобизм удалённой территории, которая считает себя особенной. Корни данного явления ещё в советских временах, когда Калининград был почти закрытой территорией. Порт, море, близкая заграница – всё накладывало свой отпечаток. В последние годы достаточно поработали в этом направлении калининградские власти и губернаторы, которые требовали особые законы, особую программу развития области, особую экономическую зону… слово «особый» десятилетия звучало в Калининграде со всех трибун. Поэтому жителям даже не приходит в голову сравнивать своё положение с Псковской, Новгородской, Смоленской, Брянской областью, тем более с каким-нибудь более далеким регионом. Это фактор стратегический, который при любых опросах населения будет действовать.

Кроме того, нынешний губернатор Николай Цуканов, по сравнению с предыдущим, воспринимается как не очень яркая фигура и явно проигрывает на его фоне. Он, в отличие от Георгия Босса, не предложил ни одной стратегической идеи или цели в части развития субъекта. Вообще, нужно сказать, что Боос сумел максимально эффективно использовать целевые федеральные программы, чего сегодня больше не наблюдается. Это тоже в сознании жителей дает эффект негативной региональной самооценки, понижающего тренда.

Все эти факторы действуют на фоне реального ухудшения уровня жизни после кризиса 2008-2009 годов, когда область, пожалуй, пострадала сильнее других. Здесь значительная часть промышленных мощностей работала на российский рынок в качестве импортозамещающих, а этот рынок стремительно «схлопнулся». Потеряли очень многие - от малого бизнеса до большого, от перегонщиков машин до крупных, по калининградским меркам, предприятий. Многие лишились работы, доходов, изменили структуру потребления, жизненные ориентиры и т.д. До сих пор область не преодолела последствия этого кризиса.

Кроме того, именно в Калининградской области, в отличие от других российских регионов, широко распространен страх перед возможными санкциями Запада. Где-нибудь в Поволжье многие люди с 90-х годов в глаза не видели доллара. Подавляющее большинство населения России либо вообще не ездит за границу, либо выбирается туда раз в десятилетие, чтобы полежать на турецком или египетском пляже. А в Калининграде все прекрасно знают, сколько стоит, не то что доллар, а лит и злотый, как соотносятся их курсы, во сколько обойдутся закупки в Польше и Литве: установилась постоянная экономическая связь значительной части населения, простых людей с заграницей. Повседневной реальностью стали поездки в сопредельные страны за продуктами, лекарствами, потребительскими товарами. Люди очень боятся потерять эту возможность. Таким образом, существует целый набор различных факторов, который определяет весьма невысокое место Калининградской области в Рейтинге Власти, составленном ЦИК «Рейтинг».

Третья группа Рейтинга Власти состоит из регионов с наихудшими показателями, которые определяются результатами менее 38 баллов.

Стали известны лидеры и аутсайдеры Рейтинга Власти

Андрей Русаков

Политолог, эксперт Екатеринбургского филиала Клуба политического действия «4 ноября»

При оценке положения в Рейтинге Челябинской области, с моей точки зрения, вполне уместно сопоставление её со своим северным соседом. Помимо того, что подобное сопоставление, насколько я понимаю, изначально допускалось специалистами ЦИК «Рейтинг», базовые экономические условия у Челябинской и Свердловской областей очень близки. В обеих областях основой экономики являются предприятия металлургического и машиностроительного сектора. Следовательно, те проблемы, с которыми сталкиваются в Екатеринбурге, будут характерны и для Челябинска. Но на этом «похожесть» заканчивается: 56-е место челябинцев прямо указывает на неблагополучие в регионе и тревожные настроения, характерные для его жителей. Так получилось, что бывший губернатор Михаил Юревич не смог консолидировать местные элиты. Целый ряд конфликтов, в которые втянулся глава, например, известное его противостояние с областным судом, естественно не способствовали росту стабильности. Вы, конечно, помните и коррупционные скандалы, связанные с высшими чинами челябинской администрации, в частности, в медицинской сфере, после которых следовали отставки видных челябинских чиновников, до поста вице-губернатора включительно. Если новому губернатору, господину Борису Дубровскому, пришедшему с Магнитогорского металлургического комбината, удастся консолидировать местные элиты и не допустить новых скандалов, нет сомнения, что рейтинг области начнет расти.

Михаил Курашин

Заместитель Председателя Законодательного Собрания Кировской области

Я полагаю, что есть несколько причин невысокого места Кировской области в Рейтинге Власти. Губернатор области, в силу самых разных причин, оказался фигурой равноудаленной от группировок местной элиты. Данное обстоятельство, которое я лично оцениваю положительно, естественно, далеко не всех устраивает. Как известно, внутриэлитная борьба в регионах никогда не способствовала стабильности. Кроме того, команда губернатора очень невелика количественно, явно недостаточна для закрытия всех ключевых управленческих позиций. И наконец, нашему региону в 2014 году предстоят губернаторские выборы. Этот фактор сам по себе способен обострить обстановку. Но в условиях, сложившихся в Кировской области, о которых я говорил выше, он несет в себе повышенные риски. Следует учитывать и то, что Кировская область в настоящее время, пожалуй, является одной из самых открытых в Российской Федерации, а действующий губернатор принципиально не применяет административные рычаги, выстраивая под себя информационное поле. Это обстоятельство, которое можно только приветствовать, сейчас в полной мере используют все его политические оппоненты.

Конечно, помимо внутриэлитных и субъективных причин, влияющих на ситуацию в Кировской области, есть большое количество острых экономических и социальных проблем. Но аналогичные проблемы имеются в большинстве регионов Российской Федерации. Можно упомянуть и некоторые ошибки, допущенные губернатором на начальном этапе своей деятельности, и то, что реформы, проводимые им, например, в здравоохранении и образовании требуют времени, чтобы дать положительный эффект. Но повторюсь, - это не то, чем кардинально отличается Кировская область от других регионов.

Некоторые из полученных результатов явились неожиданностью для самих специалистов ЦИК «Рейтинг». Хотя в первой группе большинство лидеров вполне узнаваемы, несколько удивляет только достаточно высокое место Брянской области и Камчатского края. Гораздо больше сюрпризов среди отстающих. Исследователи априори предполагали, что, например, Челябинская, Тульская, Саратовская, Тверская области; Красноярский и Забайкальский край; Республики Адыгея и Удмуртия займут в Рейтинге Власти существенно более высокие места. Вероятно, значительное влияние на результаты здесь оказал почти сакральный вопрос, предложивший респондентам оценить положение их регионов «по сравнению с соседними». Как общее правило, у соседей яблоки слаще и подушки мягче. Если же говорить о правиле частном, скорее всего Туляки и жители Тверской области начали сравнивать себя с соседями-москвичами и пришли к вполне обоснованному выводу, где жить лучше. Похожий эффект мог сработать и на Урале, где респондентам из Удмуртии или Челябинска вполне логично сравнивать свои регионы, например, с Башкирией или Казанью. На закономерное формирование этого «неожиданного» кластера указывает и тот факт, что за единственным исключением (Новосибирская область) все регионы, пережившие в 2014 году процедуру смены глав, оказались именно в хвосте рейтинга.

Последние новости
Еще из раздела «Общество»