18+
  1. Свидетель по делу Магнитского заявила о заказном характере дела и поступивших угрозах

Свидетель по делу Магнитского заявила о заказном характере дела и поступивших угрозах

12 ноября 2012 года – Свидетелю по делу о смерти в следственном изоляторе юриста Сергея Магнитского поступали угрозы, об этом стало известно в ходе судебного заседания, прошедшего в прошлый четверг в Тверском районном суде г. Москвы по делу бывшего заместителя начальника СИЗО «Бутырка» Дмитрия Кратова.

Как стало известно "Веку", опрошенная в качестве свидетеля в ходе судебного заседания бывшая заместитель руководителя УФСИН Москвы по медицинской работе Ольга Григорьева сообщила, что перед ее приходом в суд ее «предупреждали и угрозы поступали по телефону».

По словам Григорьевой, после ее вызова в суд для дачи показаний в качестве свидетеля ей поступил звонок от бывшего работника следственного изолятора «Бутырка» Михаила Тремасова, который посоветовал ей «не болтать» в суде, думать о родных и «опасаться» за сына и мать, так как дело «заказное» и по нему все уже «решено». Григорьева также сообщила, что Тремасов заявил ей, что «Кратова убивать будут в изоляторе».

«Предупредили, и угрозы поступали по телефону: Смотри не болтай. …Дело заказное. Все уже известно. Чего ты там будешь выступать и что ты там будешь Дмитрию Борисовичу [Кратову] какие-то дифирамбы петь. Всё, все уже решено, виновного нашли», - рассказала Ольга Григорьева о своем телефонном разговоре с Тремасовым.

Ольга Григорьева заявила в суде, что Тремасов звонил ей 18 октября 2012 года за два дня до ее вызова в суд. По ее словам, в разговоре Тремасов сообщил ей:

«Я был в УФСИН… тебя будут вызывать в суд… Смотри, там не болтай. Там целая диаспора. Там все заказное. На машине не езди. Опасайся за сына. Опасайся за маму свою … Кратова убивать будут в изоляторе».

Григорьева оговорилась, что этот звонок Тремасова, может быть, «галиматья», но тем не менее он ее «насторожил».

Адвокат потерпевшей Николай Горохов попросил Григорьеву сообщить о подробностях угроз в отношении подсудимого Кратова, однако, судья Татьяна Неверова сняла его вопрос как не относящийся к делу, сообщив о возможности обратиться по этому поводу в правоохранительные органы. В ответ Григорьева сообщила суду, что никому не доверяет, и по этой причине не обратилась в правоохранительные органы в связи с поступившими угрозами. «Я не верю никому», - сказала Григорьева.

После того, как судья Татьяна Неверова повторно сняла вопрос адвоката матери Сергея Магнитского - Николая Горохова как «не относящийся к предмету рассмотрения», он заявил возражения на действия судьи в связи с созданием «препятствий выяснению обстоятельств угроз, поступающих как свидетелю, так и подсудимому, и установлению истины по делу».

Российское законодательство предоставляет суду возможность самостоятельно предпринимать меры по защите свидетелей и других участников уголовного процесса. Так, согласно п.3 ст. 11 УПК РФ, суд может предпринять меры безопасности в отношении лиц, в том числе свидетелей и подсудимых, если им угрожают противоправными деяниями либо убийством.

В своих показаниях Ольга Григорьева отметила, что еще год назад она была допрошена следователем Следственного комитета РФ Мариной Ломоносовой. В ходе допроса Григорьева попыталась высказать свое мнение и дать оценку произошедшему, но в ответ следователем было заявлено: «Сколько бы Вы ни говорили, все уже решено.»

Ольга Григорьева также рассказала и о том, что переводы заключенных по изоляторам и камерам могут осуществляться без получения разрешения от медицинского персонала, поскольку медицинская служба находится «в самом конце», а подобное указание или устное распоряжение может быть отдано «любым вышестоящим сотрудником, служб много.» Она также уточнила, что инициатором таких действий, в первую очередь, выступают начальник изолятора и начальник оперативного управления, чьи обязанности в «Бутырке» в период содержания там Сергея Магнитского исполняли соответственно Комнов и Горчаков.

За 358 дней содержания под стражей Сергея Магнитского шесть раз переводили по следственным изоляторам и сменили более 20 камер. Распоряжения о переводах согласовывали высшие чины ФСИН РФ и Следственного комитета при МВД РФ, а также следователь СК при МВД РФ Олег Сильченко.

«Прозвучавшие в заседании оценки дела как «заказного» подтверждают, что уголовное дело используется как ширма для сокрытия истинных причин и обстоятельств гибели Сергея Магнитского, заплатившего жизнью за разоблачения крупномасштабных хищений средств из бюджета», - прокомментировал произошедшее представитель Hermitage Capital.

Сергей Магнитский (08.04.1972 – 16.11.2009), оказывавший правовую помощь фонду Hermitage, раскрыл хищение 5.4 млрд. рублей из государственного бюджета России, осуществленное при участии сотрудников МВД и налоговых органов путем организации крупнейшего в российской истории мошеннического возврата ранее уплаченных налогов. Сергей Магнитский дал показания против коррумпированных чиновников, причастных к хищению, и вскоре был незаконно арестован и подвергнут пыткам, с целью добиться отказа от ранее данных им показаний. Несмотря на истязания, Сергей Магнитский не согласился изменить свои показания. 16 ноября 2009 года он погиб в СИЗО «Матросская тишина» после избиения восемью сотрудниками охраны.

12 ноября 2010 года Transparency International посмертно удостоила Сергея Магнитского «Награды за честность» за его беспримерную борьбу с коррупцией в России.