18+
  1. Тайна винного погреба

Тайна винного погреба

Тайна винного погреба
Деятельность Росалкогольрегулирования (РАР), начиная с момента его зарождения в 2008 году, порождала немало недоуменных вопросов у наблюдателей и игроков на рынке производства и сбыта алкогольной продукции.

Несомненно, порядок лицензирования к тому времени изрядно устарел. Для того, чтобы получить желанное право деятельности, рядовым организациям приходилось иметь дело с множеством инстанций. Порядок лицензирования еще в 1990-е годы оказался распределен между таможенной и налоговой службами, МВД, Минфином, Роспатентом, Минсельхозом, Роспотребнадзором, Федеральной службой по тарифам, Ростехрегулирования. Централизация процесса лицензирования в рамках одного ведомства оказалась шагом вперед. Однако, как позже выяснилось, также таила в себе и немало подводных камней.

Парадоксы и жупелы алкогольного регулирования

Давно отмечалось, что новосозданное ведомство, наделенное массой прав, практически избавлено от обязанностей. К примеру, все долги перед государством — сбор налогов и акцизов — оставили ФНС. В поле соответствующей деятельности РАР получил карт-бланш на проведение бесчисленных проверок на заводах, по итогам которых на провинившегося держателя лицензии могли обрушиваться всевозможные кары — от штрафных санкций до полной остановки предприятий. В качестве инструмента воздействия повсеместно также использовалось бюрократическое заволокичивание, связанное с процедурами оформления, переоформления, приостановки и лишения лицензий. Не отставала по частоте использования и выдача акцизных марок. По результатам проверки прежних приобретений многотысячных акцизных пакетов комиссии РАР достаточно было удостовериться в исчезновении хотя бы одной марки для того, чтобы констатировать факт нарушения правил игры. Более того, РАР может даже корректировать законы, вводить новые правила, порой совершенно без учета технологической готовности предприятий к нововведениям.

Так произошло, например, с технологией переработки по переработке барды (основного отхода производства спиртоводочных заводов). В связи с целым рядом изменений, внесенных весной-летом 2011 года в Федеральный закон N171 «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», производство этилового спирта допускается только «при условии ее полной переработки и (или) утилизации на очистных сооружениях». Такая мера сразу же поставила в невыгодное положение мелких и средних производителей, оказавшихся не в состоянии наладить переработку. Это требовало слишком масштабных вливаний, а главное – потери драгоценного времени, которое утекало до того момента, когда заводы, наконец, доходили до состояния, удовлетворявшего проверяющих из РАР. На это переоборудование ушло в целом почти полгода, в течение которых выиграли лишь крупные производители. Такие, например, как ОАО «Росспиртпром». Количество спиртзаводов и ЛВЗ по всей стране за 2011 год уменьшилось на 32%, до 341 предприятия.

РАР неспроста связывают именно с этим производственным монстром. О связи проводимых драконовских чисток среди «неблагополучных предприятий» с непосредственными интересами «Росспиртпрома» заговорили открыто после скандальной рассылки Росалкогольрегулированием писем в торговые компании, в основном оптовые. В них под предлогом антиалкогольной кампании в стране торговцам настойчиво рекомендовалось работать с «Росспиртпромом», а также с определенными марками водки, в том числе с «Казенкой», уникальным брендом «Росспиртпрома». Тогда не желавшие получить проблемы с отзывом лицензий торговые предприятия были вынуждены подчиниться мягкому диктату РАР. Все попытки добиться вмешательства в ситуацию Федеральной антимонопольной службы (ФАС) к успеху не привели.

Вся «антиалкогольная» кампания первой половины 2011 года по сути была задумана с единственной целью – поставить рынок под контроль РАР, сломив сопротивление среднего и мелкого бизнеса отрасли. Более 2,5 тысяч организаций, так или иначе подвизавшихся на этом поле деятельности, были малоструктурированной и слабоуправляемой массой, которую требовалось хорошо встряхнуть и укрупнить их средний удельный вес. Развернувшаяся война проверок оказалась прямо связана с новым пакетом антиалкогольных законов, прошедшим через Думу. В соответствии с ним и вводились в ФЗ №171 драконовские в своей строгости требования к предприятиям. Как с удовлетворением отмечали на закрытой коллегии РАР, состоявшейся 22 марта 2012 года чиновники ведомства, за предыдущий год удалось сократить число операторов рынка на 22% (с 2630 до 2041). Алкогольных лицензий осталось на четверть меньше (их количество снизилось с 3037 до 2264).

Вместе с тем весь вал судебных решений и арбитражей, сопровождавший «стратегическое укрупнение» алкогольного рынка России каким-то загадочным образом обтек предприятия «Росспиртпрома». Практически ни одно из этих предприятий не участвовало в судебных тяжбах с Росалкогольрегулированием. Возможность такого «удачного совпадения» (а речь идет как минимум о десятке производителей) в деле правильного оформления и процедурных тонкостей – минимальна. Вывод, уже сделанный аналитиками, о причастности «Росспиртпрома» к монополизации рынка производителей через посредство РАР как инструмента «зачистки», подтверждается с очень высокой степенью вероятности.

Из ЧОПа в РАР

Как известно, «Росспиртпром» входит в финансово-промышленную империю Аркадия и Бориса Ротенбергов, принадлежащих к кругу друзей Владимира Путина. С ним братьев связывали совместные занятия дзюдо, но подняться выше этого уровня у них реальных шансов не было. Все изменилось в 2000 году. В конце феврале Аркадий Ротенберг через своего знакомого Сергея Зивенко и Виктора Золотова, шефа личной охраны, тогда исполнявшего обязанность и. о. президента Владимира Путина, устроил создание ФГУП «Росспиртпром», сосредоточившего в себе около сотни государственных спиртовых и ликеро-водочных заводов. На первых порах возглавил «алкогольное министерство» Сергей Зивенко. Официально партнерство Ротенберга с Зивенко сосредоточилось на оптовой компании «Зирот».

В 2002 году Зивенко из структуры ФГУП благополучно уволили, и на смену ему пришел Игорь Петрович Чуян, одна из наиболее одиозных личностей на рынке алкогольной продукции. Именно Чуян и возглавил позже Росалкогольрегулирование в момент его создания.

Предыстория столь впечатляющего успеха Игоря Чуяна способна подмочить ему и без того небезупречную биографию. Скупые сводные данные о трудовом пути Игоря Петровича содержат примечательную лакуну, приходящуюся на 1990-е годы. Известно лишь, что в 1997—99 годах Чуян состоял в штате ЧОП «Эс Джи Эс», одновременно являясь его соучредителем. Сам по себе факт не криминальный. Однако хорошо известно, что ЧОПы в те лихие годы брали на себя функции несколько подзаконного характера, порой являясь и вовсе прикрытием для организованных преступных группировок, таким образом изменивших формат своей «деятельности». С 2000 по 2002 год он трудился на заводе шампанских вин (АОЗТ «Игристые вина») в Петербурге.

Звезда Чуяна воссияла в связи с созданием братьями Ротенбергами в Петербурге в 2001 году банка «Северный морской путь» (СМП), к которому стягивались все финансовые потоки своеобразного государственного холдинга «Росспиртпром» и всего шлейфа сопровождавших его предприятий. Наиболее вероятным является участие Чуяна в этом проекте. Помогли ему также и давние связи в окружении Владимира Путина, в частности, знакомство с Виктором Зубковым. Через год его приглашают в Москву и назначают на должность заместителя генерального директора «Росспиртпрома» (гендиректором стал другой знакомый Ротенбергов Петр Мясоедов).

В 2006 году в ходе реорганизации Чуян наконец возглавил «Росспиртпром» и незамедлительно принял меры по погашению задолженности ОАО «Росспиртпром» (отпочковавшегося от некогда единого тела), в том числе и налоговой. Для этого Игорь Чуян взял в банке ВТБ кредит — более 5 млрд рублей, при том, что весь уставной капитал ОАО «Росспиртпром» — всего около 9 миллиардов, а ежегодный оборот — немногим более 1,1 млрд долларов. Залогом служили 11 алкогольных предприятий с государственным контрольным пакетом акций. Кредит возвращен так и не был, пришлось отдать заводы. С октября 2009 по апрель 2010 года Арбитражным судом Москвы было вынесено несколько решений о передаче госактивов в счет погашения долга «Росспиртпром» перед ВТБ. Также с должника взыскивались проценты и пени на общую сумму 1,712 млрд рублей.

Согласно одной из антикризисных схем, обнародованных кремлевскими функционерами, ВТБ должен был передать полученные акции в доверительное управление ФГУП на пять лет и до 2015 года не мог перепродать их никому, кроме «Росспиртпрома». По истечении этого срока государство должно было обладать преимущественным правом выкупа предприятий.

Но в середине 2010 года 86% акций «Кристалла» (одного из предприятий «Росспиртпрома») в обмен на 5 миллиардов рублей оказались в руках российского алюминиевого магната Василия Анисимова. С Ротенбергами его роднила та же любовь к спорту: на тот момент Анисимов возглавлял Федерацию дзюдо России. Это приобретение совершенно очевидно перебрасывало финансовые проблемы спиртоводочного гиганта на плечи отрасли цветной металлургии. С помощью этой рокировки «Росспиртпром» удалось поддержать на плаву.

Для Чуяна столь удачная сделка оказалась пропуском на более высокий карьерный уровень. О связях, задействованных им для назначения на должность руководителя Росалкогольрегулирования, свидетельствует дублирование Чуяном должностил вице-премьера Зубкова в правительственной комиссии по регулированию алкогольного рынка (с ноября 2009 года) и в совете директоров «Росспиртпром» (с июля 2009 года).

Пьяные думы о Думе

Именно в это время на арену государственного алкогольного «театра военных действий» выходит еще одна одиозная фигура последних лет. В 2005-2007 годах заместителем гендиректора «Росспиртпром» был Виктор Звагельский, ныне депутат Госдумы.

Еще в 1992-97 годах Звагельский стартовал в бизнесе по скользкой дорожке, создав с десяток фирм, занимающихся сомнительной деятельностью: «Амальгама», «Икс-Ринг», «Второй виток», «Мистраль», «Лариса плюс», «Союзпродукт» и т.д. В разное время партнерами Звагельского были уважаемые и нерукопожатные люди. Остались с ним лишь Леонид Вигдорович, Татьяна Иремашвили и Александр Майоров. Сообща они в 1998 году купили подмосковный ликеро-водочный завод «Красная звезда» (будущая водочная «Артель «Ять»). В 2003 году Звагельский обвинялся в организации преступного сообщества, мошенничестве и неуплате налогов. Ущерб от его совместной с ингушскими подельниками деятельности составил порядка полумиллиарда рублей. Немало сил и средств потратил Виктор Фридрихович на то, чтобы его уголовное дело легло под сукно.

Тем не менее, заняв высокую должность в «Росспиртпроме», Звагельский не изменил своего образа действия, обложив неформальными налогами и отчислениями практически всех участников рынка алкоголя в России. Спасение же от наступавшего ему на пятки правосудия, он небезосновательно видел в депутатском мандате. На думских выборах 2007 года Звагельский, не обладавший ни личной харизмой, ни знанием особенностей своего избирательного округа, победил исключительно благодаря финансовому ресурсу своего знакомого, олигарха Романа Абрамовича. Разумеется, избирался Звагельский по спискам кандидатов от «Единой России», словно подтвердив ее репутацию «партии жуликов и воров».

Пресловутый водочный бренд «Казенка», который создан при непосредственном участии Звагельского, а также (что совершенно неудивительно) аффилированного с Чуяном соучредителя, потребовал от новоявленного депутата больших вложений. Собственно, этим убивалось сразу несколько зайцев, причем обеими заинтересованными сторонами. Звагельский имел материальный интерес от продажи «Казенки», которую ему помогал реализовывать Чуян с помощью вверенного ведомства. Но кредит в 5 миллиардов рублей на раскрутку бренда и переоборудование производства ему также помогал взять в ВТБ Игорь Чуян. И теперь Звагельский связан с партнером долговыми обязательствами. Глава Росалкогольрегулирования уже несколько лет безрезультатно зондирует депутата Звагельского на предмет возврата долгов. Незадачливому депутату все никак не удается соскочить с водочного бизнеса. Его тянет обратно не только астрономическая задолженность перед партнером, но и никак не дающаяся продажа бренда «Ять» (в котором также участвует аффилированное с Чуяном лицо).

Однако поручительство Чуяна само по себе не являлось актом пожертвования, вряд ли этих двоих связывают теплые человеческие отношения. От Звагельского требовалось лишь обеспечивать в Госдуме водочное лобби. В первую очередь это относилось к уже упомянутому пакету законов 2011 года.

Во втором чтении этот пакет был принят в редакции, подготовленной РАР (хотя первоначальный, правительственный вариант еще имел некоторые отличия). Поскольку само ведомство не обладает правом законодательной инициативы и не может напрямую действовать от своего имени, внося поправки, они вносились через Загельского, который поставил свою подпись под 171 поправкой, рекомендованной к принятию. Он же отстаивал их на комитете и затем при рассмотрении Госдумой. Удар был нанесен по крупным пивным компаниям, на чем настаивал РАР, а Звагельский в этом случае был просто инструментом, через которого ведомство Чуяна транслировало свои интересы.

Стоит отметить, что и лоббистом Звагельский оказался весьма неважным. Ни одна из его поправок в алкогольное законодательство, не согласованная с РАР и затем формально с правительственной комиссией во главе с Зубковым, не проходит в Госдуме. С 2008 года он выступил автором 46 законопроектов, подавляющее большинство которых провалилось. Это относится, например, к техрегламенту на винодельческую продукцию, легшему в Госдуме под сукно еще в 2010 году.

Личные амбиции Виктора Звагельского сводятся к заниманию теплых местечек, желательно повыше и пообеспеченнее. К политическому влиянию он никогда не стремился, это чуждая для него материя. Взять, к примеру, ожидаемые подвижки в связи с принятием «правого курса» (оно состоится не раньше июня-июля 2012 года). В него войдут в основном бизнесмены-единороссы, но Виктор Звагельский лидером точно не будет. На эту роль претендуют Андрей Макаров, Владимир Плигин, Игорь Игошин. Потенциально Звагельский может войти в «правый курс» лишь как обычный член вместе с другими бизнесменами в соответствии с указаниями свыше.

Тем не менее, в самой Госдуме он опирается именно на политического тяжеловеса – лидера фракции «Единая Россия» Андрея Воробьева. Именно Воробьев прикрыл Звагельского от критики московского мэра Сергея Собянина, не утвердившего его кандидатуру в общем списке депутатов-единороссов на последних думских выборах. В Думе нового созыва по совместному замыслу коллег-депутатов и при благосклонном к нему отношении спикера Сергея Нарышкина, Звагельский должен был занять место главы думского комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. Вмешательство Первого заместителя руководителя Администрации президента России Вячеслава Володина, имевшего на это место своего кандидата, спутало компаньонам все карты. Правда, «водочный король» все же стал зампредом этого комитета, вторым по значимости после Нарышкина лоббистом от алкогольной отрасли.

В обмен на все оказываемые Воробьевым услуги от Звагельского требуются поддержка московского отделения «Единой России» и финансовая подпитка притязаниям сына Воробьева, Юрия, на освободившееся кресло Министра по чрезвычайным ситуациям.

Королям – королевский отдых

За повседневными буднями своей, мягко говоря, не очень законной, но весьма утомительной деятельности Виктор Звагельский не забывает о «справедливом», по его мнению, воздаянии за труды. Например, в отчете о движимом и недвижимом имуществе депутата Звагельского указан автомобиль БМВ с номерами м553мр77. Вместе с тем сам депутат разъезжает на Мерседесе, на котором установлен этот самый номер. Пропажа БМВ относится к 2011 году. В декларации за этот период автомобиль не указывается. Выручки от его продаажи также нет. Мистика преследует имущество Звагельского на каждом шагу. К примеру, в Декларации о доходах за 2010 год депутат, декларировав общую сумму дохода -2,7 млн. рублей – не удосужился отнестись со всей серьезностью к аналогичной сумме, указанной при его выдвижении на выборах в Госдуму. Поданный в ЦИК документ аналогичного содержания содержит цифру дохода уже в 2,22 млн. рублей. Резонный вопрос: куда испарились 500 тысяч?

Недвижимость Звагельского также страдает от козней лукавого. Взять хотя бы его «земельные участки», которых 8, а на самом деле все 10. Причем они представляют собой единые угодья общей площадью немногим более 1 га на 24 км Рублево-Успенского шоссе в элитном поселке «Коттон Вэй» на Николиной горе. Там же располагаются два дома общей площадью 550 кв. м и стоимостью в пределах 20 млн. долларов. Еще один дом стоимостью в 2 млн. долларов приобретен депутатом в 2009 году в районе «Горки-10». Полученная в ноябре 2010 года в наследство квартира в жилом доме весьма потрепанного вида и проданная Звагельским в феврале 2011-го оказалась не учтена в декларации о доходах ни в виде актуальной недвижимости, ни в виде дохода от продажи ее.

Звагельский так любит кататься по всему миру, что удивительно, когда он успевает бывать в Госдуме. Практически каждую неделю он покидает Россию на два-три дня. Иногда проводит за границей и больше времени. Излюбленные места в порядке убывания: Испания, Италия, Швейцария, Германия, Франция, Австрия, Бельгия, Индия, США, Сингапур, Венгрия, Сербия. Частыми его спутниками в этих деловых поездках оказываются: разумеется, Андрей Воробьев; Михаил Зельманович Брейтман, бизнесмен. Совладелец ООО «ДМС», Валуйское Открытое акционерное общество «Молоко»; Александр Борисович Майоров, партнер Звагельского по бизнесу, совладелец «Артель «Ять»;

Виктор Семенович Абрамов, функционер «Единой России» и депутат Госдумы; Борис Борисович Александров, функционер «Единой России» и деловой партнер Виктора Абрамова.

Наконец, юная неафишируемая спутница жизни Анна Сергеевна Козлова, 1985 года рождения из подмосковного Лыткарино. Она сопровождает Звагельского в самые разные поездки без какой-либо системы. По архивным данным, девушка нигде не работает, хотя и окончила в 2007 году Московскую финансово-юридическую академию. Зато щедрость «папика» позволяет ей оплачивать приобретение весьма неплохих иномарок.

Как видим, «водочный король» и депутат Госдумы Звагельский, действуя в одной упряжке со своим напарником Игорем Чуяном, добился весьма впечатляющего итога всех своих жизненных начинаний. Особенно показательны в этом смысле его связи в политической и управленческой элите страны. Спрут «клуба друзей Путина», опутавший Россию, позволяет отдельным своим щупальцам жить на весьма широкую ногу. Но как бы эти щупальца ни были скользки и изворотливы, выплывающая наружу правда в условиях политических и социальных перемен неизбежно приведет их к отсечению и забвению. Это лишь вопрос времени.